Эксклюзив


/ Фото: Евгений Ерчак,

"Государство, видимо, хочет истребить нас как класс", – утверждают белорусские предприниматели. Они уже неделю стоят без работы. Окончательно на грань выживания ИП поставили обязательные сертификаты качества на товар. Оформить документы или невозможно дорого, или невозможно в принципе: московские оптовики предлагают выписать лишь липовые справки. Но этим слезам ипэшников верят не все. Некоторые эксперты рынка открыто заявляют, что базарное время прошло: хватит жаловаться – нужно перестраиваться и работать по-новому. Один из советов: при необходимости объединиться, открыть франшизу и без проблем торговать брендовой одеждой.
 
Сергей Мохарт так и сделал. В декабре прошлого года в одном из торговых центров Минска он открыл магазин LiberaVita. Владельцы малоизвестной торговой марки обещали, что все инвестиции окупятся за полгода. Но сам бизнесмен менее оптимистичен в прогнозах.

Месяц еще поработаю, посмотрю, что получится по итогам марта. Если продаж не будет, то, возможно, придется все сворачивать, честно признается Сергей.
 
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Сергей Мохарт

До декабря прошлого года с торговлей мужчина был связан только как покупатель: тратил деньги, которые зарабатывал от своего небольшого строительного бизнеса. Магазин одежды задумывался как подарок супруге.
 
Жена сейчас в декрете. Раньше работала продавцом. Поэтому я решил открыть магазин, чтобы ей было чем заниматься после отпуска по уходу за ребенком, объясняет мотивы своих вложений в новый бизнес Сергей Мохарт. – Хотелось какую-то брендовую одежду продавать. Посоветовались, решили сделать франшизу.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
Путь от самой идеи до ее воплощения занял несколько месяцев. Сергей вместе с женой нашел в интернете несколько потенциальных партнеров. Потом съездил в Москву, чтобы посмотреть, как вещи выглядят не только на картинках, но и вживую.
 
Так супруги Мохарт остановились на торговой марке LiberaVita. Одежда с названием на итальянский манер, как и многие мировые бренды, отшивается в Китае и России.
 
– Качество понравилось, и сами модели на вид были нормальными. Потом мы долго общались с их менеджерами. Можно было все сделать и быстрее, но из-за других дел я никак не мог найти на это времени, – рассказывает владелец магазина.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Россияне предоставили дизайн-проект павильона, помогли подобрать оборудование. У владельцев бренда еще есть определенные требования к продавцам и работе с клиентами. Но, по словам Сергея, эти стандарты довольно простые.

– Сложнее уже мотивировать продавцов хорошо работать. Зарплаты небольшие – около трех миллионов плюс процент. Но в нынешней ситуации больше платить я не могу, – раскрывает некоторые финансовые моменты бизнесмен. – Я как-то зашел к себе в магазин: покупатели ходят, а консультант никому не помогает, а просто стоит возле кассы. Пришлось с ней расстаться.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
Некоторые владельцы брендов просят за использование своего имени дополнительные взносы и процент от выручки. Право повесить над своим магазином вывеску известной марки может стоить несколько тысяч долларов. Мало раскрученные компании ведут себя скромнее. Например, Сергей за свою франшизу не заплатил ни копейки.
 
– Мы еще смотрели на то, чтобы не было обязательных требований к объему закупки товара и торговым площадям. Например, та же Terranova у нас тоже работает по франшизе. Там дешевая одежда, она неплохо продается. Но такой магазин открыть сложно, потому что есть требования к размерам зала. Здесь уже вопрос в том, потянешь ли ты аренду большого помещения.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
Основные первоначальные вложения – это аренда, ремонт павильона, оборудование и закупка первой партии товара. Владельцы бренда оценивают стартовые инвестиции своих партнеров в бизнес в сумму от 15 до 40 тысяч долларов. Точную цифру своих расходов Сергей не раскрывает. Говорит только, что это были десятки тысяч долларов.
 
– Схема работы у меня, по сути, такая же, как и у ипэшников. Только они едут закупаться на условный Черкизовский рынок, а мы к своему поставщику. У меня открыт ЧУП, поэтому я плачу не фиксированный налог, а 6% от оборота, – говорит Сергей. – Проблем с документами у нас нет. Мы сразу договорились с фирмой о сертификатах качества, и они без проблем согласились все подготовить. Больших сложностей в оформлении франшизы я не заметил.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
Все проблемы у Сергея начались уже после открытия магазина. Оно произошло, наверное, в самое неподходящее время: 20 декабря, на следующий день после введения налога на покупку валюты – первого предвестника официальной девальвации.
 
– У нашего центра хорошая проходимость. Может, если бы не кризис, все нормально было бы. Но общая ситуация в стране все подкосила, – анализирует ситуацию с бизнесом Сергей. – Зарплаты упали, премии всем обрезали – народу перестали платить деньги. Людям не за что на рынок ходить: им бы сейчас поесть купить, а не новую одежду. У меня есть знакомый, который неплохо зарабатывал. Но даже он говорит, что за 70 долларов покупать джинсы сегодня не готов.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
Ценник на одежду в магазине Сергея – чуть выше среднего. В самый базарный день по кассе прошло 7 покупок. Это максимум. Иногда за смену не получается сделать ни одной продажи.
 
– В чем дело: или в том, что бренд не раскручен, или в том, что у меня рядом работают три больших магазина с дешевой турецкой одеждой, которые отжимают все, – мне сложно сказать. Но сейчас покупатели чаще смотрят на цену, а не на состав, качество товара и сертификаты. Обычная ситуация, когда человек приходит, меряет у меня джинсы, смотрит на цену в 900 тысяч и потом уходит туда, где дешевле…

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
Сергей подсчитал, что для выхода в ноль его дневная выручка должна быть не меньше пяти миллионов. Пока такого не получалось ни разу. Чтобы покрыть аренду в 4,5 тысячи евро в месяц и рассчитаться с продавцами, начинающему франчайзи приходится доставать деньги из других источников.
 
– Мы уже вещи поперевешивали, чтобы казалось визуально, что коллекция поменялась. Но пока это не помогает привлечь новых клиентов, – признается Сергей.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

У поставщика рекомендуемая цена - увеличивать закупочную стоимость в два раза. Но Сергей говорит, что такой прибыли сегодня не может себе позволить.

У меня тогда штаны получатся по полтора миллиона. Максимум, что мы добавляем сверху, – это 70%, и то на отдельные позиции. Вообще сейчас мы устроили тотальную распродажу: много товара продаем практически по себестоимости, чтобы оборот какой-то пошел, чтобы были деньги на дальнейшую закупку товара.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
В ближайшее время Сергей собирается обновить коллекцию. Говорит, будет больше женского. Если модели весна-лето-2015 по-прежнему не будут продаваться, то его бизнесу может прийти конец. Он, конечно, надеется на лучшее, но признается, что пока не видит предпосылок для того, чтобы ситуация стабилизировалась.
 
– Мы уже и не рады, что пришли в торговлю, потому что пребываем в большом минусе. Даже моя жена говорит, что зря мы влезли во все это, – говорит Сергей. – На данный момент я не знаю, на сколько меня еще хватит. Но при нынешней ситуации инвестиции никогда не отобьются. Обидно терять честно заработанное. За вложенные в магазин деньги я мог пару лет лежать дома и вообще ничего не делать.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Нужные услуги в нужный момент
-35%
-20%
-50%
-30%
-10%
-10%
-20%
-10%