Эксклюзив


/ /

Не все минчане знают, что каждый будний день неподалеку от проходной Минского автозавода вырастает небольшой стихийный рынок. Там продают всякую нужную и ненужную мелочь: от носков и трусов до почти золотых цепочек и очков. Здесь и женские сумки, и корзиночки, и кофе с печеньем.

Рабочие, которые идут на смену, частенько здесь затариваются. Практически на ходу. Но на самом деле рынок существует уже много лет. FINANCE.TUT.BY посмотрел, как идет ранняя торговля, и попытался снова понять, что заставляет продавцов заниматься этим "бизнесом".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

"Духи как Armand Basi. Очень стойкие…"

На работу "мазовцы" идут по улице с говорящим названием — Трудовая. Но липовую аллею, при входе на которую разношерстная толпа замедляется, впору переименовать в Торговую или Рыночную — первые продавцы раскладывают свой товар еще до 6 утра. Ведь в 7.00 на заводе начнется новая смена и покупателей уже не будет.

— Почем воды туалетные? — интересуется женщина лет сорока в пестром сарафане, наклоняясь к неудобному "прилавку" из клеенки на асфальте. В руках у нее дамская сумка, но судя по тому, как она перекладывает ее из руки в руку, довольно тяжелая.

— 85. Это украинско-английское предприятие. Они очень стойкие. Это как Armand Basi, а это… — продавец быстро озвучила несколько непонятных мне названий.

Живая реклама работает, к продавщице тут же подбежали еще несколько тружениц МАЗа. Они хоть и спешат на работу, перед соблазном прикупить новый аромат устоять не могут: "А вот те в какую цену?", "А покажите и нам" — женщины толпятся друг за другом.

Опытный продавец успевает каждой покупательнице что-то посоветовать, подсказать и даже заметить незваных гостей.

— Не, у него профессиональный фотоаппарат, — через секунду вздохнула она с облегчением, наклонившись к подошедшей коллеге, когда увидела нас с фотографом, — ей все равно откуда мы, главное, чтоб не из милиции.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Переходя от одного "прилавка" к другому, интересуюсь есть ли смысл и выгода в такой торговле.

— Стоим, потому что денег нет, — признается одна женщина. Она выглядит еще молодо, но, как оказалось, уже на пенсии. "Челночницу" в ней выдает только спортивный костюм.

— Да и люди довольны: всем очень удобно. И дешевле здесь, — поддакивает ее соседка.

— Да, вот смотрите, — одна из торговок показывает на детский комплект для девочки 1−3 лет. — 90 рублей (имеется в виду тысяч рублей. — Прим. FINANCE.TUT.BY). А в магазине 120 минимум будет.

"Думаете, нам очень нравится вставать в 4 утра, чтобы сюда успеть?"

Честно говоря, я уже и сам заинтересовался выгодным предложением — думал дочке прикупить, но побоялся не угадать с размером. А вот одна из сотрудниц МАЗа, женщина около 50, оказалась более смелой и быстро выбрала детский костюмчик.

— Товар в основном берем на оптовых рынках в Москве, в Хмельницком, — рассказывает подробности продавец.

— Не боитесь в Украину ездить?

— А что делать? Кто не рискует, тот не пьёт шампанского, — улыбается "челночница" глазами, сквозь очки. — За нашу зарплату разве можно жить? А цены каждый день растут.

Все торговцы понимают, что находятся здесь на нелегальном положении. Признаются, что милиция "гоняет" часто, но они все равно выходят каждое утро на свою "работу".

—  Стоишь, а руки трясутся, — в этот момент женщина машинально озирается по сторонам.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Такие рынки уже по 25 лет стоят у нас, — присоединяется к разговору еще один продавец. — И не только здесь. Вон возле тракторного толпа торгует. А разве можно выжить? Вот вам дай 2,5 миллиона пенсии — вы выживете? — задает она мне вопрос. Но ответить на него я не успеваю — эстафету перехватывает ее соседка по прилавку:

— Я вообще 1 миллион 900 тысяч получаю, — видно, что хочет поделиться тем, что давно накипело, продавщица детских костюмчиков. — У меня квартира — 400 тысяч в месяц. 300 тысяч — кредит, на приватизацию брала. Каждую неделю 100 тысяч на лекарства уходят… Стоишь тут под страхом смерти.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— А это костюмчики? — заинтересовалась детскими комплектами еще одна из спешащих на работу женщин.

— Да. Берите, хорошие костюмы, — подтверждает продавец и снова продолжает разговор со мной. — А потом приходят такие, которые нам в сыновья да во внуки годятся и говорят: "Валите отсюда…" А как нам выжить? Миллион уходит сразу на все платежи. А на 900 тысяч — как хочешь, так и живи. Кого это волнует? Вот вам и стаж 25 лет…

— Хочу сказать, что никто от этого не застрахован. Вы думаете, нам очень приятно вставать в четыре утра, чтобы успеть сюда? Просто утром милиция нас почти не трогает, — добавляет еще одна продавщица.

— А почем носочки, — спрашивает одна из покупательниц.

— Вот эти по 8 тысяч. Забирайте две пары за 15, — продавец идет на легкий маркетинговый ход. — И качество хорошее.

Молодая девушка быстро расплачивается и уходит явно довольная выгодной покупкой. Нужно сказать, что основные покупатели на утреннем рынке — женщины, мужчины проходят мимо, особо не задерживаясь возле импровизированных витрин.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Как выясняется, многие женщины годами стоят здесь и торгуют. Летом и зимой, весной и осенью. Не выходят только в сильный мороз.

— Уже двадцать лет здесь. Работала раньше в торговле, но очень сильно заболела. А пенсия у меня еще советская, поэтому такая маленькая. Долгое время у предпринимателя пахала, а он не платил в фонд соцзащиты. И больше мне ничего не начислили, — рассказывая, женщина даже как-то стесняется того, о чем говорит, старается не смотреть в глаза.

— А дети у вас есть?

— Да, есть. В Киеве живет сын. Я была у него год назад. Мне понравилось. Там спокойно. Тем более что они на окраине живут.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

"Зарплаты на заводе снизились, стоять уже не так выгодно"

На часах уже без двадцати минут семь, и толпа идущих на работу увеличивается. Правда, уже почти ничего не покупают — скоро начало смены.

— Много людей здесь проходит, — замечаю я.

— Раньше больше было. Еще хорошо, что хотя бы пятидневку вернули. Но есть те, кто работает вообще раз в неделю. За 20 лет тут уже половину завода знаешь. Проходят, здороваются. Они довольны: не надо никуда ехать.

Но, по словам продавцов, покупать стали меньше: зарплаты, конечно, снизились из-за сокращенной рабочей недели. Собеседница говорит, что стоять здесь стало не очень выгодно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Хватает только на магазин. Какая может быть прибыль? Взял товара на 500 тысяч — и будешь его неделю продавать. И вот представьте: даже если по 50−100 тысяч в день зарабатывать, то копейки получаются. Когда работала на заводе, мечтала быстрей стаж получить и уйти куда-нибудь, где легче будет. Пошла в торговлю. А толку? Там день прибыль, а день — убыток. И постоянно удерживали что-нибудь. Особенно на фруктах. Где усушка, где утруска, где бананы с ножек отвалятся. В бакалее то же самое: то не положили, то не доложили. Если не проверишь, не перевесишь, обязательно кто-нибудь украдет: или грузчик, или даже сами хозяева. А с продавца потом взыщут.

— Без десяти семь. Пора идти. Торговли уже не будет, — переминается с ноги на ногу женщина в толстовке.

Почти все торговцы уже собираются уходить, укладывают товар в большие сумки, чтобы завтра снова вернуться ранним утром на бойкое место.

Напомним, что минские власти уже не раз пытались искоренить стихийные рынки. В 2009 году и. о. председателя Мингорисполкома Николай Ладутько поручал разобраться с торговцами-нелегалами. Несанкционированная торговля никуда не исчезла — и борьбу ужесточили. Затем уличных продавцов попытались заманить на рынки. А в этом году уже заговорили о возрождении мини-рынков при магазинах и возле выходов из метро.

0058415