107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  2. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  3. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  4. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  5. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  6. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  7. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  8. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  9. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  10. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  11. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  12. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  13. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  14. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  15. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  16. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  17. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  18. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  19. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  20. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  21. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  22. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  23. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  24. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  25. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  26. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  27. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  28. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  29. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  30. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
реклама


/

Иногда, чтобы стать знаменитым, надо умереть. Такое циничное правило применимо и к финансам. Нередко валюта, вышедшая из употребления, начинает цениться больше, чем «при жизни». FINANCE.TUT.BY посмотрел, сколько на аукционах сейчас стоят деноминированные деньги, и узнал, будет ли цениться белорусский рубль после потери четырех нулей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

500 долларов за купюру в пару центов

Яркий пример — зимбабвийский доллар. За последние 10 лет страна пережила аж три деноминации — в 2006, 2008 и 2009 годах. Но экономику это не спасло — после последней деноминации самой крупной купюрой оставалась 100 триллионов местных долларов, за которую, к слову, нельзя было купить даже билет на автобус. С тех пор правительство Зимбабве решило приостановить использование национальной валюты внутри страны — вместо нее вот уже семь лет расплачиваются долларом США и южноафриканским рэндом.

Впрочем, ненужной мелочью купюра в 100 триллионов была только для местных жителей. А вот The Guardian иронично назвал зимбабвийскую валюту «лучшей инвестицией последних нескольких лет».

Несколько лет назад 100 триллионов можно было купить на аукционах за 1−2 доллара США — иностранцы необычную валюту скупали пачками. Сейчас же, если посмотреть на eBay, цена этой купюры достигает 65 долларов, а если у банкноты необычная серия или номер, стоимость взлетает до 500!

Менее экзотические зимбабвийские купюры стоят дешевле. Например, 20 зимбабвийских долларов стоят около 1 «зеленого», а 10 долларов — чуть больше 80 американских центов.

В Беларуси 1 зимбабвийский доллар можно купить за 40 тысяч рублей.

В Венесуэле деноминация произошла в 2008 году — с банкнот убрали три нуля. Коллекция шести старых купюр, от 1000 до 50 000 боливар, на аукционе продается за 125 долларов.

Правда, старых венесуэльских денег на eBay продается совсем мало, намного больше новой валюты — боливара фуэрте («сильный боливар»). Продаются такие деньги в среднем по 1−2 доллара.

С валютой Азербайджана сложилась необычная ситуация. Новый манат ценится на аукционах больше, чем тот, что был до деноминации 2006 года. Например, купюра в 1000 манатов стоит около 2 «американцев», максимальная цена «старых» азербайджанских денег — 16−18 долларов. Цены на новые манаты в большинстве своем от этой суммы только начинаются. Например, 5 манатов стоят около 27 долларов, а набор из шести купюр разных номиналов стоит 250.

В Беларуси ситуация схожая, только разница в ценах куда меньше. Например, старые манаты стоят в районе 20−30 тысяч рублей, новые — около 60. Похожая ситуация и с румынским леем. Купюры «до деноминации» стоят в районе 2−6 долларов, а новые пластиковые купюры — около 40.

«Зайчики» и прочие звери не в почете

На западных аукционах белорусской валюты продается немного и стоит она дешево — почти все купюры не больше 1,5 доллара.

На белорусских аукционах нацвалюта, изъятая из обращения, тоже стоит совсем немного. Цены на «зайчиков» (банкноты с изображением животных), например, варьируются от 5 до 10 тысяч рублей за купюру, а целую коллекцию из 11 банкнот 1992 года выпуска можно купить за 200 тысяч рублей.

«Тысячи» и «миллионы» образца 1994 года стоят гораздо больше — порядка 100 тысяч рублей за купюру.

— Стоимость в меньшей степени зависит от возраста банкноты. Тут важна ее редкость. Например, если такие серии выпускались малым тиражом или банкноты были практически все уничтожены или утилизированы, — объясняет российский бонист (коллекционер банкнот. — Прим. авт.) Игорь Воронов.

И это правда. Например, современная банкнота 5000 рублей пару лет назад продавалась за $ 1400 — все из-за редкой серии АГ.

Бонист из Бреста Олег объясняет иерархию ценности белорусской валюты:

— В моем городе все «зайчики», кроме, собственно, зайца, бобра и площади Победы (они дороже), в безупречном состоянии стоят до 1 доллара. Дальше идет архитектура, цены колеблются в пределах 2−6 долларов. Самые разбираемые и дорогие купюры — 500 тысяч и 5 миллионов (образца 1994 года. — Прим. авт.).

Хранить ли белорусские деньги после деноминации?

Мы спросили у коллекционеров, будут ли пользоваться спросом наши купюры после деноминации.

— Для серьезных коллекционеров теперешние деньги будут интересны только в сохранности UNC. UNC — сохранность, при которой денежная купюра находится в безупречном состоянии: без изъянов, пятен, согнутостей и прочего, — объясняет Олег.

При этом дорого стоить белорусские деньги не будут — слишком большой тираж:

— Например, банкнота 50 рублей образца 2000 года в идеальном состоянии продается за 30 российских рублей (к примеру, одна поездка в московском метро стоит 50 рублей), — говорит российский коллекционер Игорь Воронов. — Белорусские деньги, которые выйдут из обращения, не являются инвестиционными в коллекционном плане. Однако они являются историческим фактом, который можно оставить на память.

У самого Игоря в коллекции есть одна белорусская банкнота — нынешняя 200 тысяч рублей. Она же, по его предположению, и будет самой востребованной и дорогой после деноминации: «Банкноты крупных номиналов могут быть в цене».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Коллекционер, создатель специализированного сайта для бонистов Иван Богданов рассказывает, сколько в будущем могут стоить белорусские деньги:

— После деноминации крупные номиналы последних серий будут стоить сам номинал + 5−10%, с каждым годом такие банкноты будут дорожать, цена привяжется к курсу доллара и будет подниматься на 1−10% ежегодно. Мелкие номиналы зафиксируются около 0,2−1 доллара (в зависимости от номинала) и в течение 10−20 лет не будут изменяться. Хотя цену будут формировать спрос и предложение.

По прогнозам коллекционеров, чтобы у нынешних денег появилась ценность, должно пройти более 15 лет.

— Только после того как официально будет обменена и ликвидирована последняя купюра (2022 год) плюс хотя бы десяток лет, — считает брестский бонист Олег.

При этом, как отмечают бонисты, интерес могут вызвать не только старые деньги, но и новые. В особенности купюра в 500 рублей (5 миллионов нынешних) из-за своего большого номинала.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
-50%
-15%
-17%
-20%
-50%
-50%
-5%