Эксклюзив


/ Фото: Олег Еременко,

«Три года ночевала в подвале», — вспоминает 64-летняя Раиса Филимонова. Жительница Глубокого вместе со своим экс-супругом через суд добилась алиментов от своего 31-летнего сына. Теперь он должен ежемесячно выплачивать каждому из родителей по 42 новых рубля. Правда, мужчина куда-то исчез и на суд не пришел. Журналисты FINANCE.TUT.BY пытались разобраться в непростой истории и выяснить, как поступать нетрудоспособным родителям, которые не могут дождаться помощи от своих детей.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY
Раиса Филимонова на крыльце дома своей матери.

Раисы и Вячеслава Филимоновых, которые через суд добились алиментов, в их трехкомнатной квартире по улице Ленина в Глубоком не оказалось.

— Да их вообще практически не бывает в квартире, они от сына убегают. Живут в доме у родственников. А до этого в подвале жили, сын не давал им жизни. Когда он дома, они в подвале, — рассказывает один из соседей Раисы Филимоновой. — Когда он тут, они боятся находиться дома.

Мужчина рассказывает, как найти Раису, и добавляет:

— Это больше 10 лет длилось. Наверное, воспитали так. Я его 20 мая в последний раз видел. Мне пришла повестка в суд как свидетелю, я пришел. А он не явился, — вспоминает сосед Филимоновых.

На выходе из подъезда мы встретили еще двух жительниц этого дома.

— Так Миши нет, он куда-то убежал. Родители в подвале жили. Там ничего не оборудовано. Спала на досках, — рассказывает одна из женщин. — А Раису вы ищите в доме за магазином, в котором продают банки.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY
5-этажный дом по улице Ленина, в котором находится трехкомнатная квартира семьи Филимоновых.

Семью Филимоновых мы нашли в доме в частном секторе. Во дворике убрано, почти весь участок вскопан под грядки. Дом, правда, уже давно нуждается в покраске.

— Я к вам не обращалась… — с порога заявила Раиса Филимонова, присаживаясь на скамейку. У женщины болят ноги, она получила инвалидность 3-й группы.

Потом все-таки соглашается поговорить.

— Я просто боялась его. Он пил. Пьяный - дурак. И трезвый может орать диким матом. Угрожал, а пойти было некуда. Вот я и терпела. Стала убегать, он выгнал меня из дома, я ночевала у подруги в Ушачском районе. Потом жила у знакомой бабки, затем друзья пустили меня в сарай возле нашей многоэтажки, они в нем складывали ненужные вещи. Мне там кровать сделали, тюфяки, одеяла, подушки принесли. Потом нашла место в подвале.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY
Частный дом, в котором сейчас живет Раиса вместе со своим бывшим супругом, перенесшим недавно микроинсульт. Дом принадлежал матери Раисы, которая умерла в этом году.

На вопрос, почему женщина раньше не обращалась за помощью, она разводит руками.

— Толку писать заявление. Вызывали в милицию, протокол составляли, его отпускали, — поясняет женщина. — Это все длится с его 16 лет. Сыну скоро будет 32 года.

Раиса с сожалением говорит, что сын вырос таким из-за того, что ему уделяли мало внимания.

— Когда мы 25 лет назад развелись с мужем, я ходила на дежурства, Миша один был. Ему понравилось, где-то болтался. Недосмотрела я его… — с сожалением говорит она. — В садике дрался, а в школе у детей деньги отнимал. Потом нашел каких-то друзей, велосипеды воровали, катались.

Раиса работала на молочном заводе, затем в строительной организации.

— Когда сократили с ПМК, то сидела со старшим ребенком-инвалидом, у него был один сердечный клапан, он 12 лет назад умер. Подрабатывала у фермера. Помогали соседи продуктами.

Она рассказывает, что Михаил окончил вечернюю школу, устроился в ЖКХ.

— Напился — выгнали. Пошел на другое предприятие — то же самое. Потом сидел месяца два дома, я начала ругаться, тогда пошел к частнику делать керамический забор. Работа была сезонная с апреля по октябрь. Он три года отработал у частника.

По словам женщины, предприниматель, у которого трудился ее сын, готов его принять на работу, потому что «Миша с руками, он за две недели выполнял три нормы».

Женщина рассказывает, что не один раз пыталась поговорить с сыном, но «это бесполезно».

— Он когда напьется, то говорит мне: «Что ты тут меня еще учить будешь». Как даст, кастрюля сзади летит. Порода горячая. Я ухожу. Если приходит в 18.00, то меня уже в 16.00 нет дома. Потом не уйдешь. Бывший муж тоже боится быть в квартире. Но пил сын в основном в выходные, в будние старался не выпивать.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY

Сейчас Раиса получает пенсию в 190 рублей, бывший супруг — на 80 рублей больше. Женщина рассказывает, что выращивает овощи, чтобы было легче справиться с финансовыми сложностями.

Справка FINANCE.TUT.BY. «Дети обязаны заботиться о родителях и оказывать им помощь. Содержание нетрудоспособных, нуждающихся в помощи родителей является обязанностью их совершеннолетних трудоспособных детей», — говорится в Кодексе о браке и семье.

Размер алиментов, которые взыскивают на содержание нетрудоспособных родителей, суд определяет исходя из материального и семейного положения родителей и каждого из детей. Алименты могут назначить как с привязкой к базовой величине, так и в твердой денежной сумме.

Суд может пересмотреть свое решение, если изменится материальное или семейное положение родителей или детей. При условии, что заинтересованная сторона подаст иск.

При этом лишенные родительских прав не могут претендовать на алименты от детей.

— Выращиваю томаты, парник сама сделала. Картошку сажаю, морковку. Сейчас засеяла грядки зимней редькой, — не теряет оптимизма женщина. — Одни лекарства около 100 тысяч стоят, вторые подешевле. Соседка много помогает. С оплатой коммунальных платежей у нас нет никаких проблем.

Со своей пенсии женщина даже смогла купить сыну сначала б/у ноутбук, а когда его украли, то приобрела в рассрочку новый.

— Я думала, что куплю ему ноутбук, хоть меньше пить будет, чем-то займется. А он познакомился по интернету с девушкой и уехал к ней в Светлогорск. У них родился ребенок. Мне спокойнее хоть стало. Но он потом начал снова пить, разошлись с девушкой.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY

Когда сын вернулся из Светлогорска, то предложил родителям продать трехкомнатную квартиру и купить другую, поменьше.

— Хотел пропить деньги, — говорит женщина. — И все жаловался, что его никто не кормит. А ведь он никогда денег не приносил. А раньше еще и жаловался, что не тем кормим. Одежду покупала ему в «гуманитарке».

64-летняя жительница Глубокого вспоминает поездку сына в гости к знакомым в Россию.

— Через некоторое время мне пришел телефонный счет на 4,5 миллиона рублей (до деноминации. — Прим. FINANCE.TUT.BY). СМС столько написал. У моей матери пенсия хорошая была, и я выплатила. Из России вернулся без паспорта.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY

Но Раиса настроена позитивно, она верит, что ее сын в скором времени объявится, устроится на работу и будет выплачивать алименты.

— Миша приедет и будет жить в квартире. Если будет приходить и нормально разговаривать, то буду давать еду, а нет — то не дам. Приучили его. А теперь алименты будет платить. Пойдет работать. На работе лучше, чем в тюрьме. На мясокомбинат может устроиться. Он пошел бы и раньше работать, но квартира ведь оплачена. Зачем работать, — говорит Раиса.

Сейчас Раиса занимается своим здоровьем, ежедневно делает лечебную зарядку, смотрит за бывшим супругом, который недавно перенес микроинсульт и нуждается в ее помощи. Женщина и сама дважды в год ложится в больницу на плановое обследование. Специально для этого купила планшет, научилась выходить в интернет.

Встретиться с Михаилом Филимоновым нам не удалось. Мы нашли несколько его страничек в соцсетях «ВКонтакте» и «Одноклассники». «Прячется от дам», — предположил один из его друзей «ВКонтакте». Сам Михаил отказался общаться, думая, что ему пишут сотрудники милиции.

На своей страничке в соцсети он указал, что главное в жизни — семья и дети, а главное в людях — доброта и честность, и добавил, что у него растет 7-месячный сын.

Прокурор: «Родители молчат, потому что боятся мести со стороны детей»

Прокурор Глубокского района Игорь Волынец 12 лет работает в этой должности, но не припомнит похожих случаев.

— Практика показывает, что многие родители не хотят обращаться за защитой своих прав. Они не хотят придавать огласке такие истории, жалеют детей. Некоторые родители молчат, наверное, потому что боятся мести со стороны детей, — говорит прокурор Глубокского района. — Много случаев, когда взрослые дети живут за счет престарелых родителей, особенно это распространено в сельской местности. Как правило, они нигде не работают, требуют деньги у своих родителей, заставляют кормить их, применяют где-то насилие. Таких случаев масса.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY

По словам Игоря Волынца, в прошлом году он пытался убедить две семьи, которые страдали от нерадивых детей, обратиться в прокуратуру.

— Я получал информацию о таких семьях от участковых инспекторов. К примеру, из колонии вернулся сын, родители плачут, но не хотят подавать иск, — говорит прокурор. — Но суд не удовлетворит исковое заявление без их согласия.

Прокурор рассказывает, что Филимоновы обратились за помощью в июле, чтобы «оказать воздействие на сына, чтобы заставить его работать».

— Родители рассказали, что сын пил, требовал то деньги, то продукты. Они долгое время это терпели. Я предложил предъявить иск, чтобы взыскать алименты, — поясняет Игорь Волынец. — Перед тем как подготовить исковое заявление, я вызвал к себе этого мужчину, провел с ним разъяснительную беседу. Он возражал против всего, что говорили родители. Он утверждал, что ничего не берет у родителей, наоборот, им помогает. Хотя подтвердить свои слова он ничем не смог. В суд он не явился, его местонахождение неизвестно. Гражданское дело было рассмотрено без его присутствия.

Решение суда уже направили в отдел принудительного исполнения.

— Если он не устроится на работу и в течение трех месяцев не будет платить алименты, то уже предусмотрена уголовная ответственность за уклонение от уплаты алиментов на содержание родителей.

Эксперт: если родители недееспособны, то шансы выиграть суд на алименты 95%

Юрист Иван Чижик, который специализируется на семейных, жилищных и уголовных делах, рассказывает, что в Беларуси нечасто назначают выплаты алиментов родителям.

— В большинстве случаев граждане не знают, что алименты можно взыскать на содержание недееспособных родителей. А в других случаях присутствует моральный аспект. Якобы неудобно идти в суд взыскивать деньги на содержание, — уточняет юрист.

Иван Чижик вспоминает, что несколько лет назад похожие случаи, когда родители через суд добивались алиментов от детей, были в Минске — Советском и Центральном районах. Истории, похожие на ситуацию с семьей Филимоновых, раньше происходили и в Гродненской области.

— Как правило, в таких ситуациях родителей больше интересует не столько выплата алиментов, сколько разрешение жилищного вопроса, когда дети не несут никаких затрат по содержанию жилого помещения. Чаще с такими вопросами обращаются.

Юрист убежден, что существует большая вероятность выиграть суд, если родители недееспособны.

— Если вопрос касается содержания, то нужно идти в суд. Если доказать, что родители недееспособны, то есть гарантия около 95%, что решение суда будет положительным. Но вопрос будет в фактическом исполнении. Суд создал юридический факт, но, к сожалению, в силу того, что человек может скрывать свои доходы либо прятать имущество, решение не всегда исполнимо. Хотя судебные исполнители могут воздействовать — запретить выезд из страны, содействовать лишению водительских прав.

Фото: Олег Еременко, TUT.BY

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-10%
-30%
-30%
-10%
-10%