103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  2. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  3. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  4. Силовики громили авто на Дзержинского, водитель хотел уехать и сбил гаишника. Суд огласил приговор
  5. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  6. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходит в Беларуси 3 марта
  7. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  8. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  9. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  10. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  11. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  12. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  13. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  14. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  15. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Под какие ставки и на каких условиях
  16. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  17. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  18. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  19. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  20. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  21. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  22. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  23. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  24. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  25. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  26. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  27. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  28. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  29. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  30. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
реклама


Светлана Головкина, фото: Александр Чугуев,

Обязательная сертификация продукции, предусмотренная нашумевшим указом № 222, уже не первый раз вынуждает бобруйских предпринимателей покидать центральный рынок. Дважды они возвращались, получив послабление, и в очередной раз надеются если не на чудо, то хотя бы на возможность ввозить в страну без сертификатов товары мелким оптом.

Фото: Александр Чугуев

Если после новогодних праздников Бобруйский центральный рынок был практически пуст, то сегодня здесь по-прежнему можно приобрести обувь и одежду, кожгалантерею и косметику. С той лишь разницей, что выбор товаров — более скромный, а цены кусаются. Прогулявшись по рядам, останавливаемся у палатки с джинсами и интересуемся у женщины, как идет торговля.

— Ой, не спрашивайте! Ну как можно работать, если вот привезли партию товара из Минска, посчитали — и выходит, что продавать джинсы нужно по 700−800 тысяч. Кто ж их за эти деньги купит? — возмущается предприниматель.

Представляться она отказывается и просит ее не фотографировать, но после некоторых уговоров демонстрирует пачку сертификатов на товары, о которых как человек законопослушный позаботилась заранее. В разговор включается ее коллега, которая сообщает, что куртки возит из России. Но далеко не все московские поставщики готовы предоставлять сертификаты, поэтому и выбор товаров у предпринимателя по сравнению с прошлым годом оставляет желать лучшего.

Фото: Александр Чугуев

Бобруйчане, которых еще лет 10 назад презрительно именовали «челноками», сегодня решают непростую дилемму: где же им закупать товар? Конечно, существуют оптовые базы с сертифицированным товаром, работа с которыми автоматически избавляет от массы ненужных проблем. Но — не решает самой главной: как продать покупателю одежду или обувь, которые теперь стоят как минимум в два раза дороже.

Фото: Александр Чугуев

Фото: Александр Чугуев

— Вот посмотрите, — предприниматель Наталья указывает рукой на весенние ботинки «под лак». — Мы закупили их в России, продаем сейчас со скидкой по триста пятьдесят тысяч. В то же время на единственной в Беларуси обувной оптовой базе «Юниторг обувь» такие же ботинки мне предлагают за один миллион двести тысяч, а оптом — за миллион семьдесят тысяч рублей. Скажите, какую я в этом случае должна поставить цену, чтобы их купили, если зарплаты у людей — два-два с половиной миллиона?

Фото: Александр Чугуев

Особенности ценообразования вынуждают многих бобруйских предпринимателей по-прежнему работать с российскими поставщиками, у которых закупаются товары китайского производства. Но в этом случае нет никакой гарантии, что удастся избежать штрафных санкций.

Фото: Александр Чугуев

— Во-первых, не все готовы предоставлять сертификаты. А если и дают, то все равно могут возникнуть проблемы, — делится опытом предприниматель Татьяна. — Для налоговой при уплате НДС они вполне подходят, а для ОБЭПа — не всегда. Вот этого я не понимаю: мы берем сертификаты, платим НДС, а потом приходит проверка, и выясняется, что мы подпадаем под штрафные санкции.

Впрочем, с начала года на Бобруйском центральном рынке проверок еще не было. Этим пользуются некоторые предприниматели, продолжающие реализовывать товары из старых запасов без сертификатов на свой страх и риск — штраф обещали снизить до 2 базовых величин.

Фото: Александр Чугуев

— Но ведь не двести же, как было, — радуется одна из женщин и честно признается: сейчас она распродает старые запасы. Потому и цены остались прежними. За новым товаром с начала года многие ехать отказываются — и денег свободных нет, и проблем потом не оберешься.

— Чтобы создать массовость ассортимента, выставляем сразу и правый, и левый ботинки. Так и заполняем стеллажи, — рассказывает владелец одного из обувных павильонов и также просит его не фотографировать. — Не буду я представляться. Так и напишите — безымянный предприниматель.

Фото: Александр Чугуев

Между собой бобруйские ипэшники, многим из которых с начала года пришлось уволить помощников и лично стать за прилавки, активно обсуждают, как выжить в этой непростой ситуации. Если работать по правилам, то с учетом налогов и аренды торговых мест им необходимо ежемесячно выкладывать из собственного кармана по 15−17 миллионов. И это притом что покупательная способность горожан оставляет желать лучшего. Закупки товара в России по-прежнему остаются единственным приемлемым, но небезопасным вариантом.

— Там даже наша «Милавица» стоит дешевле, — смеются женщины.

Фото: Александр Чугуев

Второй вариант — торговать продукцией белорусских производителей. Но после нескольких экспериментов местными ипэшниками он отметается как несостоятельный.

— Вон в соседнем павильоне женщина привезла белорусские платья. Теперь стоит и смотрит на них, — рассказывает предприниматель Ирина. — А что вы хотите, если они стоят по 850 тысяч?

Собеседница добавляет, что работать стало очень сложно.

— На маленькую партию обуви из восьми пар необходим сертификат почти за три миллиона. Возникает вопрос — зачем он мне? Пусть бы его оптовики брали.

Фото: Александр Чугуев

Третий вариант выживания — оставить бизнес и уехать из Беларуси. Именно так поступили некоторые бобруйские предприниматели, которые сегодня успешно торгуют в России или же находят в соседней стране другую работу, не связанную с предпринимательством. Елена, которая на рынке с 1998 года, также всерьез задумывается над такой перспективой.

— А вот что делать? Январь и февраль я не торговала — бессмысленно. Сейчас распродаю остатки. Что будет дальше — не знаю.

Фото: Александр Чугуев

Впрочем, расставаться со своими рабочими местами в подавляющем большинстве бобруйские предприниматели все же не торопятся. По словам заместителя директора ЧУП «Бобруйский рынок» Натальи Горденюк, на 1 января года из 835 торговых мест было занято 502. К 28 февраля количество договоров аренды сократилось до 437.

— То есть мы потеряли 65 предпринимателей, — констатирует Наталья Леонидовна. — Но уже сейчас заключаются договоры аренды на второй квартал, люди возвращаются.

Фото: Александр Чугуев

-15%
-10%
-35%
-10%
-15%
-5%
-30%
-30%
-12%
-17%
-10%
-10%