108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  2. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  3. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  4. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  5. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  6. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  7. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  8. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  9. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  10. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  11. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  12. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  13. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  14. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  15. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  16. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  17. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  18. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  19. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  20. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  21. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  22. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  23. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  24. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  25. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  26. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  27. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  28. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  29. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  30. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
реклама


/

Вечером на бахче кобринского фермера Олега Довжука тихо. Вокруг — поля, дальше — лес. До ближайшей деревни несколько километров. К участку подходят двое мужчин. Олег Алексеевич выходит им навстречу. «Мы тут собаку потеряли. Не видели?» — немного растерянно интересуется один из них. Получив отрицательный ответ, гости разворачиваются и уходят. «Эти хоть придумали, что спросить. Другие увидят меня и сразу убегают», — сетует фермер, провожая взглядом «разведчиков». В сезон арбузов воры для Олега Алексеевича одна из главных проблем. Поэтому днем он урожай продает, а ночью — стережет.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Что было бы, если бы я не оставался ночью на поле? Ничего, — улыбается фермер и после короткой паузы продолжает: — Ни-че-го. Тут ничего бы уже не было. Я тебе расскажу, как было бы. На первую ночь — ничего. На вторую — тоже. На третью — прознают, что я тут не ночую. На четвертую ночь здесь будет толпа, пойдут машины. И все, урожая не будет».

Олег Алексеевич вряд ли преувеличивает. 13 августа на рынке Кобрина арбузы продавали по 6 тысяч за килограмм. В среднем на поле фермера один зрелый плод весит от 5 до 9 кг. Так, с одного арбуза вор получает от 30-ти до 54 тысяч рублей чистой прибыли. С реализацией проблем нет — раскупают как пирожки.

«Арбуз хорош тем, что его много не стыришь. Это не клубника. Но портят. Придут, 5−6 оторвут, а один заберут. Ну сорви ты один, зачем десять обрывать? Да пришли бы ко мне, сказали: „Дядя Олег, ну дай арбуза“. Ну что мне? Жалко?» — делится соображениями собеседник и добавляет, что зачастую приходится отгонять воров-одиночек, но были случаи, когда к его полю подкатывали и на машине с прицепом.

Забора нет. Собаки тоже. Вокруг арбузного поля лишь самодельные электронные датчики. Как только незваный гость заходит на территорию, срабатывает сигнализация. Пищит громко и противно — мы проверяли.

Как признается фермер, пока этих мер достаточно.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Арбуз перспективный, особенно в теории»

Олег Алексеевич фермером стал в 2002 году — взял 15 га земли в пожизненное наследуемое владение. Первое время выращивал траву под сено, а затем ушел в зерновые и кабачки. Примерно шесть лет назад посетил семинар по выращиванию арбузов и загорелся. Культура перспективная, новая для страны. К счастью, земли фермера оказались вполне приемлемыми.

Кстати, белорусский арбуз от импортного не отличишь: по вкусу такой же сладкий и сочный, разве что размером поменьше будет.

«Арбуз, конечно, перспективный. Особенно в теории. Урожайность с гектара большая, но ты попробуй его еще продать. Да и в сельском хозяйстве от тебя вообще ничего не зависит. Совершенно. Бог даст, будет урожай, а нет — так и семью не на что будет прокормить. Да и Кобринщина очень сложная для выращивания арбуза», — поясняет фермер.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В прошлом году у Олега Алексеевича из-за града погибло примерно 90% урожая — с четырех гектаров осталось только пять тонн арбуза. Потери были серьезные. Из-за этого на текущий год фермер смог высадить только один гектар, а от наемных работников пришлось отказаться. Всю работу делали семьей.

В нынешнем году — новая напасть. Из-за жары начали «стрелять» арбузы, лопаться прямо на грядках.

«За воскресенье и понедельник около двух тонн „стрельнуло“. Это около 12 миллионов убытка. Я обзвонил друзей. Мы за ночь собрали все, что созрело, и увезли».

«Можно и 20 тысяч цену поставить, но кто купит?»

Олег Алексеевич реализует свою продукцию на трех точках в Кобрине, а также два раза в неделю завозит по тонне в Барановичское райпо. Цену на свой товар устанавливает на одну тысячу рублей ниже среднерыночной.

«Можно поставить цену и 20 тысяч за килограмм. Но кто его купит? Да и когда дите идет и просит: „Мам, арбуза хочу“, — а она не может купить — это неправильно», — говорит собеседник.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Такой демпинг вызывает недовольство перекупщиков из России. С ними отношения у фермера натянутые.

«Бывает такое, что они (перекупщики. — Прим. FINANCE.TUT.BY) два дня постоят и плюхают цену. Меня хотят сбить. Но я могу хоть задаром — это мое, я это вырастил. А они у кого-то купили. У них плинтус есть. Было, что я тонну арбузов почти по себестоимости продал, но поставил их на место», — горячо объясняет Олег Алексеевич.

По мнению фермера, после того как Кобринский райисполком возглавил Александр Зозуля, проблемы с реализацией продукции на территории города и района у местных фермеров исчезли. «Всем, чем могут, помогают. Особенно в плане реализации. Никаких вопросов не возникало».

«Зарабатывать на арбузах можно, начиная от трех гектаров»

Помимо розничной продажи, фермер также два раза в неделю возит по тонне арбузов в Барановичское райпо. Оптовая цена — 3600 рублей за килограмм.

За нынешний сезон фермер уже собрал около 10 тонн арбуза. До конца месяца рассчитывает забрать с бахчи еще 5 тонн. Итого — около 15 тонн. Из них около десяти Олег Алексеевич рассчитывает продать райпо по 3600 за килограмм. Оставшиеся пять — отдаст в розницу. Таким образом, по самым оптимистичным подсчетам общий доход составит до 66 миллионов рублей. Хотя сам фермер в такой цифре сомневается — розничная цена на килограмм скоро упадет.

«Это все, что я получу за сезон на арбузах при условии, что продам все, что вырастил. Много? Это без учета моих расходов на семена, солярку, налоги и прочее. Как ни крути, а буржуем я не получаюсь… „Хаммерами“ тут и не пахнет», — смеется фермер.

По мнению фермера, зарабатывать на арбузах можно, начиная от трех гектаров. Однако соразмерно площади растут и издержки.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«На три гектара на прополку нужно где-то четыре наемных работника. За два месяца работы им на зарплату уйдет примерно 50 миллионов рублей. Это в пересчете по сегодняшним ценам на килограмм арбуза около 8,5 тонны урожая. В сезон стабильно продается около 15 тонн сортового арбуза с гектара. С трех гектаров — это 45 тонн выходит. Грубо говоря, почти четвертую часть урожая ты отдашь только наемным рабочим. Плюс ко всему цена на килограмм в начале сезона выше, чем в конце», — объясняет собеседник.

По словам Олега Алексеевича, фермерство — это занятие скорее для души, нежели для прибыли: «Порой думаю, вот если бы не здоровье, то работал бы на обычной работе, получал бы зарплату и забот бы не было. Но уже занялся этим и не могу бросить. Помню как-то незнакомый мужик ко мне подходит, руку жмет и говорит, мол, молодец, что арбузы белорусские выращиваю. Кайф я тогда словил неописуемый».

-50%
-10%
-20%
-5%
-15%
-10%
-70%
-30%
-20%