Эксклюзив


Во времена Союза на столах всех членов Политбюро обязательно должна была стоять бутылочка «Боржоми». Брендом, или как тогда говорили, символом, грузинская минералка стала еще в 1930-х годах. В этом году у бренда 125-летний юбилей. «Ничего от советского там уже не осталось», — иногда говорят скептики сегодня. В чем они правы, а в чем — безнадежно ошибаются?

«Состав „Боржоми“ не менялся с 1890 года, когда начали проводить первые регулярные исследования воды. Таким он остается до сих пор», — уверяет главный гидрогеолог IDS Borjomi Georgia Темур Корошинадзе. О химических компонентах минеральной воды, содержании в ней углекислого газа и прочих научных тонкостях специалист готов говорить часами — ведь на заводе он работает с 1984 года.

Уникальные источники с минеральной водой превратили Боржоми в курортный город.

Минеральная вода «Боржоми» добывается из источников, расположенных на территории Нацпарка Боржоми-Харагули. Сами источники обнаружили более тысячи лет назад. В 1854 году в городе построили первый разливочный завод. За пределы страны воду «вывезла» царская семья Романовых — они выкупили завод и начали продавать минералку в другие города. А регион Боржоми постепенно превращался в грузинский Баден-Баден: сюда приезжали отдыхать и лечиться. А в советское время именно «Боржоми» стала основой для первого «водного» ГОСТа.

«Видели, наверное, если бутылку с „Боржоми“ потрясти, а потом резко открыть, то она сильно рванет вверх? — спрашивает Темур. — Так вот, наша вода ведет себя под землей так же, как вулкан».

Глубина современных скважин — в эксплуатации сейчас 9 штук из имеющихся 22 — от 140 до 1,5 тысячи метров. Для посетителей открыта только одна. Там можно попробовать «новорожденную» минералку — в самом что ни на есть первозданном виде.

Так сейчас выглядит первая скважина, где начали добывать «Боржоми». Здесь можно попробовать только что добытую из-под земли воду.

— Теплая и сероводородом пахнет… — кривимся мы под привычные к такой реакции взгляды сотрудников компании. После нескольких глотков привыкаешь и соглашаешься, что разница между тем, что тебе только что налили в пластиковый стаканчик, и тем, что покупаешь в магазине в бутылке, заключается только лишь в температуре.

Фото: пресс-служба "Боржоми"
Вода, которую только что «вынесло» на поверхность, теплее, чем та, что мы привыкли пить из бутылки.

В Грузии вам каждый местный житель расскажет, в чем уникальность «Боржоми». Это гидрокарбонатно-натриевая вода с комплексом из более чем 60 вулканических минералов. Воду такого типа диетологи рекомендуют пить при употреблении мясных, жирных и острых блюд, а также после приема алкоголя.

Но на самом деле «рождается» вода гораздо глубже (порядка 8 километров) и благодаря своему «взрывному» происхождению подбирается к поверхности без помощи насосов и других приспособлений. По-научному такое поведение воды называется самоизлив: сколько добыли, столько и пришло на смену.

Получается, что вода не может исчезнуть никогда. Однако это не значит, что с источниками можно обращаться как вздумается. Поскольку вода является национальным достоянием Грузии, добывать ее можно лишь по разрешению государства и в утвержденных объемах.

«Мы выиграли тендер и получили лицензию от государства на разработку источников до 2034 года, — рассказывает первый заместитель гендиректора компании IDS Borjomi Georgia Леван Багдавадзе. — Кроме того, компания взяла на себя обязательства наблюдать за скважинами, поддерживать источники в надлежащем состоянии и следить за уровнем воды».

Продажи «Боржоми» приносят каждый десятый рубль в ВВП Грузии. Понятное дело, работать на таком предприятии престижно.

Дилетантское восприятие того, что бизнес на минералке очень простой и незатратный, проходит, когда оказываешься непосредственно на заводе, где «Боржоми» и разливают. Расстояние от скважин до предприятия — около 25 километров.

Фото: пресс-служба "Боржоми"
Мощности этого завода позволяют разливать 1 миллион бутылок минеральной воды в сутки.

«Ни в каких цистернах воду никто никуда не возит, — сразу развенчивает потребительский миф Леван Багдавадзе. — Так говорят те, кто не знаком с химией. В цистернах вода просто окислится, и ее уже не спасешь. Так что „Боржоми“ разливают только в Боржоми». По законодательству Грузии минеральные воды можно разливать и бутилировать только непосредственно на месте их добычи.

Фото: пресс-служба "Боржоми"
Первый замгендиректора компании IDS Borjomi Georgia Леван Багдавадзе уверяет: «Боржоми» может быть как в стекле, так и в пластике.

Попробовали воду мы, конечно, и на заводе: такая же, как и у нас в магазинах. Кстати, стоит сказать, что утверждение о том, что настоящая «Боржоми» только в стекле — не более чем миф. Воду разливают и в стекло, и в пластик. Знак подлинности — это выгравированный на бутылке олень.

Путь от скважин до цеха вода проделывает по трубам под воздействием мощных насосов. В этом году на предприятии прошла серьезная реконструкция, в цехах установили высокотехнологичное оборудование, не имеющее аналогов в Европе. Производство «Боржоми» полностью автоматизировано.

«Мы не используем оборотное стекло, — рассказывает Леван Багдавадзе, когда мы проходим по одному из цехов завода. — То есть все стеклянные бутылки — одноразовые, производим мы их сами. Так дешевле, чем заниматься возвратом тары из-под уже проданной воды, да и подготовка бутылок к повторному использованию довольно затратна».

К тому же вернуть тару не так просто: почти две трети продукции завода уходит на экспорт и в планах только расширение рынков сбыта.

«Боржоми» сейчас поставляют в 40 стран мира. В Беларуси с 2011 года дистрибьюцией занимается компания IDS Borjomi Belarus. Сегодня бренд «Боржоми» входит в ТОП-10 импортных брендов Беларуси с долей более 60% и в ТОП-6 общего «водного» сегмента страны. По объему экспорта Беларусь занимает 5-е место.

После того как вода «приехала» на завод, она отстаивается и охлаждается. Затем ее насыщают природным СО2. Контроль химического состава происходит каждый час, поэтому везде — во всех странах мира — «Боржоми» одинаковая на вкус.

«Поскольку при выходе на поверхность углекислый газ, сохраняющий первозданную чистоту воды и сдерживающий образование осадка минеральных солей, улетучивается, добытая вода может храниться в таком виде не более 2−3 дней», — рассказывает тонкости технологического процесса Темур Корошинадзе.

После этого начинается непосредственный розлив воды в бутылки — стекло или пластик. Кстати, с последним здесь тоже все «чисто»: бутылочки поступают на завод в виде маленьких пробирочек, как они правильно называются, ПЭТ-преформы. А уже потом из них выдувают полноценные бутылки. Ну, а дальше все вполне предсказуемо: разливается вода, на бутылки вешают этикетки, упаковывают в спайки по 6 штук и отправляют покупателям. Кстати, на заводе имеется и собственная железнодорожная ветка.

Фото: пресс-служба "Боржоми"
Бутылки производят на собственном заводе, все они используются только один раз.
 
Фото: пресс-служба "Боржоми"
Сегодня производство знаменитой минералки полностью автоматизировано.
Фото: пресс-служба "Боржоми"
А когда-то всю воду разливали вручную…
Фото: пресс-служба "Боржоми"
… укутывали соломой и развозили покупателям.
Фото: пресс-служба "Боржоми"
Вот из таких ПЭТ-формочек выдувается полноценная пластиковая бутылка.
Фото: пресс-служба "Боржоми"
По закону бутилировать «Боржоми» можно только в местах добычи воды.

Сегодня завод способен производить миллион бутылок в сутки. Для сравнения, например, в 1994 году, когда предприятие переживало непростые времена, завод производил всего-то 5 миллионов бутылок… в год.

Спас знаменитый советский бренд приход частного бизнеса. Новым владельцам — «родителям» современной компании — досталось не только запущенное производство и завод со старым оборудованием, но еще и прежние долги.

«К счастью, сейчас мы с подделками не сталкиваемся, а на белорусском рынке такого и вовсе никогда не было», — говорит Леван. И объясняет, почему «Боржоми» стоит не так дешево, как хотелось бы многим потребителям.

«На самом деле отпускная цена для всех одинаковая, конечная стоимость зависит только от затрат на доставку и логистику. Но нужно учитывать, что мы занимаем нишу премиальных вод и аналогов ей просто нет — не зря в советские времена «Боржоми» называли кавказским «Виши».

Кстати, в Грузии нет никаких поговорок про национальное достояние. Например, наше известное «поздно пить «Боржоми» вызывает легкое непонимание: «Почему поздно? Никогда не поздно принять душ изнутри», — смеется Темур Корошинадзе. Грузины, нужно признать, свою воду пьют почти в таком же количестве, как и вино. Собственно, это пока единственное объяснение того, как местные жители остаются бодрыми после всех этих хинкали, хачапури, пхали, мяса и прочих гастрономических изысков.

Боитесь, что не сможете все попробовать? «А вы запивайте, запивайте!» — советуют грузины перед застольем.
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-30%
-50%
-15%
-10%
-10%
-10%
-15%
-30%
-30%