100 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  2. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  3. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  4. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  5. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  6. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  7. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  8. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  9. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  10. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  11. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  12. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  13. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  14. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  15. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  16. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  17. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  18. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  19. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  20. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  21. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  22. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  23. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  24. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  25. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  26. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  27. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  28. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  29. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  30. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
реклама


/ /

«Было бы желание работать, можно себя везде найти», — считает 26-летний муж и отец Константин Черниченко. Он уехал за 300 километров от малой родины вместе с женой и ребенком ради стабильной работы, дома и сада. FINANCE.TUT.BY поговорил с семьей, которая решила проблему с безработицей не совсем привычным для белорусов способом — сменой места жительства.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Совсем недавно президент заявил, что его главная забота — чтобы люди были заняты. «Для желающих работать я готов делать все, чтобы они нашли свое рабочее место», — сказал Александр Лукашенко. Но глава государства считает, что люди должны и сами искать для себя работу: «Если вдруг в Могилеве не окажется рабочего места, то оно будет в Бобруйске, Минске, Гродно, Светлогорске, Добруше». То есть Александр Лукашенко призвал к трудовой мобильности — переезду в другую местность в поисках работы.

На самом деле и до этого действовала специальная госпрограмма по содействию занятости. Одно из ее направлений — переселение безработных на новые места жительства и работы. Например, в январе-июле 2016 года службы занятости переселили 97 семей безработных. При этом большинство тех, кто сменил не только район, но и область, переехали в Минскую область. Это, кстати, традиционное соотношение, поскольку с большей охотой белорусы тянутся поближе к столице.

«Работал даже на стройке олимпийских объектов в Сочи»

Константин Черниченко с женой Анной и двухлетним сыном Гошей переступил порог нового дома в деревне Рованичи Червенского района в феврале прошлого года. «Была только плита, стол на кухне и пара стульев. Да кровать-полуторка». Сегодня «родовое гнездо» уже обжитое и уютное. Есть спальня, детская, гостиная, кухня. Всего — почти 90 «квадратов».

Этот дом, конечно, служебный, и выкупить его семье не дадут, но молодые родители не могут нарадоваться, что сейчас у них есть жилье, работа и они ни от кого не зависят. Рованичское лесничество построило этот дом в 2013 году специально для работников. Когда Константин нашел вакансию помощника лесничего и приехал устраиваться, то ему сразу предложили с семьей занять служебный домик, который стоит через забор от самого лесничества.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Работы на новом месте сейчас хватает. Июльский ураган 2016-го оказался для лесного хозяйства Беларуси самым разрушительным в истории. До сих пор лесничества продолжают разбирать бурелом, а потом начнут восстанавливать уничтоженный лес. Больше тысячи гектаров леса надо оперативно собрать и реализовать, а это десятая часть всего хозяйства. А качество древесины ухудшается с каждым днем.

— Поэтому мы в лесу можем работать до 9 часов вечера. Бывает, что руковожу, а бывает, и самому помогать прямо на площадках приходится, — рассказывает опытный помощник лесничего.

В свои 26 лет Константин уже шестой год работает в лесном хозяйстве. Сюда, в Рованичи, он переехал из Витебского района, где раньше тоже работал помощником лесничего.

В 2010 году он окончил Полоцкий лесной государственный колледж. Проработал в другом лесхозе почти 4 года с перерывами. После 3 лет работы уволился. Ездил в Россию на стройки олимпийских объектов в Сочи. Потом вернулся в тот же самый лесхоз. Поработал там около 10 месяцев. Но зарплата не устраивала. Снова уехал в Россию, но через два месяца, перед новым годом (2014-м. — Прим. FINANCE.TUT.BY), сильно упал рубль, а вместе с ним и заработки.

— Снова вернулся. С женой жили у родителей. В тот же лесхоз в третий раз возвращаться не хотелось. А другой работы найти не удавалось: только в колхозе или лесхозе, — вспоминает Константин.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Сын Константина и Анны с гордым и серьезным именем Георгий очень рад простору и «оккупировал» своими игрушками большую часть дома.

«На родной Витебщине все свободные места разобрали беженцы из Украины»

После этого два месяца мужчина был безработным.

— Было, конечно, отчаяние, пока не нашел эту вакансию. Уже готов был идти кочегаром, — говорит мужчина. — А потом поехал в Витебск в центр занятости. И стал искать работу с жильем.

Но в Витебском районе и области работу было невозможно найти, потому что приехало очень много украинских беженцев. По словам Константина, на все возможные вакансии устроились именно они. Им же отдали и все свободное жилье.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я уточнил, можно ли искать в других районах. Сказали, что можно, и рассказали о программе по переселению. Объяснили, что если я найду работу с жильем, то помимо «подъёмных» государство заплатит за наём машины для переезда. Поэтому я стал обзванивать все лесхозы страны.

Когда семья переезжает из села в село, государство выплачивает «подъемные» в размере 7 бюджетов прожиточного минимума (сейчас он равен 175 рублям 50 копейкам). Если же безработный с семьей едет из города в село, платят 9 БПМ. Константину Черниченко тогда дали 1537 рублей помощи, с учетом возмещения затрат на переезд.

— Мы постоянно жили у родителей: то у моих, то у мужа, — рассказывает супруга Анна. — Поэтому хотелось найти свое жилье. И уже больше чем полтора года живем. А могли бы съехать, поскольку должны были только год отработать по программе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Нам и на одежду, и на еду хватает. Грех жаловаться»

Возле крыльца Константин сразу, как переехал, посадил тую. Теперь дерево потихоньку растет вместе с сыном. «Мы воспринимаем этот дом как свой», — говорят супруги.

— Лесхозу я плачу за аренду, но очень мало. Ну и «коммуналку», конечно. А если бы я был молодым специалистом, то платил бы еще меньше — 16 рублей в месяц.

Зарабатывает Константин обычно около 500 рублей в месяц. В последнее время из-за буреломов платят сверхурочные, и поэтому выходит около 600.

— Зарплата неплохая. Нам хватает. И на еду, и одеться. Грех жаловаться, — уверен мужчина. — Правда, работа с ненормированным графиком. То лес горит, то воруют, то незаконную вырубку ведут.

Кроме дома Константину с женой достались еще 19 соток земли с садом. Строить на них ничего нельзя, но пользоваться землей можно. Что хозяева с большим удовольствием и делают: развели огород и живность — кур и кроликов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Свои яйца — по пять штук каждый день. Заготовки первый раз сами в этом году делаем. Это все тоже подспорье для семейного бюджета, — говорят хозяева.

«Все, как в городе, только с водой бывают перебои и подгузники не достать»

В будущем Константин планирует строить свой дом. Но и про карьеру не забывает. В перспективе хочет стать лесничим:

— Нужно высшее образование. Вот я хочу учиться. В БГУ или БНТУ можно пойти. Там есть специальности, связанные с лесным хозяйством. Хотя можно и экономическое образование получить. Главное, чтобы была «вышка».

Молодой человек не расстраивается, что ему не удалось найти работу в городе из-за узкой специальности. «Все-таки в городе нет такой свободы, как здесь. А условия практически такие же бытовые — вода, газ, свое отопление. Правда, с водой бывают перебои. Вот сегодня тоже почему-то отключили».

— Вся инфраструктура здесь есть — детский сад, школа, небольшая больница, — говорит Анна. — Вот только в садик с трех лет берут. А еще нет коммерческих магазинов: с какими-то продуктами могут быть перебои. И подгузники не достать. Почему-то их у нас не продают. Приходится ездить в райцентр или Минск.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Анна до «декрета» работала и жила в Витебске. «Не тянет туда, честно говоря. Но хотелось бы не просто в деревне жить, а хотя бы в каких-нибудь Смолевичах. Чтобы было больше возможностей. Но мы рады и тому, что имеем».

Кстати, через год, когда у супруги Константина закончится декретный отпуск, она хочет выходить на работу. Проблем с этим здесь тоже нет: «Планирую на винзавод „Винфлор“ пойти. Люди говорят, что там неплохо».

«Жалуются обычно те, кто работу и не искал»

«Главное, чтобы была хорошая работа и жилье», — это, похоже, основа философии молодой семьи. Супруги уверены, что нет безвыходных ситуаций и всегда можно найти себя — просто нужно шевелиться.

— Жалуется обычно тот, кто работу и не искал. Многие вообще живут по принципу «не хочу работать, но хочу денег». Если человек хочет работать, то он найдет и работу, и жилье, — говорит Анна.

Она считает, что самая большая проблема — это алкоголизм.

— Вот таким людям вообще ничего не надо. А так человеку с головой и руками везде найдется применение. И заработать на жизнь получится. Кто работает, те нормально живут. Я даже не вижу сильной разницы между тем, как одет мой ребенок, и тем, как одет ребенок из, скажем, минской семьи. Не надо изображать из себя нищих.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Статистика: средний возраст переселенцев ради работы — 34 года

Всего в 2015 году в Беларуси переселили на новое место жительства и работы 168 семей безработных. Средний возраст переселенцев — 34 года. Больше всего таких семей было в Витебской (55) и Минской областях (45). Переселяли в основном в сельскую местность: в деревню уехали 154 семьи из всех переселенцев. Самыми востребованными профессиями стали: операторы машинного доения, животноводы, трактористы.

— Раньше одна семья могла получить помощь от государства при переезде несколько раз, — рассказывает исполняющий обязанности начальника управления занятости населения комитета по труду, занятости и социальной защите Минской области Алексей Караленя. — Сейчас — единожды. Я считаю, что это правильно. Ведь цель переселения — дать работу и жилье. Сейчас люди охотно на это решаются, потому что с работой ситуация непростая: на 1 вакансию приходится 1,3 безработного.

Но не все безработные горят желанием уезжать в другие районы. Многие не готовы взять на себя обязательства перед государством: год отработать на одном месте — иначе придется возвращать выданные деньги. Кроме того, трудно переселить, например, из Логойска, Дзержинска. Люди не хотят уезжать далеко от Минска, даже если не могут найти работу — надеются на вакансии в столице. Поближе к Минску стремятся и остальные.

— А в Минском районе и самой столице практически нет жилья. Переселиться сюда из других мест очень сложно, — уточняет специалист.

Читайте также:

«Забудьте про 8-часовой рабочий день и одну профессию на всю жизнь». Что ждет рынок труда

-20%
-40%
-10%
-50%
-17%
-70%
-10%
-10%
-21%
-15%
-25%