108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  2. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  3. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  8. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  9. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  10. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  11. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  12. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  13. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  14. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  15. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  16. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  17. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  18. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  19. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  20. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  21. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  22. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  23. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  24. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  25. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  26. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  27. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  28. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  29. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  30. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
реклама


Александр Кнырович /

Давайте оплачивать услуги ЖКХ полностью, в размере 100%. Это выгодно всем. Я серьезно. Правительство убеждает нас в том, что мы не способны отказаться от этой дотации, от такой субсидионной льготы. Что это — святое и мы, народ, не поймем его, если оно пойдет на такую жестокую меру.

Может не волноваться, поймем.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Александр Кнырович. Соучредитель группы компаний «Сармат-СТИ», владелец бара Bristle и бизнес-ангел

Если верить статистике, то население покрывает сегодня около 34% затрат на себя. При этом тратит на эти нужды около 8% своего дохода. Несложные подсчеты приводят к тому, что прекращение субсидирования увеличит долю расходов на оплату услуг ЖКХ до 24%. То есть располагаемые доходы населения усохнут еще на 16%. Это не очень хорошо.

Но как давно вы видели сантехника, согласного на 34% оплаты за свою работу? Или директора ЖЭСа работающего сразу на трех работах за одну зарплату? Или, может быть, Россия как основной поставщик энергоносителей выделяет из общего потока часть, идущую на обогрев помещений белорусов, и берет с нас только треть от и без того низких, внутрироссийских цен?

Нет этого, и никогда не было. Бесплатность ЖКХ — иллюзия, миф «социальной» экономики. И зарплаты в этой системе полноценные, и за материальные ресурсы приходится платить по полной программе.

66% за нас доплачиваем мы, как граждане, через налоги и другие платежи в сторону государства, или мы, как покупатели более дорогой белорусской продукции, в себестоимость которой входят высокие тарифы для предприятий, благодаря которым существуют низкие тарифы для населения.

Мы все равно платим. Но существующая система приводит к тому, что эту якобы льготу получают все: и низкооплачиваемый работник загибающегося государственного завода, и программист, получающий несколько тысяч долларов зарплаты, и я, предприниматель, для которого платежи за квартиру — ну совсем уж незаметная сумма. То есть государство почему-то предполагает, что мы все — в равной степени нуждающиеся, неспособные платить сами за себя.

Это — анахронизм. Ничто не мешает сегодня ликвидировать систему перекрестного субсидирования, необоснованно увеличивающего затраты предприятий. И бюджеты более половины граждан сегодня вполне выдержат кратное увеличение платежей. И если есть часть граждан, действительно нуждающаяся в субсидиях, то вполне можно выделить именно ее (по уровню доходов), и оказывать прямую финансовую помощь в виде неких сертификатов на оплату услуг ЖКХ.

Предложение не идеально, но значительно лучше и несоразмерной разницы в тарифах для физических и юридических лиц, и предоставления равных субсидий всем слоям населения равномерно.

Давайте поддерживать только реально нуждающихся и ставить себе задачу с ростом доходов населения в принципе ликвидировать такие субсидии как явление.

Приведение тарифов к финансово обоснованным параметрам будет иметь еще один позитивный эффект — станет выгодно экономить — воду, тепло, электричество. Сегодняшние низкие платежи за потребляемые ресурсы делают задачу массового внедрения уже существующих энергоэффективных технологий практически невыполнимой. Единственный способ — прямое государственное нормативное внедрение с крайне низкой эффективностью.

При текущих субсидируемых тарифах окупаемость энергосберегающих мероприятий за горизонтом 10 лет. Никому не выгодно экономить.

Если же население, мы с вами, будем чувствовать на своем кармане, как меняются расходы от замены ламп накаливания на энергосберегающие, как использование стиральной машины по ночам реально экономит деньги, и утепление зданий, установка стеклопакетов — это не прихоть чудаковатых фриков, а способ уменьшить платежи за отопление в 2 раза, думаю, что спрос на  внедрение таких технологий будет расти лавинообразно абсолютно без участия государства.

Можно пойти еще дальше и установить тарифы на отдельные дефицитные ресурсы (например, воду) в разы выше экономически обоснованных. Это — больно для кошелька рядового гражданина. Но это заставляет задумываться и экономить. Потенциал снижения расходования различных ресурсов в системе ЖКХ — более 50%. А в части отопления зданий — значительно больше. В богатой Германии энергопассивные дома, практически не потребляющие внешней энергии, измеряются уже тысячами.

Мы, мягко говоря, не настолько богаты чтобы позволить себе бездумно расходовать наши скудные энергетические и другие ресурсы. Но существующая система «социального» субсидирования тарифов ЖКХ приводит исключительно к такому, абсолютно неэффективному, положению дел.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

-50%
-27%
-50%
-10%
-15%
-20%
-20%
-40%