Эксклюзив


/

Экономику штормит не только в Беларуси. Чтобы узнать, как кризис меняет жизнь обычных людей в других странах мира, корреспондент FINANCE.TUT.BY поговорил с жителями Венесуэлы, Греции и Украины — государств, где тоже есть девальвация, инфляция и прочие макроэкономические напасти. Героями нашего материала во всех странах стали представители так называемого среднего класса: люди с образованием, работой и семьей.

Венесуэла: продукты по паспорту и McDonald’s без картошки фри

Луиз Пенья — 39-летний инженер, работающий в конструкторском бюро. Вместе с женой и тремя детьми он живет в городе Баринас, что на западе Венесуэлы.

— Сейчас цены в стране растут с невероятной скоростью. Например, литр молока в прошлом году стоил 70 боливаров, а сейчас — 500. Цена выросла в 7 раз! Килограмм мяса подорожал с 120 до 700 боливаров, — рассказывает Луиз. — В то же время минимальная зарплата выросла всего на 25%. В магазинах вы не найдете мыла, лекарств и автозапчастей — фабрики приостановили их выпуск, потому что нет сырья. Просто какой-то кошмар.

«Минималка» в Венесуэле сейчас 7500 венесуэльских боливаров. По курсу черного рынка это всего 11 долларов. По официальному государственному курсу для простых граждан — это чуть больше 42 долларов. Инфляция в стране — больше 62%.

Частные супермаркеты открываются несколько раз в неделю на пару часов, а количество товаров в них ограничено: четыре пачки молока в одни руки, одна упаковка стирального порошка или два дезодоранта. В государственных магазинах снабжение получше, но и там особо не разгуляешься. Делать покупки можно только два раза в неделю в соответствии с номером удостоверения личности. У кого заканчиваются на «0» или «1» — по понедельникам, на «2» или «3» — по вторникам, и так далее. По субботам очереди длиннее, потому что покупать могут те, у кого последняя цифра в паспорте от «0» до «4», в воскресенье — от «5» до «9».

Луиз признается, что выжить на одну официальную зарплату очень сложно. Поэтому он, как и многие другие, подыскивал себе еще одну работу, неофициальную.

— У меня довольно хорошая основная работа, но денег, которые я получаю, недостаточно, чтобы содержать мою семью. Поэтому я должен подрабатывать в свободное время. У меня есть ферма, где я выращиваю животных и растения, а потом продаю их своим друзьям и знакомым. Это и есть моя неофициальная работа.

За время кризиса производство машин в Венесуэле сократилось примерно в четыре раза. Луиз говорит, что купить новую машину и бытовую технику в стране сейчас практически невозможно.

— Моя месячная зарплата составляет 28 000 боливаров, а стоимость маленькой машины Ford Fiesta — 3 500 000 боливаров. То есть, чтобы ее купить, мне надо копить более 10 лет, и при этом ни на что другое не тратить, — говорит венесуэлец.

В это сложно поверить, но в Венесуэле сегодня тяжело найти картошку: год выдался неурожайный, а валюты, чтобы завезти импортную, в стране нет. Из-за неурожая в венесуэльских McDonald’s теперь нет картошки фри!

Из-за кризиса Луиз, как и многие венесуэльцы, стал реже пользоваться личным автомобилем. Но не из-за выросших цен на топливо, а потому что найти нужные запчасти, в случае чего, в стране очень тяжело.

— Если вдруг у меня что-то сломается, я не смогу найти автозапчасти, чтобы ее починить. Поэтому я пользуюсь машиной только в самых крайних случаях.

В кризис семья Пенья стала экономить на развлечениях. Единственное, что они могут сегодня себе позволить, — это поход семьей в кино раз в месяц. Думать об отпуске тоже не приходится:

— Я провожу свой отпуск работая. Другими словами, у меня нет отпуска, — говорит Луиз. — До кризиса мы много ездили по стране, посещали интересные места, любили съездить отдохнуть на пляж. Также периодически уезжали за границу: побывали в Испании, Португалии, Ирландии…

Греция: «Стираем у свекрови, потому что нет денег на новую стиралку»

Юлия Воурексаки живет с мужем-греком и тремя детьми (2, 6 и 8 лет) в Афинах. Аренда квартиры в месяц обходится им в 400 евро. Ее муж работает дизайнером компьютерных игр в компании Aventurine SA, сама Юлия — безработная.

— Найти работу в Греции сейчас нереально, особенно если ты иностранка, — говорит девушка. — Пыталась найти хотя бы какую-нибудь подработку — все бесполезно. Поэтому начала работать нелегально. Я частный гид. Сама ищу себе клиентов через интернет, иностранцев, и показываю им Афины. Получаю 10 евро в час.

Доходы семьи Воурексаки во время кризиса сократились больше чем на 60%. Сейчас муж Юлии активно ищет работу за границей, чтобы достойно содержать семью.

— До кризиса бюджет был около 1800 евро в месяц. Зарплата мужа — 1200 евро, плюс 600 евро мы получали за то, что сдавали две маленькие квартирки, которые достались мужу в наследство от отца. Сейчас зарплата мужа — 350 евро. Фирма задолжала ему более 12 000 евро. И 400 евро аренды. Мой заработок нестабильный: иногда может не быть ни одного клиента в месяц. В итоге бюджет сократился до 750 евро.

С таким бюджетом приходится на многом экономить. Как говорит Юлия, они стали покупать меньше сладостей и деликатесов. Перестали закупаться в супермаркете рядом с домом — стали ездить в самый дешевый. Продукты покупают импортные, они оказались дешевле местных.

— Продукты из Германии намного дешевле. Например, литровый пакет молока из Греции стоит 1,18 евро, а немецкий — 0,90 евро.

Стало тяжелее оплачивать коммунальные счета. Юлия рассказывает, что их долг за электричество на сегодня составляет 1800 евро, за воду — 600.

— Мы стали реже ходить в кино. Меньше заказывать еды в ресторанах: берем одно блюдо на двоих. Реже пользуемся доставкой еды — готовим дома, — говорит Юлия. — Отдыхать раньше ездили на греческие курорты, на недельку раз или два в год. Сейчас позволить себе это не можем — сидим дома.

В кризис также пришлось отказаться от покупки бытовой техники и телефонов. Семья не может себе этого позволить, даже если очень в чем-то нуждается.

— Сейчас сломалась стиральная машина. Новую купить не можем: нет свободных 300 евро на руках, поэтому стираем у свекрови. Сломался холодильник — муж привез старенький маленький, но рабочий. Бесплатно у друзей взял. Так и живем. Ноутбук сломался — ремонт 150 евро, новый — 350 евро. Так и живем без ноута. Смартфон упал в воду — новый купить не на что, купили обычный дешевый телефон за 15 евро, чтобы быть просто на связи, и ждем лучших времен.

Греческое правительство в кризис урезало социальные выплаты, а некоторые вообще упразднило. Такая экономия бюджета затронула и семью Юли.

— Пособие по рождению ребенка в размере 990 евро отменили. Еще в 2009 году я это пособие получила, а в 2013 — уже нет. Пенсии сократили — свекровь стала получать меньше. Минимальная зарплата тоже уменьшилась с 870 до 680 евро.

Еще до начала кризиса семья взяла кредит в банке на 5000 евро. Планировали выплатить его за 5 лет: по 105 евро ежемесячно. Сейчас эта сумма стала неподъемной для семьи — они обратились в банк, чтобы платить каждый месяц меньше. Теперь они будут отдавать банку 16 евро ежемесячно в течение ближайших 20 лет.

Украина: «Вторую зиму подряд я с замиранием сердца жду счета за отопление»

Виктория Гнап живет в Киеве со своим 13-летним сыном, работает руководителем отдела обучения и развития медиахолдинга «1+1 Медиа».

— В гривнах моя зарплата растет: если прошлым летом я зарабатывала 26 тысяч гривен, то сегодня — 36 тысяч, — рассказывает Виктория. — Но в долларовом эквиваленте она стала меньше: с 2000 до 1500 долларов.

Такая же ситуация и по всей Украине: пенсии, социальные выплаты и стипендии в гривнах все время незначительно увеличиваются. Одновременно повышаются и цены, так что незащищенные слои населения совершенно не чувствуют этого роста.

— Потому бабушки и дедушки стараются выкручиваться: выходят на рынки с собственно выращенными продуктами. В Киеве даже есть такой флешмоб: «Купи у бабушки». Неважно что, главное — дать возможность им немного подзаработать.

Экономическая ситуация в Украине действительно тяжелая. Например, до Майдана, в ноябре 2013 года, гривна была в три раза дороже: около 8 гривен за доллар. Потребительские цены за этот год выросли почти на 40%. Сильно подорожали продукты питания — на 35%, но больше всего коммунальные услуги и топливо — на 96%.

— Вот уже вторую зиму подряд я с замиранием сердца ожидаю счета за отопление. Если год назад было 600 гривен, то сейчас — 1600, — рассказывает Виктория. — Не уверена, что стала экономить воду, но счетчики установила, чтобы платить только за то, что использовала. Раньше счета за воду выставлялись по количеству прописанных в квартире людей, по какому-то хитрому для меня расчёту, было очень дорого.

А вот потребительская корзина семьи в кризис не изменилась:

— Немного напряглась, когда поняла, что любимые продукты стоят дороже, но отказывать себе во вкусной еде не в силах.

Правда, в кафе и рестораны с друзьями и ребенком Виктория стала ходить реже: раньше — три-четыре раза в неделю, а сейчас — не чаще одного раза. Чтобы сэкономить, Виктория начала пользоваться скидочными купонами:

— Очень радуют купоны со скидками, например, покупаешь купон за два доллара, идешь в ресторан, и ужин обходится в 50% от стоимости. Я стала активно пользоваться такими вещами, если хожу в салоны красоты или когда плачу за детские развлечения, косметику.

В кризис Виктория сменила место работы: раньше она работала в банке, сейчас — в крупной медиакомпании.

— Я осознанно сменила сферу, понимая, что финансовый сектор сегодня далек от стабильности. К слову, о подработках: перестала отказываться от предложений друзей позаниматься с ними английским по скайпу, так что теперь обучаю ребят из Беларуси.

В Украине, по словам Виктории, было несколько волн сокращения, которые в первую очередь затронули сотрудников финансовой сферы, сферы продаж и государственного сектора.

— Легче всего найти работу сегодня специалистам в сфере ИТ и около ИТ. Также сайты по поиску персонала пестрят вакансиями в сфере продаж, но парадокс в том, что рекрутеры скептически относятся к тем, кто потерял работу: считают, что уволили не самых лучших сотрудников.

До кризиса Виктория минимум пару раз в год отдыхала за границей: это были Штаты, Европа, Египет или Турция. Сейчас отдыхать приходится, не выезжая за пределы страны.

— В последние два года моему сыну везет больше, чем мне: он по-прежнему летом ездит в Болгарию. Я отдаю предпочтение украинским курортам: Карпаты, Львов. А в этом году, глянув на цены даже в Одессе, поняла, что не устала! Поэтому на отпуск еще только настраиваюсь.

Также Виктория не стала экономить и на образовании ребенка:

— Кружки и курсы остались в том же количестве, хотя их стоимость возросла. Считаю неправильным экономить на образовании детей. Одежду стали покупать исключительно на зарубежных сайтах, даже с доставкой и растаможкой это гораздо дешевле, чем в магазинах в Украине.

В шопинге Виктория стала «патриоткой»: для себя теперь покупает одежду от украинских производителей.

— Качество лучше, стоимость ниже, еще и поддерживаю отечественный бизнес. Все в выигрыше!

Кредитов и долгов у Виктории не было. «Обхожусь тем, что зарабатываю, — говорит она. — Но и сбережения накапливать не получается». Покупать дорогую технику у семьи есть возможность, когда появляется дополнительный доход.

— Например, купили новый телевизор и Iphone 6, когда появились деньги от дополнительной проектной работы.

Автомобиля у Виктории нет — уже много лет она пользуется услугами такси.

— Цены на топливо возросли — стоимость проезда в общественном транспорте поднялась вдвое. Тарифы в такси тоже выросли, правда, не так сильно. Но это никак не повлияло на мое решение пользоваться их услугами.

Нужные услуги в нужный момент
0058415