108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  2. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  3. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  4. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  5. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  6. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  7. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  8. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  9. «Ну и счастливые же мы родители». У минчан с разницей в четыре года родились две пары двойняшек
  10. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  11. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  12. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  13. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  14. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  15. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  16. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  17. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  18. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  19. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  20. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  21. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  22. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  23. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  24. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  25. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  26. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  27. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  28. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  29. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  30. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
реклама


«Платья от 100 тысяч рублей», «Cкидки 50%», «Одежда по ценам 2014 года», «Распродажа старой коллекции» — так завлекают объявлениями клиентов ипэшники на рынке за ЦУМом и в «Гостином дворе». В преддверии Нового года предприниматели, торгующие импортным легпромом, торопятся продать остатки, чтобы с 1 января впасть в летаргический сон. По единому мнению ипэшников, после вступления в силу указа № 222, по которому они должны обзавестись сопроводительными документами и сертификатами качества на весь товар, работать будет невозможно.

Фото: TUT.BY

Светлана торгует одеждой недалеко от входа на рынок «Брестский ЦУМ». Женщина говорит, что последние месяцы работает «практически в ноль» — даже расходы на аренду не отбиваются. По ее мнению, причина низкого спроса — снижение покупательной способности населения. У ее павильона стоит вешалка с уцененными товарами: одежда, шарфы. Все по 100 тысяч рублей, но даже бросовые цены не «цепляют» клиентов: те, видимо, ждут 31 декабря в надежде, что загнанные в угол ипэшники будут отдавать остатки чуть ли не за бесценок.

Светлана убеждена, что если предпринимателям в очередной раз не продлят срок реализации остатков, то с 1 января большинство из них временно приостановит работу.

«Зачем это? Дайте людям работать. Беспокоитесь за потребителя? Так обяжите всех, кто торгует без сертификатов, поставить соответствующие таблички. Пусть народ сам выбирает: купить подороже с сертификатом или подешевле, но без», — объясняет женщина.

Рядом со Светланой торгует детскими игрушками пенсионерка Галина Ивановна. Женщина сопереживает коллегам, хоть на свою продукцию у нее имеются все сопроводительные документы. Но если вещевики, коих на рынке большинство, уйдут, и ей придется переселиться.

«Кто ж сюда пойдет, если рынок будет пустой», — сетует женщина.

Фото: TUT.BY

«Будут вообще грандиозные скидки»

Председатель совета предпринимателей рынка ЦУМ Елена Кустус рассказывает, что большинство ее коллег, которые торгуют импортным легпромом, с 1 января намерены уйти в вынужденные отпуска.

«Сейчас каждый старается избавиться от остатков», — описала ситуацию на рынке Елена Кустус.

Предпринимательница также намерена с 1 января временно прекратить деятельность:

«Мы бы работали с удовольствием, но не можем. И рады бы работать по документам, но кто ж их нам дает? Дело в том, что в России они (сертификаты качества. — TUT.BY) никому не нужны. Мы покупаем-то в Москве. <…> Я разговаривала со своим поставщиком, и он сказал, что им, чтобы сделать сертификат на товар, который они продают, нужно около 70 тысяч долларов. В прошлом году они делали, отдали 70 тысяч долларов, а, кроме белорусов, их (сертификаты. — TUT.BY) никто не спрашивал. Так зачем им это тогда делать?».

Фото: TUT.BY

По словам Елены, проблема не только в том, чтобы найти в Москве поставщика, который сможет предоставить все необходимые сопроводительные документы, а и в том, что новые правила неизбежно повысят цену на товар. Учитывая то, что и при нынешней стоимости ее курток покупателей мало из-за «низкой покупательной способности», то подорожание и вовсе похоронит ее бизнес.

«Мне это место на рынке обходится в семь с лишним миллионов в месяц. Это мне нужно примерно 300 тысяч в день зарабатывать, чтобы только окупить аренду», — объясняет ипэшница.

Несмотря на то, что ипэшники существенно снизили цены, ажиотажного спроса на их товар не наблюдается.

«Покупатели приходят и говорят: „Будем ждать. В последний день у вас будут вообще грандиозные скидки“. Мол, будете даром отдавать. Но если уж придется даром отдавать, то мы уже знаем, куда завезти: есть и дома престарелых, и другие учреждения».

Фото: TUT.BY

«Белорусы для россиян — капля в море»

Сергей на рынке не первый год. Торгует верхней одеждой, закупается, как и большинство его коллег, у поставщиков в Москве. Человек с высшим образованием признается, что в предпринимательство ушел «не от хорошей жизни», и опасается, что после 1 января придется снова менять профессию. По его словам, достать все необходимые документы у поставщиков в Москве сложно: одни не выдают сертификаты, другие выдают, но не на весь товар, третьи выписывают накладные, которые вызывают сомнения.

«Белорусы для россиян — капля в море. Никто под нас подстраиваться не будет», — объясняет Сергей нежелание российских партнеров помогать нашим ипэшникам.

Сергей и рад бы перейти на продукцию отечественного производства, но убежден, что на рынок за ней не пойдут — у ведущих предприятий развитая торговая сеть с собственными фирменными магазинами, с которыми ипэшники просто не смогут конкурировать.

«Никто по таким ценам покупать не будет»

Предпринимательница Ксения держит магазинчик в торговых рядах «Гостиный двор», продает женские сумки. По подсчетам девушки, налоги, аренда, другие выплаты и отчисления отнимают у нее около 20 миллионов рублей в месяц.

«Все это, естественно, сказывается на себестоимости товара».

В последнее время продажи резко упали. Как считает Ксения, связано это со снижением доходов населения. А переход на торговлю со всеми необходимыми документами еще больше удорожает товар.

«Никто по таким ценам покупать не будет», — убеждена Ксения.

Как и коллеги, девушка планирует распродать до 1 января остатки, а затем временно приостановить деятельность, пока не прояснится ситуация с указом № 222.

Фото: TUT.BY

«Ничего не продается»

Похожая ситуация и на рынке в Барановичах. Как пишет региональная газета Intex-press, большинство предпринимателей так и не смогли выполнить требования указа: они закупают недорогой товар на московских оптовых базах, на который ни сертификаты соответствия, ни товарные накладные не выдают. Часть ИП просто закрылись. Десятки роллетов на рынке стоят закрытыми и в выходные, и в будние дни. На многих — объявления «Сдам» или «Продам».

— Ничего не продается, лежит колом. У народа нет денег, все донашивают то, что купили два-три года назад. Люди без зарплат, обозленные, — рассказал изданию предприниматель Дмитрий Шило.

Новая надежда

В целом новый год брестские предприниматели встречают со смесью отчаяния и оптимизма. Большинство все же надеется, что если указ № 222 и не отменят, то хотя бы дадут им очередную отсрочку. Напомним, документ должен был вступить в силу еще 1 марта этого года, но после того как ипэшники стали массово приостанавливать работу по всей Беларуси, в ситуацию вмешался президент. В итоге срок продажи остатков без документов продлили до 1 января 2016 года.

На 11 января запланирован очередной форум предпринимателей в Минске, на котором представители малого бизнеса обсудят формат работы в новых условиях.

-10%
-30%
-40%
-20%
-30%