109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  3. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  6. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  7. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  8. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  9. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  10. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  11. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  12. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  13. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  14. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  15. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  16. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  17. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  18. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  19. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  20. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  21. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  22. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  23. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  24. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  25. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  26. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  27. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  28. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  29. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  30. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
реклама


Фото с сайта: mvd.gov.by
Фото с сайта: mvd.gov.by
На сайтах и в сообществах, посвященных суррогатному материнству, хватает объявлений от белорусок, которые готовы помочь бездетной паре завести долгожданного ребенка. Отличаются они только размерами оплаты и условиями, которые ставят девушки: кто-то хочет, чтобы ей купили четырехкомнатную квартиру в Витебске, а кому-то достаточно и 10-15 тысяч долларов.

Регина, 21 лет, Минск. Замужем, имеет маленького ребенка

"Мы с мужем решили, что если есть такие люди, которые не могут завести ребенка, то почему не помочь им и не поправить свое материальное положение? Муж не против. Я готова. Мы читали в интернете много по этой теме.

Заработать я планирую по минимуму. Мы смотрели в интернете, там цена обычно начинается от 15 тысяч долларов. Меня бы такая сумма удовлетворила. Даже, если бы у биологических родителей было бы меньше, например, 10 тысяч, то я бы все равно согласилась бы им помочь.
Если получится, деньги пойдут не на что-то конкретное, а так, немножко сюда, немножко туда. Сейчас ремонт делаем, плюс свой маленький ребенок — на него деньги всегда нужны. Ни на квартиру, ни на машину мы не собираем. Нам с мужем, в принципе, хватает того, что мы зарабатываем. Хочется помочь людям. Ну а если это оплачивается, то почему нет?

Хочется, конечно, чтобы биологические родители были из Беларуси, а не россияне или европейцы. Я считаю, что здесь за этим всем лучше следят. Ведь не хочется, чтобы ребенок попал в плохие руки.

Если я все же стану суррогатной матерью, то об этом будем знать только мы с мужем. Говорить никому не собираемся. Если что — скажем, что на какое-то время едем в гости или отдохнуть. Вариантов много. Тем более, когда я была беременна моим ребенком, то живот был небольшой, даже на работе до 8 месяца ничего не знали. Короче, что-то придумаем. Но, если и кто-то узнает, то это не страшно. Мы уже не маленькие, сами можем решать.

С мамой я обсуждала этот вопрос. Не говорила конкретно, что я собираюсь, а выясняла ее отношение в целом. Так она и не очень поддерживает такое материнство, с одной стороны, а с другой — взрослые люди сами могут решать, как им жить.
Я знаю, что церковь не поддерживает суррогатное материнство. Но я не считаю, что это грех. Я верующая, но не настолько. Я же не выбрасываю ребенка в мусорку, а отдаю людям, которые давно его хотят и ждут".

Ольга (имя изменено), 19 лет, Гродно. Замужем, имеет маленького ребенка

"Я живу с мужем, отдельно от родителей. Муж все знает, конечно. Решали вместе. Хотим и помочь людям и заработать немножко. В отношении суммы — пока не думали, как и о том, на что деньги пойдут. Посмотрим. У меня же маленький ребёнок, его же тоже надо растить. А я не работаю нигде, я не учусь, ухаживаю за ребенком. Родителям своим о своем намерении я сказала. Они, в принципе, не против".

Вика, 22 года, Витебск. Не замужем, детей нет.

"Я живу с родителями. О своем намерении стать суррогатной матерью я им не говорила, и не буду. Если что - они не узнают. Уеду на некоторое время, найду район, где они не бывают, или перееду в другой город. Потом матери, может, и скажу. Но отцу - точно нет. С друзьями я бы тоже некоторое время не виделась. Не сказала им ничего. С работы бы уволилась.

О суррогатном материнстве я читала. Послеродовой депрессии и материнского своего инстинкта не боюсь. Мне кажется, что справлюсь.
Сколько заработаю — не знаю. Но за 5 тысяч долларов я бы не согласилась. Чем больше, тем лучше. Деньги нужны на квартиру. Хочется хотя бы однушку купить".

Наталья (имя изменено), 28 лет, Несвиж. Замужем, есть ребенок.

"Конечно, мы обсуждали такой шаг с мужем. Он был согласен, поддерживал меня. Раньше мы жили с родителями, хотелось иметь собственное жилье. Деньги должны были пойти на дом.

Мы даже вели переговоры с белорусской парой. Озвучивались суммы в 8-10 тысяч долларов. При этом, мы могли бы взять и меньше, если бы были уверены, что биологическая семья — нормальные, хорошие люди. Но выяснилось, что суррогатной матерью я быть уже не могу, потому что мне делали кесарево. Я также была донором яйцеклетки, ездила в московскую клинику. Так там предлагали очень большие деньги, и можно было бы забеременеть, несмотря на то кесарево, но это большой риск для моего здоровья. И я отказалась.

Привыкнуть к ребенку я не боялась. Я сразу настраивала себя, что он будет не мой. Друзьям и родственникам планировала рассказать. Я не считаю, что суррогатное материнство — это преступление. Мои родители сначала были категорически против, даже когда я шла на донорство яйцеклетки. Но я сделала так, как считала правильным.

Я в Бога верю. Знаю, что церковь не очень поддерживает суррогатное материнство, но почему? Почему, например, мне таким образом не помочь людям? Церковь же должна быть за семью".
-8%
-5%
-40%
-15%
-30%
-38%
-50%
-17%