175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей
  2. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  3. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  4. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  5. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  6. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  7. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  8. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  9. Завтра начинают судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Большинству обвиняемых — от 19 до 24 лет
  10. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  11. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  12. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  13. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  14. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  15. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  16. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  17. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  18. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  19. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  20. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  21. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  22. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  23. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  24. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  25. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  26. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  27. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  28. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  29. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  30. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
реклама


Светлана Головкина, фото: Александр Чугуев,

Обязательная сертификация продукции, предусмотренная нашумевшим указом № 222, уже не первый раз вынуждает бобруйских предпринимателей покидать центральный рынок. Дважды они возвращались, получив послабление, и в очередной раз надеются если не на чудо, то хотя бы на возможность ввозить в страну без сертификатов товары мелким оптом.

Фото: Александр Чугуев

Если после новогодних праздников Бобруйский центральный рынок был практически пуст, то сегодня здесь по-прежнему можно приобрести обувь и одежду, кожгалантерею и косметику. С той лишь разницей, что выбор товаров — более скромный, а цены кусаются. Прогулявшись по рядам, останавливаемся у палатки с джинсами и интересуемся у женщины, как идет торговля.

— Ой, не спрашивайте! Ну как можно работать, если вот привезли партию товара из Минска, посчитали — и выходит, что продавать джинсы нужно по 700−800 тысяч. Кто ж их за эти деньги купит? — возмущается предприниматель.

Представляться она отказывается и просит ее не фотографировать, но после некоторых уговоров демонстрирует пачку сертификатов на товары, о которых как человек законопослушный позаботилась заранее. В разговор включается ее коллега, которая сообщает, что куртки возит из России. Но далеко не все московские поставщики готовы предоставлять сертификаты, поэтому и выбор товаров у предпринимателя по сравнению с прошлым годом оставляет желать лучшего.

Фото: Александр Чугуев

Бобруйчане, которых еще лет 10 назад презрительно именовали «челноками», сегодня решают непростую дилемму: где же им закупать товар? Конечно, существуют оптовые базы с сертифицированным товаром, работа с которыми автоматически избавляет от массы ненужных проблем. Но — не решает самой главной: как продать покупателю одежду или обувь, которые теперь стоят как минимум в два раза дороже.

Фото: Александр Чугуев

Фото: Александр Чугуев

— Вот посмотрите, — предприниматель Наталья указывает рукой на весенние ботинки «под лак». — Мы закупили их в России, продаем сейчас со скидкой по триста пятьдесят тысяч. В то же время на единственной в Беларуси обувной оптовой базе «Юниторг обувь» такие же ботинки мне предлагают за один миллион двести тысяч, а оптом — за миллион семьдесят тысяч рублей. Скажите, какую я в этом случае должна поставить цену, чтобы их купили, если зарплаты у людей — два-два с половиной миллиона?

Фото: Александр Чугуев

Особенности ценообразования вынуждают многих бобруйских предпринимателей по-прежнему работать с российскими поставщиками, у которых закупаются товары китайского производства. Но в этом случае нет никакой гарантии, что удастся избежать штрафных санкций.

Фото: Александр Чугуев

— Во-первых, не все готовы предоставлять сертификаты. А если и дают, то все равно могут возникнуть проблемы, — делится опытом предприниматель Татьяна. — Для налоговой при уплате НДС они вполне подходят, а для ОБЭПа — не всегда. Вот этого я не понимаю: мы берем сертификаты, платим НДС, а потом приходит проверка, и выясняется, что мы подпадаем под штрафные санкции.

Впрочем, с начала года на Бобруйском центральном рынке проверок еще не было. Этим пользуются некоторые предприниматели, продолжающие реализовывать товары из старых запасов без сертификатов на свой страх и риск — штраф обещали снизить до 2 базовых величин.

Фото: Александр Чугуев

— Но ведь не двести же, как было, — радуется одна из женщин и честно признается: сейчас она распродает старые запасы. Потому и цены остались прежними. За новым товаром с начала года многие ехать отказываются — и денег свободных нет, и проблем потом не оберешься.

— Чтобы создать массовость ассортимента, выставляем сразу и правый, и левый ботинки. Так и заполняем стеллажи, — рассказывает владелец одного из обувных павильонов и также просит его не фотографировать. — Не буду я представляться. Так и напишите — безымянный предприниматель.

Фото: Александр Чугуев

Между собой бобруйские ипэшники, многим из которых с начала года пришлось уволить помощников и лично стать за прилавки, активно обсуждают, как выжить в этой непростой ситуации. Если работать по правилам, то с учетом налогов и аренды торговых мест им необходимо ежемесячно выкладывать из собственного кармана по 15−17 миллионов. И это притом что покупательная способность горожан оставляет желать лучшего. Закупки товара в России по-прежнему остаются единственным приемлемым, но небезопасным вариантом.

— Там даже наша «Милавица» стоит дешевле, — смеются женщины.

Фото: Александр Чугуев

Второй вариант — торговать продукцией белорусских производителей. Но после нескольких экспериментов местными ипэшниками он отметается как несостоятельный.

— Вон в соседнем павильоне женщина привезла белорусские платья. Теперь стоит и смотрит на них, — рассказывает предприниматель Ирина. — А что вы хотите, если они стоят по 850 тысяч?

Собеседница добавляет, что работать стало очень сложно.

— На маленькую партию обуви из восьми пар необходим сертификат почти за три миллиона. Возникает вопрос — зачем он мне? Пусть бы его оптовики брали.

Фото: Александр Чугуев

Третий вариант выживания — оставить бизнес и уехать из Беларуси. Именно так поступили некоторые бобруйские предприниматели, которые сегодня успешно торгуют в России или же находят в соседней стране другую работу, не связанную с предпринимательством. Елена, которая на рынке с 1998 года, также всерьез задумывается над такой перспективой.

— А вот что делать? Январь и февраль я не торговала — бессмысленно. Сейчас распродаю остатки. Что будет дальше — не знаю.

Фото: Александр Чугуев

Впрочем, расставаться со своими рабочими местами в подавляющем большинстве бобруйские предприниматели все же не торопятся. По словам заместителя директора ЧУП «Бобруйский рынок» Натальи Горденюк, на 1 января года из 835 торговых мест было занято 502. К 28 февраля количество договоров аренды сократилось до 437.

— То есть мы потеряли 65 предпринимателей, — констатирует Наталья Леонидовна. — Но уже сейчас заключаются договоры аренды на второй квартал, люди возвращаются.

Фото: Александр Чугуев

-20%
-10%
-30%
-35%
-30%
-10%
-5%
-15%