170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  2. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  3. Что происходит в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  4. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  5. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  6. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  7. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  8. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  9. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  10. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  11. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  12. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  13. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  14. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  15. «Лукашенко хочет исключить собственное переизбрание в 2025 году». Эксперты — об усилении Совбеза
  16. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  17. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  18. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  19. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  20. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  21. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  22. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 10 мая
  23. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  24. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  25. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  26. За сутки в стране 1214 новых случая COVID-19, десять скончавшихся
  27. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  28. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  29. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  30. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
реклама


/ /

«Было бы желание работать, можно себя везде найти», — считает 26-летний муж и отец Константин Черниченко. Он уехал за 300 километров от малой родины вместе с женой и ребенком ради стабильной работы, дома и сада. FINANCE.TUT.BY поговорил с семьей, которая решила проблему с безработицей не совсем привычным для белорусов способом — сменой места жительства.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Совсем недавно президент заявил, что его главная забота — чтобы люди были заняты. «Для желающих работать я готов делать все, чтобы они нашли свое рабочее место», — сказал Александр Лукашенко. Но глава государства считает, что люди должны и сами искать для себя работу: «Если вдруг в Могилеве не окажется рабочего места, то оно будет в Бобруйске, Минске, Гродно, Светлогорске, Добруше». То есть Александр Лукашенко призвал к трудовой мобильности — переезду в другую местность в поисках работы.

На самом деле и до этого действовала специальная госпрограмма по содействию занятости. Одно из ее направлений — переселение безработных на новые места жительства и работы. Например, в январе-июле 2016 года службы занятости переселили 97 семей безработных. При этом большинство тех, кто сменил не только район, но и область, переехали в Минскую область. Это, кстати, традиционное соотношение, поскольку с большей охотой белорусы тянутся поближе к столице.

«Работал даже на стройке олимпийских объектов в Сочи»

Константин Черниченко с женой Анной и двухлетним сыном Гошей переступил порог нового дома в деревне Рованичи Червенского района в феврале прошлого года. «Была только плита, стол на кухне и пара стульев. Да кровать-полуторка». Сегодня «родовое гнездо» уже обжитое и уютное. Есть спальня, детская, гостиная, кухня. Всего — почти 90 «квадратов».

Этот дом, конечно, служебный, и выкупить его семье не дадут, но молодые родители не могут нарадоваться, что сейчас у них есть жилье, работа и они ни от кого не зависят. Рованичское лесничество построило этот дом в 2013 году специально для работников. Когда Константин нашел вакансию помощника лесничего и приехал устраиваться, то ему сразу предложили с семьей занять служебный домик, который стоит через забор от самого лесничества.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Работы на новом месте сейчас хватает. Июльский ураган 2016-го оказался для лесного хозяйства Беларуси самым разрушительным в истории. До сих пор лесничества продолжают разбирать бурелом, а потом начнут восстанавливать уничтоженный лес. Больше тысячи гектаров леса надо оперативно собрать и реализовать, а это десятая часть всего хозяйства. А качество древесины ухудшается с каждым днем.

— Поэтому мы в лесу можем работать до 9 часов вечера. Бывает, что руковожу, а бывает, и самому помогать прямо на площадках приходится, — рассказывает опытный помощник лесничего.

В свои 26 лет Константин уже шестой год работает в лесном хозяйстве. Сюда, в Рованичи, он переехал из Витебского района, где раньше тоже работал помощником лесничего.

В 2010 году он окончил Полоцкий лесной государственный колледж. Проработал в другом лесхозе почти 4 года с перерывами. После 3 лет работы уволился. Ездил в Россию на стройки олимпийских объектов в Сочи. Потом вернулся в тот же самый лесхоз. Поработал там около 10 месяцев. Но зарплата не устраивала. Снова уехал в Россию, но через два месяца, перед новым годом (2014-м. — Прим. FINANCE.TUT.BY), сильно упал рубль, а вместе с ним и заработки.

— Снова вернулся. С женой жили у родителей. В тот же лесхоз в третий раз возвращаться не хотелось. А другой работы найти не удавалось: только в колхозе или лесхозе, — вспоминает Константин.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Сын Константина и Анны с гордым и серьезным именем Георгий очень рад простору и «оккупировал» своими игрушками большую часть дома.

«На родной Витебщине все свободные места разобрали беженцы из Украины»

После этого два месяца мужчина был безработным.

— Было, конечно, отчаяние, пока не нашел эту вакансию. Уже готов был идти кочегаром, — говорит мужчина. — А потом поехал в Витебск в центр занятости. И стал искать работу с жильем.

Но в Витебском районе и области работу было невозможно найти, потому что приехало очень много украинских беженцев. По словам Константина, на все возможные вакансии устроились именно они. Им же отдали и все свободное жилье.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я уточнил, можно ли искать в других районах. Сказали, что можно, и рассказали о программе по переселению. Объяснили, что если я найду работу с жильем, то помимо «подъёмных» государство заплатит за наём машины для переезда. Поэтому я стал обзванивать все лесхозы страны.

Когда семья переезжает из села в село, государство выплачивает «подъемные» в размере 7 бюджетов прожиточного минимума (сейчас он равен 175 рублям 50 копейкам). Если же безработный с семьей едет из города в село, платят 9 БПМ. Константину Черниченко тогда дали 1537 рублей помощи, с учетом возмещения затрат на переезд.

— Мы постоянно жили у родителей: то у моих, то у мужа, — рассказывает супруга Анна. — Поэтому хотелось найти свое жилье. И уже больше чем полтора года живем. А могли бы съехать, поскольку должны были только год отработать по программе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Нам и на одежду, и на еду хватает. Грех жаловаться»

Возле крыльца Константин сразу, как переехал, посадил тую. Теперь дерево потихоньку растет вместе с сыном. «Мы воспринимаем этот дом как свой», — говорят супруги.

— Лесхозу я плачу за аренду, но очень мало. Ну и «коммуналку», конечно. А если бы я был молодым специалистом, то платил бы еще меньше — 16 рублей в месяц.

Зарабатывает Константин обычно около 500 рублей в месяц. В последнее время из-за буреломов платят сверхурочные, и поэтому выходит около 600.

— Зарплата неплохая. Нам хватает. И на еду, и одеться. Грех жаловаться, — уверен мужчина. — Правда, работа с ненормированным графиком. То лес горит, то воруют, то незаконную вырубку ведут.

Кроме дома Константину с женой достались еще 19 соток земли с садом. Строить на них ничего нельзя, но пользоваться землей можно. Что хозяева с большим удовольствием и делают: развели огород и живность — кур и кроликов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Свои яйца — по пять штук каждый день. Заготовки первый раз сами в этом году делаем. Это все тоже подспорье для семейного бюджета, — говорят хозяева.

«Все, как в городе, только с водой бывают перебои и подгузники не достать»

В будущем Константин планирует строить свой дом. Но и про карьеру не забывает. В перспективе хочет стать лесничим:

— Нужно высшее образование. Вот я хочу учиться. В БГУ или БНТУ можно пойти. Там есть специальности, связанные с лесным хозяйством. Хотя можно и экономическое образование получить. Главное, чтобы была «вышка».

Молодой человек не расстраивается, что ему не удалось найти работу в городе из-за узкой специальности. «Все-таки в городе нет такой свободы, как здесь. А условия практически такие же бытовые — вода, газ, свое отопление. Правда, с водой бывают перебои. Вот сегодня тоже почему-то отключили».

— Вся инфраструктура здесь есть — детский сад, школа, небольшая больница, — говорит Анна. — Вот только в садик с трех лет берут. А еще нет коммерческих магазинов: с какими-то продуктами могут быть перебои. И подгузники не достать. Почему-то их у нас не продают. Приходится ездить в райцентр или Минск.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Анна до «декрета» работала и жила в Витебске. «Не тянет туда, честно говоря. Но хотелось бы не просто в деревне жить, а хотя бы в каких-нибудь Смолевичах. Чтобы было больше возможностей. Но мы рады и тому, что имеем».

Кстати, через год, когда у супруги Константина закончится декретный отпуск, она хочет выходить на работу. Проблем с этим здесь тоже нет: «Планирую на винзавод „Винфлор“ пойти. Люди говорят, что там неплохо».

«Жалуются обычно те, кто работу и не искал»

«Главное, чтобы была хорошая работа и жилье», — это, похоже, основа философии молодой семьи. Супруги уверены, что нет безвыходных ситуаций и всегда можно найти себя — просто нужно шевелиться.

— Жалуется обычно тот, кто работу и не искал. Многие вообще живут по принципу «не хочу работать, но хочу денег». Если человек хочет работать, то он найдет и работу, и жилье, — говорит Анна.

Она считает, что самая большая проблема — это алкоголизм.

— Вот таким людям вообще ничего не надо. А так человеку с головой и руками везде найдется применение. И заработать на жизнь получится. Кто работает, те нормально живут. Я даже не вижу сильной разницы между тем, как одет мой ребенок, и тем, как одет ребенок из, скажем, минской семьи. Не надо изображать из себя нищих.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Статистика: средний возраст переселенцев ради работы — 34 года

Всего в 2015 году в Беларуси переселили на новое место жительства и работы 168 семей безработных. Средний возраст переселенцев — 34 года. Больше всего таких семей было в Витебской (55) и Минской областях (45). Переселяли в основном в сельскую местность: в деревню уехали 154 семьи из всех переселенцев. Самыми востребованными профессиями стали: операторы машинного доения, животноводы, трактористы.

— Раньше одна семья могла получить помощь от государства при переезде несколько раз, — рассказывает исполняющий обязанности начальника управления занятости населения комитета по труду, занятости и социальной защите Минской области Алексей Караленя. — Сейчас — единожды. Я считаю, что это правильно. Ведь цель переселения — дать работу и жилье. Сейчас люди охотно на это решаются, потому что с работой ситуация непростая: на 1 вакансию приходится 1,3 безработного.

Но не все безработные горят желанием уезжать в другие районы. Многие не готовы взять на себя обязательства перед государством: год отработать на одном месте — иначе придется возвращать выданные деньги. Кроме того, трудно переселить, например, из Логойска, Дзержинска. Люди не хотят уезжать далеко от Минска, даже если не могут найти работу — надеются на вакансии в столице. Поближе к Минску стремятся и остальные.

— А в Минском районе и самой столице практически нет жилья. Переселиться сюда из других мест очень сложно, — уточняет специалист.

Читайте также:

«Забудьте про 8-часовой рабочий день и одну профессию на всю жизнь». Что ждет рынок труда

-15%
-20%
-7%
-10%
-20%
-30%
-10%
-9%
-20%