Публичный счет


/ фото: Игорь Матвеев,

Полоцкий рынок в Витебске ожил: на него вернулись предприниматели. Правда, многие палатки еще пусты. «Однако по сравнению с тишиной, которая царила здесь еще в начале марта, и это уже прекрасно», — радуются покупатели. Впрочем, их возле торговых рядов тоже немного, хотя витебчане всегда любили этот рынок — за его демократичные цены, удобное месторасположение и хорошее транспортное сообщение с разными районами города.

Фото: Игорь Матвеев

Игорь торгует куртками, которые привозит из Москвы. По образованию он учитель музыки, на рынок попал в «лихие 90-е, когда оказался без работы, а нужно было кормить семью». Сейчас, по мнению предпринимателя, для него и его коллег снова лихие времена:

— Я вышел на работу в прошлую субботу, 12 марта. Два с половиной месяца провел на диване, смотрел телевизор. За что жил? Мы знали, что это (проблемы, связанные с вступлением в силу указа № 222. — TUT.BY) будет. И готовились. До Нового года я откладывал деньги, чтобы было за что в январе-феврале платить коммунальные платежи и питаться.

По словам Игоря, возвращение на рынок пока не принесло ему особого дохода. В будний день удается продать одну, максимум две вещи. Иногда — вообще ничего. В выходные торг идет чуть лучше. Такая же ситуация и у его соседей по ряду. Они подошли к нам послушать, о чем идет речь, и подключились к разговору.

— Март всегда был плохим месяцем: зимнюю одежду уже не носят, на весеннюю еще не перешли. Да и платежеспособность населения упала в разы. Для нас же, пока не работали, платежи никто не отменял и не уменьшал — ни налоги, ни НДС. Но несмотря на то, что мы за все заплатили, стоим тут, как нелегалы: в любой момент могут проверить и найти, за что наказать. А штрафы марсианские!

Фото: Игорь Матвеев

Игорь убежден, что продавец не должен заниматься сертификацией товара и отчетностью: «Это должен делать производитель. Мы и так в одном лице и продавец, и грузчик, и бухгалтер, и экспедитор, еще и дворник. Нельзя сравнивать частника с двумя клетчатыми торбами и гипермаркет „Корона“. К тому же огромная проблема найти в России фирму с легальными документами. Не каждый может поехать в Москву и сидеть там 3 недели, искать такую фирму».

Но, несмотря на все эти проблемы, Игорь снова на рынке: «А жить за что? В 50 лет работу найти проблематично, практически невозможно. Поэтому единственный выход — быть здесь».

С ним солидарна и одна из женщин: «Моему мужу — 51 лет, мне — 50. Пока 2 месяца сидели дома, искали работу. Я была согласна пойти в уборщицы, он — в сторожа. Но никто нигде никому не нужен. От безысходности вернулись сюда».

Фото: Игорь Матвеев

Предприниматели практически в один голос, перебивая друг друга, говорят, что не знают, кому сейчас тяжелее — им или покупателям:

— Народ обнищал так, что им уже не нужна моделька, которая бы шла, волнует одно — цена. Говорят, что всю зарплату проедают.

— А какие цены в магазинах! 600 тысяч — за обычные штаны! У людей волосы завиваются от шока. Кто это такие цены устанавливает? Как они управляют экономикой? Хозяева заводов, газет, пароходов, а у самих все из рук валится.

Один из предпринимателей признается, что его сейчас больше всего волнует не столько указ № 222, сколько то, чтобы уменьшили штрафные санкции: «Власти объявляют по «ящику», что это возможно, но делать ничего не делают. Но если штрафы станут вменяемого размера, то человеку будет не страшно, и он начнет работать по этому «два-два-два» [указ № 222].

Предприниматели также обращают внимание на то, что проблемы последних месяцев внесли разногласия в их ряды: «Одни работают с московским товаром, другие — по-новому, с минским. Но российский-то в два раза дешевле, чем наш. Те, кто реализует наш товар, не могут его продать. И получаются „терочки“ между собой. Были друзьями — стали врагами».

Фото: Игорь Матвеев

Комментарий директора рынка

Директор унитарного предприятия «Полоцкий рынок» Мария Дроздова рассказала TUT.BY, что предприниматели начали возвращаться сюда в преддверии 8 марта.

В январе-феврале здесь работали всего 4−6% из 700 ИП, которые на тот момент числились на Полоцком рынке как продавцы промышленной группы товаров. Сейчас работает практически треть: 191 человек из 620. Около 40 предпринимателей, торговавших непродовольственными товарами, совсем ушли с этого рынка.

«Многие опасаются выходить на работу — потому что всех документов, как правило, нет. Боятся возможных репрессивных мер со стороны контролирующих органов. Но свои места на рынке пока не сдают, держат, оплачивают аренду. И заняли выжидательную позицию. Кстати, пошла новая волна: к нам переходят ипэшники из крупных торговых центров — „Беларуси“, „Эвикома“. Надеемся, что к апрелю-маю все предприниматели выйдут на работу», — говорит директор рынка.

По ее словам, администрация рынка постоянно держит связь с советом предпринимателей: «Интересуемся всеми проблемными вопросами. Ведь мы неразрывно связаны: не будет предпринимателей — не будет и рынка».

По мнению Марии Дроздовой, предприниматели, которые занимаются «челночным» бизнесом, сегодня востребованы: «Если у человека нет 1,5 млн рублей, чтобы пойти в бутик и купить сапоги, он купит их здесь — за 200 тысяч. И такие рынки должны быть. И они есть везде, во всех странах».

Фото: Игорь Матвеев

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-15%
-25%
-30%
-30%
-40%
-30%
-20%
-20%
-20%