Публичный счет


/

«Если посмотреть на экономику Лондона, то около 12% бюджета создается креативными пространствами. Условно говоря, спектакли приносят городу не меньше денег, чем размещенные в нем производства. Минску тоже пора увеличить объем поступлений от этой сферы», — убежден архитектор Георгий Заборский. Владельцы творческих пространств и эксперты рассказали, как в Беларуси развивается креативная индустрия.

Как студенты за 500 долларов открыли креативное пространство

Минчане Маргарита и Денис Лазаренковы еще студентами запустили интернет-магазин дизайнерских подарков. Денис тогда учился на юрфаке БГУ, а Маргарита изучала международные экономические отношения в БГЭУ. Через год партнеры и будущие супруги продали бизнес, а на вырученные деньги запустили креативное пространство «Лофт Балки». Его открыли в ткацком цехе бывшего технического колледжа по улице Чапаева, 3, сейчас там находится государственный бизнес-инкубатор.

— В здании после ремонта городских властей сохранились балки, очень здорово, что их никто не закрасил или не обшил каким-то материалом. Поэтому название для пространства придумали достаточно быстро, — вспоминает Маргарита. — Мы смотрели на опыт как европейских стран, так и России. На тот момент мы были воодушевлены лофт-проектом «Этажи» в Санкт-Петербурге.

На первом этапе в «Лофт Балки» вложили всего 500 долларов, уточняет Денис Лазаренков, который в тандеме отвечает за финансовую составляющую.

— Значительная часть денег ушла на ремонт, который делали с большего своими силами — мы, наша команда и единомышленники. Нам сильно повезло — капитальный ремонт уже был сделан, окна заменили, хорошо работало отопление. Поэтому за нами была «косметика»: подкрасить здесь, прибить тут. На это денег много не нужно.

Денис рассказывает, что вместе с Маргаритой перед этим несколько месяцев подряд искали пространство, объездили больше десятка мест в Минске.

— Мы сами занимались покраской стен и созданием всей мебели: от архитекторских столов, столешницы для которых покупали в «сделай сам» и затем красили морилкой, до лофтовых светильников, которые подсмотрели на миланской выставке дизайна и сделали вместе с друзьями, — уточняет Маргарита.

Еще одна важная статья расходов — приведение в порядок коммуникаций, здесь не обошлось без привлечения специалистов.

— Мы стартовали в тестовом режиме, пространство улучшали и совершенствовали уже в процессе работы, прислушались к отзывам аудитории, — говорит Маргарита, которая отвечает за творческую составляющую пространства «Лофт Балки». — Мы жутко боялись старта. Думали, что никто не придет. А на первое же мероприятие с домашними лимонадами пришло около 120 человек.

Мероприятие в креативном пространстве «Лофт Балки» по улице Чапаева, 3

Денис рассказывает, что первоначальные вложения в 500 долларов удалось отбить в первый же месяц. Позже в пространство вложили еще некоторую сумму. По словам Дениса, креативные пространства позволяют зарабатывать при стечении нескольких условий.

— Первое — это само пространство и его атмосфера. Невозможно создать успешное место, просто закупив мебели в IKEA. Вы ничем не будете отличаться от остальных. Мы пошли по сложному пути DIY (do it your self — сделай это сам) и не прогадали. Людям это понравилось, и они с удовольствием возвращались вновь, — говорит Денис. — Второе — месторасположение. Очень сложно открыть популярное место такого формата где-то за городом или на его окраине. Искать нужно максимально ближе к центру. Запасной вариант — близость метро. Например, новое пространство «БАШНЯ» — идеальный в этом плане пример.

Молодой человек добавляет, что в их ситуации плюсом стало отсутствие конкурентов.

— Когда мы открылись, альтернатив практически не было. ЦЭХ переезжал, а «Галерея У» никогда не претендовала на ивент-пространство. Мы просто были первыми. Это сейчас, спустя 2 года, появилось уже более 5−7 мест в Минске. А когда мы начинали, мы были фактически одни, — добавляет Денис.

По его словам, первое время приходилось работать по бартеру.

— К примеру, мы договорились с кафе, которое находилось недалеко от нашего пространства, забрать на зиму столы стулья с их летней террасы. Владельцам заведения не нужно было платить деньги за их хранение, а нам не пришлось на начальном этапе тратиться на мебель. Так мы получили полноценный коворкинг на зимний период, — говорит Денис.

По мнению Маргариты, креативные пространства, которые открыты в неэксплуатируемых зданиях, существуют обычно не больше двух лет.

— Как правило, после творческих людей на обновленных территориях появляются инвесторы, которым нравится помещение и которые готовы вложить в него деньги, чтобы разместить там, к примеру, офисы, — говорит Маргарита. — Что-то похожее произошло и с проектом «Лофт Балки». Помещение, которое мы занимали с открытия, сейчас по договоренности переходит к другой организации. Мы же переехали в новое помещение в бизнес-центре Omega Tower.

В новом пространстве намерены делать проекты на стыке ИТ и креативных индустрий.

На вопрос, для чего Беларуси нужны креативные пространства, Маргарита отвечает сходу:

— Развитие креативных пространств выгодно для экономики страны. К тому же они помогают развивать городскую культуру. Это площадки, где люди могут высказывать свое мнение, — говорит Маргарита.

В планах у семейства Лазаренковых объединиться с другими инициативами и открыть крупное креативное пространство в Минске, в котором будет место как для проведения выставок и мероприятий, так и помещения для коворкинга, офисов и студий, производственный коворкинг с 3D-принтерами, дизайн-магазин, бар с легкой кухней. Сейчас они ищут инвесторов. Для старта нужно от 50 до 100 тысяч долларов.

Корпус 8: на первом этапе вложили несколько десятков тысяч долларов

Владелец креативного пространства «Корпус 8» Вадим Жук в 2009 году получил диплом программиста. Но по специальности он не проработал ни дня.

 — Еще во время учебы в университете заинтересовался фотографией, из этого увлечения выросла фотостудия Studio67, — рассказывает Вадим Жук. — Раньше фотостудия находилась в «Красном дворике» — место, где происходили интересные события, 90% которых устраивала наша команда. Показывали кино, устраивали маркеты. Но «Красный дворик» не был креативным пространством. Мы начали поиск нового места.

Часть площадей, которые освободила Studio67 в «Красном дворике», сейчас занимает рекламное агентство.

— Сначала мы в течение года находились в бывшем актовом зале завода «Планар». Но искали пространство, аренду которого можем потянуть, рассчитывали на помещение в 300−500 квадратных метров. Но здание «Горизонта», которое нам предложили, было примерно 1500 квадратов, — вспоминает Вадим Жук. — В то же время многие знакомые тоже занимались поиском свободных площадей в аренду. Это придало нам уверенности в том, что если мы возьмем большое пространство, то оно будет пользоваться спросом.

Фото со страницы пространства Карпус 8 в соцсети Фейсбук
«Корпус 8». Фото со страницы пространства в соцсети «Фейсбук».

Ремонтом нового пространства Вадим и его команда начали заниматься с ноября прошлого года, на основные работы ушло около полугода.

— Основные ремонтные работы мы завершили только в конце этой весны. Если бы было финансирование в один момент, то все получилось бы вдвое быстрее. Ремонт сделали в основном своими силами, привлекали энтузиастов-волонтеров. Сами занимались очисткой пространства от мусора, покраской, декорированием. Но какие-то специальные работы делали профессионалы. К примеру, прокладку коммуникаций, возведение стен, — рассказывает создатель «Корпуса 8».

Вадим уточняет, что «даже сейчас мы запустились не в полной мере, потому что прошли не все согласования».

— Это промышленное здание, но чтобы здесь полноценно можно было сделать бар и организовать культурный центр, оно должно быть административно-хозяйственным. Для этого нужно пройти очень много согласований. Существует много технических затруднений и бюрократических проволочек.

Фото: Валентин Михальцов, TUT.BY

На первом этапе в пространство вложили «несколько десятков тысяч долларов», рассказывает Вадим Жук.

— Это не только собственные средства. Это были прямые и косвенные вложения. К примеру, часть материалов были предоставлены в рассрочку либо на каких-то других условиях, — говорит молодой человек. — Если иметь долгосрочные планы, как у нас, то открытие такого пространства дорого обойдется. К примеру, мы установили пожарную сигнализацию, провели работу по соблюдению требований МЧС.

По словам Вадима, вернуть вложения еще не удалось, зато вышли «на ежемесячный нулевой баланс».

— Иногда посещали мысли, что в креативной индустрии сложнее заработать деньги, чем в сфере программирования, к примеру, — уточняет Вадим. — Но если говорить в целом, то ни разу не пожалел о своем выборе, что занялся фотографией и пришел к креативному хабу.

Сейчас в «Корпусе 8», который занимает два этажа, проводят образовательные программы, лекции, мастер-классы по фотографии и PR, устраивают выставки, презентации проектов, концерты, вечеринки. В числе резидентов значатся краудфандинговая площадка «Улей», фотостудия Studio67, тренинг-центр «Мануфактура LAB», школа флористики «Роза Азора», школа электронной музыки Ableton, шоу-рум Ольги Кардаш.

— Резиденты также необходимы, чтобы они создавали контент нашего центра. У нас почти все площади заняты. С декабря будут небольшие рокировки, вместо одних будут заезжать другие.

Помимо открытия бара команда хочет также оборудовать помещение под коворкинг, «но пока не хватает ресурсов, нужен партнер».

Вадим Жук рассказывает, что его команда рассматривает возможность принять участие в организации подобного креативного хаба в одном из бизнес-центров.

— Одна из особенностей нашей организации — мы не просто привели в порядок здание, обустроили его, сдали в аренду, но и предложили участие в проекте, — говорит Вадим Жук. — Когда сейчас половина бизнес-центров пустует, они нуждаются в новом формате позиционирования. Мы предлагаем заполнение бизнес-центра по принципу клуба.

Креативное пространство ЦЭХ: зарегистрированы как бизнес-структура, но занимаемся социальным предпринимательством

Фото: Ольга ШукайлоДиректор творческого пространства ЦЭХ Юлия Дорошкевич убеждена, что сегодня «многие путаются в определении понятия креативных пространств».

— По-моему, креативные пространства — это те пространства, которые создают какие-то свои креативные продукты или создают условия для этого, — отмечает Юлия Дорошкевич. — Большинство площадок, которые открылись в Минске и называют себя креативными, таковыми не являются. Они просто сдают красивое помещение. И они быстро закрываются, как и открываются. Но в Минске есть и пространства с четкими концепциями. К примеру, IMAGURU и «Лофт Балки».

Пространство ЦЭХ открылось в октябре 2013 года в помещении на проспекте Независимости, которое принадлежало БСБ Банку. За год здесь прошло почти 170 публичных мероприятий. Но в конце 2014 года Юлия Дорошкевич получила уведомление, что с ЦЭХом не продлили договор аренды.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— На переезд в новое пространство ушло около 20 тысяч долларов. Делали стены для выставки, разбирались с электрикой. Что-то частично перевезли со старого места, — вспоминает Юлия. — Закупали новые обогреватели, заменили некоторую мебель, которая вышла из строя.

В старое же помещение вложили около 30 тысяч долларов.

Соучредителями ЦЭХа стали несколько человек — «те, кто скорее за идею, чем за деньги», которые и вложили собственные средства, уточняет Юлия. По ее словам, с одним из соучредителей они распрощались, потому что «разошлись взгляды».

— Это были очень большие вложения для нас. Нам нужно было организовать выставочное пространство, которое стоит дороже, чем обычная площадка для проведения мероприятий, — уточняет директор ЦЭХа. — Но это были не все расходы, мы еще потом вкладывались. Во-первых, мы въехали в помещение, в котором один из залов уже был полностью приведен в порядок. Мы вкладывались во второй зал и дополнительное оборудование. Кто-то деньгами помог, кто-то оборудованием, а кто-то — другими ресурсами.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Мы хоть и зарегистрированы как бизнес-структура, но занимаемся социальным предпринимательством. Мы не зарабатываем деньги, не делим и не распределяем между соучредителями, а вкладываем в развитие пространства, осуществляем поддержку социально значимых инициатив. Начиная от фотошколы, фотокурса, фотопремии, выставки молодых авторов, которые частично или полностью финансируем, и заканчивая своей библиотекой, циклом лекций по истории искусств.

Юлия Дорошкевич уточняет, что сегодня в Минске нет проблем с поиском свободных помещений под креативные пространства.

— Когда нам срочно нужно было съехать, к нам обращались в основном частники с предложениями об аренде. Улица Октябрьская еще до конца не освоена. Но чтобы освоить такие помещения, нужно вложить много денег. Это бывшие заводские цеха, там нет нормального ремонта, нет нормальной электрики, — говорит Юлия Дорошкевич.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Архитектор: спектакли приносят Лондону больше денег, чем размещенные в городе производства

Консультант в области городского развития архитектор Георгий Заборский уже больше 10 лет изучает развитие креативных пространств. Вместе с Еленой Картаевой и сообществом «Прогрессор» он подготовил книгу «Места действия» об этой индустрии. Кроме того, молодой человек вместе с единомышленниками в 2012 году основал одно из первых в Беларуси креативных пространств «Место». Георгий убежден, что нужно уходить от термина «креативное пространство».

— Под креативными пространствами многие представляют места для собраний художников и дизайнеров, а на самом деле это может точно так же работать с театралами, инженерами и программистами. Вопрос в том, как люди объединяются в пространстве, а не в том, кто они по профессии. Поэтому мы предлагаем использовать термин — «места действия». Это места, в которых выстраиваются новые связи между людьми, создаются новые совместные проекты, — говорит архитектор.

Белорусы уже готовы к тому, чтобы креативные пространства создавали в заводских помещениях, уверен Георгий.

— Еще 5 лет назад наша публика была настолько непривычна к европейскому формату креативных пространств, что она ожидала евроремонта в первый день открытия. Они хотели прийти в место, в котором сделано абсолютно все. Сейчас это в прошлом, публика побывала в других странах, почувствовала, как может быть круто в полуразрушенных заводских стенах, — отмечает Георгий Заборский. — Но нам на законодательном уровне нужно облегчить процедуру использования под общественные функции пространств, которые сейчас зарегистрированы как складские или промышленные.

«Корпус 8». Фото со страницы пространства в соцсети «Фейсбук».

По словам Георгия, креативные пространства могут появиться уже в следующем году в Борисове, Гродно, Лынтупах и Молодечно. Архитектор консультирует создателей некоторых из этих проектов.

— Самое неожиданное из всего этого — Лынтупы. Оно создается небольшим сообществом минских интеллектуалов, которые купили недвижимость в районе Лынтуп. Они обнаружили, что им чего-то в среде не хватает, решили создать место для взаимодействий, — делится подробностями архитектор. — Важно создавать в регионах площадки «снизу», а не копировать столичные. Местная специфика — то, за чем и приедут, в том числе из Минска. А у нас пока есть привычка относиться к созданию креативных пространств как к созданию корпораций — франчайзинг, копирование успешных бизнесов. Наши исследования показывают — это не работает. Нужно создавать свое, оригинальное. Что-то погибнет, что-то выживет, и количество попыток перейдет в качество. На Минск нужно 20 попыток, и еще 20 по регионам — и среда изменится.

По его мнению, стоимость аренды заводских помещений, которые не используются, неоправданно высока. При этом специалист видит немало плюсов в развитии креативной индустрии.

Еще один важный момент — развитие креативной экономики, которая создается такими пространствами.

— Если посмотреть на экономику Лондона, то почти 12% бюджета города создается креативной экономикой, она растет на 25% быстрее других отраслей. Условно говоря, спектакли приносят Лондону не меньше денег, чем размещенные в городе производства. Минску сейчас важно развивать креативную индустрию, чтобы увеличивать объем поступлений в бюджет города от этой сферы. Это не требует специальных вложений, нужны только административные решения: в Будапеште много неиспользуемых жилых домов отдали в льготную аренду на 5 лет для молодежных проектов. Сегодня все эти пространства превратились в коворкинги, бары, креативные пространства, литературные клубы. В целом город увеличил налоговую базу за счет ресурса, который не работал вообще.

Георгий считает, что в Минске в первую очередь не хватает «универсального пространства с театральным уклоном».

— Там должны быть не только залы для постановок, но и коворкинг, и пространства для лекций, конференций. Такой котел, в котором варятся специалисты разных профессий — основа современного города. Почему именно театр? Просто он у нас на взлете, но из-за того что он разбросан по маленьким залам, минчане не видят этого, не знают, насколько это сейчас интересно. Поэтому театралы могут стать теми, кто объединит всех. Гибридное пространство: художники, театралы делают жизнь интереснее, а, например, ИТ-специалисты привносят туда деньги. Это модель, которая работает в Праге, Софии и Москве. Есть надежда, что это будет работать и в Беларуси.

Режиссер Александр Марченко, спектакль «Опиум» которого играют в совсем не театральном пространстве — в выставочном зале Дворца искусств, — подтверждает, что сегодня в Минске не хватает театрального пространства, в котором «было бы технически оснащенное и уютно для зрителей организованное пространство, где можно показывать спектакли, проводить выставки, лекции, семинары и мастер-классы».

— Сегодня в Минске нет альтернативных государственным театральных площадок. В последнее время появились и «Корпус 8», и «Верх», и пример использования центром визуальных и исполнительских искусств «АРТ Корпорейшн» пространства Дворца искусств под театральную площадку, и использование во время проведения читок в рамках первого Белорусского драматургического конкурса WriteBox, студии BlackBeastMedia, — говорит Александр Марченко. — Но это все спонтанные, временные решения. Альтернатива же необходима, так как дает возможность зрителю при желании видеть альтернативную продукцию.

Александр Марченко приводит в пример спектакли Patris и «Печальный хоккеист», которые в разные годы специально создали к фестивалю «Теарт», но «они так и остались спектаклями для фестиваля».

— Их невозможно увидеть в Минске во время театрального сезона во многом из-за отсутствия площадки, на которой их можно было бы демонстрировать публике, — резюмирует режиссер.

Белгазпромбанк: на примете есть креативное пространство для наших проектов

Белгазпромбанк уже не первый год пытается найти помещение для постоянной экспозиции, где выставлялась бы художественная коллекция банка и проводились другие культурные мероприятия. Банк рассчитывал, что государство поможет с поиском такого пространства.

— Такого пространства очень не хватает. Но, к сожалению, государственно-частного партнерства не получилось. Нам предлагали что-то, но все не то. И в итоге мы, наверное, будем покупать помещение, — рассказывает председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико. — Есть пространство на примете, но мы пока его не приобрели. Надеюсь, что до конца этого года или в начале следующего года вопрос решится. Если получится, то объединим там все наши проекты — «Арт Беларусь», театральные истории и, может быть, краудпроекты и пространство для воркшопов.

Читайте также:

«Это вы на Земле, а мы на Юпитере». На «Горизонте» открыли креативное пространство «Корпус 8»

Нужные услуги в нужный момент
-15%
-10%
-10%
-20%
-30%
-20%
-10%
-20%
-20%
-30%
-10%
0058415