Офтоп


Сергей Крапивин,

Сегодня многие участники банковских интернет-форумов обсуждают "проблему 19 декабря 2014 года" и попутно интересуются обстоятельствами денежных обвалов в недавнем историческом прошлом. По этой причине хотел бы кое-что рассказать о событиях в БССР в январе 1991 года в дни так называемой павловской реформы.

Министр финансов СССР Валентин Павлов. Фото: РИА "Новости".

В ту пору я работал обозревателем "Народной газеты" (главный редактор Иосиф Середич) и освещал деятельность силовых ведомств. Конечно же, ничего не знал о готовящейся на 22 января совместной операции КГБ и МВД по тотальному отслеживанию ситуаций вокруг сейфов и касс с денежной наличностью. Однако уже через сутки журналисту дали возможность ознакомиться с первыми оперативными сводками.

Кратко напомню, что именно тогда происходило. Президент СССР Михаил Горбачев 22 января 1991 года подписал указ об изъятии из обращения и обмене 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года.

50 рублей 1961 г.

50 рублей 1991 г.

Обмен изымаемых купюр сопровождался существенными ограничениями: не более одной тысячи рублей на человека (возможность обмена остальных купюр рассматривалась в специальных комиссиях до конца марта 1991 г.); сжатые сроки обмена – всего три дня: с 23 по 25 января. Предусматривалось, что 50- и 100-рублевые купюры образца 1961 года обмениваются на более мелкие купюры образца того же 1961 года, а также – на купюры 50 и 100 рублей образца 1991 года.

100 рублей 1961 г.

100 рублей 1991 г.

О подписании указа и о его содержании Центральное телевидение начало сообщать в 21 час по московскому времени 22 января 1991 года. На тот момент практически все финансовые учреждения и магазины в стране были уже закрыты.

Диктор Центрального телевидения Гостелерадио СССР Анна Шатилова

Массу "скверных" купюр можно было сбросить (разменять) лишь за оставшуюся до наступления полуночи пару часов. В народе появятся легенды о "кооператорах", которые в тот драматический вечер пересаживались с одного таксомотора на другой и швыряли не знавшим про указ водителям старые купюры. Реальным же было отправить крупный денежный перевод с почтамта, работавшего до 24 часов, или купить авиабилет до Владивостока, а назавтра сдать его.

А в общем "кто не успел – тот опоздал". Как и в примере с введением 19 декабря 2014 года 30-процентного налога на валютный обмен…

Неверным было бы думать, что в январе 1991 года более всех противодействовали павловской реформе зловредные "кооператоры". У них уже были безналичные схемы. А вот многие классические служители советской финансово-торговой системы неумно складировали для личных целей инфляционную наличность. И поэтому в "день икс" им пришлось так же неумно изворачиваться.

Бег в мешках – было такое очень смешное развлечение-эстафета в советских домах отдыха. В конце января 1991 года я подумал, что будет очень остроумным назвать экономическое обозрение на страницах "Народной газеты" вот так: "Бег в мешках с деньгами". И добавил подзаголовок: "Нерадужные результаты этой гонки фиксируют Госбанк республики, Комитет госбезопасности и МВД БССР".

Привожу текст газетной публикации, в котором за давностью лет опущены имена реальных людей.

Выстрел стартового пистолета прозвучал 22 января с.г. в 21 час 02 минуты, когда диктору программы "Время" Анне Шатиловой удалось с третьей попытки включить микрофон и она начала зачитывать Указ Президента СССР об изъятии из обращения 50- и 100-рублевых купюр.
В забеге, который проходил под девизом "Время – деньги", участвовали кассиры и иные материально ответственные работники. А в роли арбитров на финише повсеместно в республике выступили (как и предусматривалось положением о соревнованиях, то есть президентским указом) сотрудники Комитета госбезопасности и органов МВД.

Абсолютный рекорд БССР в забеге между креслом у домашнего телевизора и казенным сейфом принадлежит спринтерам бухгалтерии Центра научно-технической информации города Бреста. Касса была вскрыта уже в 21 час 20 минут! При лимите кассового остатка, установленного для бухгалтерии в размере 15 рублей, наутро там оказалось 750 рублей крупными купюрами.
По скорости это достижение повторил магазин № 7 Слуцкого райпищеторга, но у него худшее соотношение лимита кассового остатка и фактической суммы: 1300 и 2750 рублей.

Серебряным призером у спринтеров стал магазин № 24 в Пинске: соответственно 21 час 30 минут, 3500 и 8700 рублей.

Бронза - у могилевского магазина "Горизонт": 21.47; 800 и 4000.

Ранним утром 23 января, когда уже изрядно намерзлись судьи на финише, показалась плотная группа стайеров. Заслуживает внимания достижение в Новогрудке. Старший кассир райотделения Агропромбанка вскрыла инкассационную сумку в 6.30 и по-чемпионски уверенно заменила 40 тысяч рублей. Называем последующую шестерку лучших, для краткости указывая лишь время вскрытия кассы:
6 часов 37 минут – магазин № 64 Витебского горпищеторга № 2,
6.39 – касса Лунинецкого городского потребительского общества,
6.44 – бухгалтерия Могилевской мебельной фабрики,
7.09 – магазин № 24 ОРСа Минского отделения Белорусской железной дороги,
7.13 – касса Борисовского завода гидроусилителей,
7.15 – касса автокомбината № 2 города Пинска.

Какова плотность результатов!

А несколько десятков касс Сбербанка БССР состязались в сюрплясе – велоспортовском максимально долгом удержании на месте. Тут счет был особый – кто в результате "удержания" вечера 22 января наиболее приблизится к временной отметке 00 часов 00 минут 23 января. (Заметим сразу, что самым поздним временем закрытия называемых касс значится 21 час.)

Итак, в числе последних ударную вахту оставили касса № 084 Бреста – 23 часа 15 минут, касса № 7459/0181 Минска – 23.36, касса № 095 Бреста – 23.53. И за грань, как пишут писатели-фантасты, Неведомого – в антивремя – ушли минские кассы №№ 8006/0207 и 8388/0275. Они работали и после того, как грянули 00.00 23 января!

Когда рассвело, легконогих бегунов сменила более обстоятельная публика – тяжелоатлеты. В этом виде спорта, как известно, первейшее дело – техника. Она и была показана, причем самая разнообразная. Скажем, бухгалтер гродненского кооператива "Реставратор" заключила фиктивный договор с клиентом, приняв у него 21 тысячу рублей. Аналогично поступали работники страховой фирмы "Аска" в Лиде. Главный бухгалтер грузового автопарка № 4 в Гомеле пыталась обменять 16050 рублей, распределяя их среди работников предприятия, не имевших накоплений. Обменивали дензнаки и через подставных лиц, включая последних в списки работников (гродненские кооперативы "Аризон", "Эврика", "Садко", магазин станции Верейцы в Могилевской области и др.).

Но рекорд принадлежит тяжелоатлетам столичного МК-Банка. Они применили простой, но эффективный прием "взятия на грудь". И взяли: при штате 36 человек обменяли своим сотрудникам более 200 тысяч рублей. Зафиксированы персональные достижения: А.С.Т-ин – 46000 рублей, Н.В.К-ий – 35850.

О главном, касающемся государственных, кооперативных и иных организаций. По банковским расчетам сумма их кассового остатка в обмениваемых купюрах должна была составить 70 миллионов рублей. А реально сдано 179 миллионов. "Приросшие" 109 миллионов – купюры 50- и 100-рублевого достоинства.

Так у кого же находится ключ от общественного сейфа республики?..

Население сдало для обмена 901 миллион. Из них расчетный 301 миллион – среднемесячная зарплата, пенсия и т.п., а 600 – хранившиеся в чулках. Однако же расчетный чулок БССР составляет 1 миллиард рублей. Следовательно, к обмену предъявлено 60 процентов таких дензнаков. Много это или мало?

Данные Белорусского республиканского банка Госбанка СССР свидетельствуют, что в период реформы 1961 года население предъявило к обмену лишь 30 процентов накопленных денег. Остальные либо были вывезены за пределы республики, либо остались непредъявленными.
Кстати, и сейчас полученная органами госбезопасности информация свидетельствует, что дельцам теневой экономики удалось реализовать часть денежной массы через другие регионы СССР.

Центр тяжести работы теперь перенесен на депутатские комиссии при исполкомах Советов. Им предстоит решать судьбу "лишних" денег, которые в соответствии с постановлением Кабинета министров автоматически зачислялись на всем известный счет 904.
Соответственно поменялась и тактика теневиков. На смену "атлетам" приходят "шахматисты". Путем многоходовых комбинаций они пытаются отомкнуть счет 904, ищут подходы к членам комиссий, работникам банковских учреждений. В связи с этим "Народная газета" уполномочена заявить, что правоохранительные органы не дремлют.
Многие из нас, журналистов, тогда верили в "социализм с человеческим лицом" и с комсомольским задором бросались в фельетонные разборки с "отдельными нарушителями советского финансового законодательства". Неумно?..

Один из руководителей исчезнувшего в том же 1991 году МК-Банка (название банка и имя сотрудника изменены) обвинил редакцию в том, что она привлекла внимание бандитов к его личности… Ответила газета открытым письмом "Мы в восхищении!":

Уважаемый Алексей Сергеевич!

Судя по полученному редакцией письму, Вас, директора службы маркетинга МК-Банка, глубоко, вплоть до угроз подать в суд, возмутила публикация обозревателя Сергея Крапивина, посвященная некоторым итогам обмена в республике 50- и 100-рублевых купюр. В частности – тот короткий абзац, где операция обмена личных денег сотрудниками МК-Банка сравнивалась с тяжелоатлетическим приемом "взятие на грудь". И что, как сказано в публикации, "зафиксированы персональные достижения: А.С.Т-ин – 46000 рублей…".

За сравнение Вас с тяжелоатлетом мы, Алексей Сергеевич, глубоко каемся и приносим свои официальные извинения. В качестве компенсационной меры именуем борзописцем обозревателя Крапивина. Хотя нигде в публикации и не было сказано, что Вы совершили правонарушение, но на всякий случай провозглашаем перед общественностью, что А.С.Т-ин – не уголовный преступник, что указанные личные 46 тысяч рублей в крупных купюрах он добыл, отнюдь не зарубив старуху-процентщицу, не занимаясь рэкетом на Комаровском рынке и не обвешивая сироток в детских домах. Также по Вашему требованию ставим преступный элемент в известность, что такие деньги Алексей Сергеевич дома или на руках не держит.

"На каком основании он (журналист. – Ред.) указывает мою фамилию?" – спрашиваете Вы, товарищ директор службы банка. Ответить на этот вопрос можно однозначно: на основании естественного интереса газеты и ее читателей ко всяким неординарным, поражающим воображение явлениям. А то, что Вас, Алексей Сергеевич, можно отнести к таковым, у редакции не вызывает ни малейшего сомнения.

Вы хотели, чтобы мы объяснили читателям, откуда у банковского служащего взялась в личном пользовании столь крупная сумма и как ее незамедлительно удалось обменять на новые купюры. Объясним. Но тогда уж позвольте расставить в ряде мест восклицательные знаки.
Итак, 22 ноября 1990 года Вы, директор службы маркетинга МК-Банка, имеющий среднемесячный заработок 823 рубля, заключили с собственным же (!) банком договор о займе в личное пользование 50 тысяч (!) рублей сроком на 15 (!) лет с выплатой 0,5 (!) процента годовых. Деньги предназначались, как явствует из текста договора, для обеспечения Вашей индивидуальной трудовой деятельности.

Впечатляюще, Алексей Сергеевич! Уверены: спустись сегодня на землю Иисус Христос и потребуй ссуду на восстановление столярной мастерской своего отчима Иосифа – даже он не получил бы такой суммы на такой срок и с таким смехотворно низким процентом. И поэтому в Вашем письме особенно умиляет трагический пассаж: "Я залез в кабалу на 15 лет". Ну какая же это кабала – при половинке-то процента?.. Третьекласснику ясно, что даже если не пускать эти деньги в деловой оборот, а просто положить в Сбербанк на срочный вклад, то при нынешних его процентах Вы будете иметь 4,5 – 5 тысяч годового дохода.

Для сравнения. В соответствии с Законом СССР "Об индивидуальной трудовой деятельности" гражданам, занимающимся ИТД, учреждениями банков предоставлялись кредиты на приобретение сырья, материалов, инструментов и иного имущества, получаемого в аренду или напрокат, в сумме до 2 тысяч рублей на срок до 12 месяцев. На приобретение иного имущества – в сумме до 3 тысяч на срок до 24 месяцев. Плата за пользование ссудами устанавливалась в размере 2-3 процентов годовых. Но когда это было! Правительство перед лицом острой товарно-денежной несбалансированности нынче практически прекратило выдачу кредитов под всякого рода нужды. Редкие исключения – инвалидам войны и чернобыльцам-ликвидаторам, которые ранее пользовались беспроцентными ссудами и с которых теперь уже тоже взимается плата.

Но тут Вы, Алексей Сергеевич, выставляете свой аргумент. Документально это выглядит так:
"Выписка из протокола № 7 Совета банка 30 января 1990 г.
…п. 4. Разрешить выдачу потребительского кредита работникам МК-Банка в размере до 50000 рублей в зависимости от качества труда и времени работы с разрешения Правления МК-Банка в целях стимулирования труда, улучшения социально-бытовых условий работающих".
Как восклицали присутствующие на балу у булгаковского Воланда: "Мы в восхищении!". Деятельность МК-Банка зарегистрирована только в апреле 1989 года, но уже за такой короткий срок его служащие заработали право на "стимулирование труда". То есть, получили неограниченную возможность удовлетворения потребности в наличных деньгах.

А что делать: свой устав – Устав коммерческого банка. И поэтому как общий мощный аккорд – протокол № 17 заседания комиссии по обмену дензнаков при Фрунзенском райисполкоме. "Слушали: заявления 22 работников коммерческого банка МК-Банк на сдачу денежных знаков на сумму 193 тысячи 500 рублей. Решили: произвести обмен". Это ж по скольку сдано на "простимулированного" брата?
Алексей Сергеевич! Мы не будем задавать лично Вам глупые дилетантские вопросы. Типа: какой "нормальный" банкир может допустить, чтобы в течение трех месяцев деньги не были пущены в оборот? А ведь, получив в ноябре 50 тысяч рублей, Вы в феврале их же и сдали за вычетом каких-то четырех тысяч… Позволим себе просто некоторые общие суждения.

В нашей квазисоциалистической системе Вы и другие, как нам кажется, отыскали себе великолепную нишу. На вас замечательно работает скоропалительно принятый Закон БССР "О банках и банковской деятельности". В частности – его статья 12, где сказано, что коммерческие банки самостоятельно определяют уровень процентных ставок, порядок использования денежных средств.

В результате у неважной системы вы отбираете только хорошее, выгодное вам, отчего, полагаем, система в целом еще более "хужеет". И яснее ясного, что ваше благополучие на фоне всеобщего развала обеспечено чьим-то конкретным трудом. Кому война, а кому мать родна. Кстати, в условиях реальной капиталистической экономики нормально функционирующий банк никогда не позволил бы своим служащим подобных штук. Не прошло бы!

В общем, как сказал великий сатирик Аркадий Райкин: "Ребята, я рад за вас. Вы хорошо устроились".
Вот такие драмы разыгрывались в Беларуси двадцать четыре года назад. "Быў час, быў век, была эпоха". А ведь лихие девяностые еще только начинались!

Народонаселение, работники финансовой сферы, правительство… Кто и в какую сторону развился за прошедшие четверть века?
Нужные услуги в нужный момент
-40%
-30%
-25%
-20%
-40%
-20%
-20%
-10%
0058043