104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  2. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  3. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  4. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  5. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  6. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  7. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  8. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  9. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  10. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  11. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  12. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  13. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  14. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  15. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  16. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  17. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  18. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  19. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  20. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  21. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  22. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  23. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  24. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  25. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  26. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  27. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  28. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  29. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  30. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
реклама


/ Фото: Герман Сачук,

Корреспонденты TUT.BY проехали с автомагазином по деревням Гродненского района и посмотрели, как живут в первые дни после деноминации сельские жители, а заодно узнали, как бабушки относятся к новым деньгам.

Фото: Герман Сачук

Первый шок от банкнот без привычных нулей у горожан, кажется, уже прошел. Вот уже и сдачу в городских магазинах стали выдавать новенькими купюрами. В деревне все по-другому: бабушки, оторвавшись от сельскохозяйственных дел, вспоминают о деноминации как-то невзначай — здесь другие хлопоты! Например, не пропустить автолавку.

У каждой автолавки свой маршрут. Механизм прост: затовариться на складе и в путь. Автомагазины Гродненского филиала Гродненского областного потребобщества обслуживают жителей Гожского и Путришковского сельсоветов. Автомагазин в местные деревни приезжает трижды в неделю. Бабушки, а они составляют большую часть покупателей, лавку ждут. И если даже в этот раз покупать ничего не будут, все равно выходят к магазину на колесах — поздороваться с продавцом и водителем, поговорить и обсудить последние новости.

Первая остановка — деревня Яловщина.

Фото: Герман Сачук

На пыльном перекрестке немноголюдно. Пока покупатели подтягиваются к автолавке, беседуем с продавцом. Улыбчивая Светлана знает практически каждого. Для всех находит доброе слово, что-то подскажет, посоветует, она в курсе всех местных новостей. В общем, все, как в обычном магазине, только сельпо здесь на колесах.

В новых деньгах Светлана разобралась быстро — «А то кто же будет бабушкам объяснять?», — но время от времени все равно подглядывает в шпаргалку-плакат. В кассе — старые и новые купюры.

 — Даже копеечки есть! — показывает несколько монеток.

Фото: Герман Сачук

На селе никто не волнуется из-за деноминации. Во всяком случае стариков деревни Чещевляны она не трогает вовсе.

— Перажывем. Гэныя грошы ж да новага года будуць са старымі хадзіць, а па тэлевізару сказалі, што да 2022 года можна будзе ў банк занесці. Дык чаго перажываць? Гэта не так, як у мінулы раз.

«Мінулы раз» — это, конечно, о павловской реформе 91-го года, когда о том, что из денежного оборота изымаются 50- и 100-рублевые купюры образца 1961 года, по телевизору сказали поздно вечером. На обмен у людей было всего два дня.

— А сейчас все хорошо. Не надо никуда спешить, — местные, кажется, о деноминации вспомнили только после нашего приезда.

 — І не такое перажывалі, — бабушка Елена к лавке подошла просто поздороваться. — Нічога пакупаць не буду. Сын усё прывез у мінулы раз. Пра новыя грошы чула, але ў руках не трымала. Кажуць, што ў горадзе ўжо ёсць. У нас пакуль няма.

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук
Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Разговоры о деньгах здесь удивительным образом переплетаются с обсуждением огородов, нового урожая и воспоминаниями о самых ярких изменениях в финансовой системе Беларуси за последние годы. Например, сразу же вспоминают, как сгорели все сбережения на книжках, и считают, что можно было тогда купить на собранные средства.

— Хіба тры грузавікі, а пайшла ў краму і набыла мех цукру ды некалькі бутэлек малака.

А сегодня в деревне все спокойно: деноминация у местных не вызывает ни страха, ни паники, ни переживаний.

— Вот если бы сказали поменять за один день все, то бегали бы тут, как ошпаренные, а так — никакого драйва, — говорит мужчина в очереди. Бабушки тем временем вспоминают даже советскую денежную реформу — ту, которую провели аж в 1961 году. Правда, годы уже несколько путают, но помнят, что послереформенные новые деньги называли «фантиками» и еще долго пересчитывали туда-сюда в уме.

Фото: Герман Сачук

—  С вас 4 рубля 80 копеек, — Светлана, чтобы самой быстрее привыкнуть и местных жителей приучить, сразу же называет новые цены. И только если человек начинает путаться, помогает и переводит «на старые»: Или 48 тысяч.

В деревенском обиходе новых денег пока мало. Рассчитываются ими в основном молодые. А бабушки с удовольствием разглядывают новые купюры, которые мы им показываем: вертят в руках, поднимают к свету, рассматривают рисунки, деловито надев очки.

— Хорошие деньги. И копеечки красивые. Цифры видны, — бабушки крутят в руках монетки.

—  Вот за копеечку раньше можно было купить коробок спичек, а сейчас что? Ничего и не купишь.

Фото: Герман Сачук

— Чакаем пенсій. Можа, выдадуць новымі, — бабушка в красной кофте улыбается, как тот ребенок, что ждет новую игрушку. Сроки выдачи пенсий здесь многим в связи с деноминацией сдвинули. — Я заўседы атрымліваю шостага, але сказалі, што прынясуць 8-га ці 9-га. Дык вось — чакаю, каб на новыя грошы паглядзець, бо бачыла толькі па тэлевізары.

Так же, как и бабушки, новыми деньгами живо интересуются дети. Две девочки прибежали к автолавке купить что-нибудь вкусненькое. В ладошках зажаты «старые» деньги. Пока одна выбирает себе кукурузные палочки, вторая рассматривает пятирублевую купюру. Сравниваем с ее 50-тысячной.

— Какая тебе больше нравится?

—  Не знаю, — тянет девочка. — Старая как-то привычнее.

Фото: Герман Сачук

В Гумбачах молодежи значительно больше. Автолавка символично останавливается около давно закрывшегося магазина. Тут ее уже ждут местные. Многие работают в городе, поэтому новые деньги не в новинку. Да и те, кто все время здесь, говорят, обо всем в курсе: «Мы же не отсталые какие-нибудь, телевизор смотрим, газеты читаем».

— В городах банкоматы уже выдают новые купюры, — женщина вертит в руках пятирублевку. — Мы их называем еврорубликами. Сегодня рассчитывалась на рынке в Гродно, так дедушка с удивлением спросил: «Вы мне евро даете?». Пришлось объяснять и показывать другие банкноты. Ой, — говорит соседке, — глядзi, еўрарублікі!.

— А помнишь «зайчиков», «белочек» и «оленей»? — включается в беседу еще один мужчина. — Тоже носились с ними. Всем было интересно. А сейчас уже и не вспомнишь, как они выглядели. Так и с тысячными будет. Через полгода и не вспомним. Словно всегда эти новые и были.

Фото: Герман Сачук

-30%
-25%
-15%
-10%
-20%
-30%
-15%