109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  2. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  3. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  4. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  5. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  6. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  7. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  8. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  12. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  13. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  14. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  17. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  18. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  19. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  20. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  21. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  22. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  23. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  24. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  25. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  26. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  27. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  30. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
реклама


/

Этот универсальный магазин на улице Могилевской знают все гомельчане. Да что там гомельчане! Сюда на шопинг, было время, съезжались даже жители соседних России и Украины. Универсальный магазин № 5 «Облторгсоюза» в народе называли просто — «База». Открылся он в 90-х, и конкурентов ему тогда не было. Как местные, так и приезжие любили его за огромный выбор товаров и цены, которые «ниже, чем в среднем по городу». Но сегодня о тех славных временах остались лишь воспоминания. И вопросы: что случилось с первым гомельским гипермаркетом и что его ждет дальше?

Фото: Елена Бычкова

База умирает. Это видит каждый, кто переступает ее порог. Сегодня она больше напоминает сельмаг. На прилавках — вместо товарного изобилия — эклектика из нераспроданных остатков. Вот в бывшем отделе «Электротовары» под потускневшими от времени и пыли плафонами люстр ждут своего звездного часа боксерские перчатки, гели для душа, торшер и кимоно. В другой секции уже год как не распродадут детские платья, мужские галстуки, женские колготки и домашние тапочки.

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Гомельский «Облторгсоюз» — одно из крупнейших оптовых предприятий региона. Имеет в своем составе 26,5 тыс. кв. м оптовых складов, 46 магазинов общей площадью 16 тыс. кв. м, склады временного и таможенного хранения товаров с железнодорожными и автомобильными подъездными путями и механизированной системой погрузочно-разгрузочных работ, холодильные комплексы, предприятия общественного питания.

— Товар не завозили с прошлого года, распродаем остатки. Посмотрите, может, что и приглянется, все-таки по старым ценам, — без особого энтузиазма рекомендует продавец.

— Туфли на ребенка — 60 рублей. Ничего себе старые цены! Хоть бы скидку сделали, — подоспела к разговору единственный на всю округу покупатель.

— Миленькая, ну разве я решаю, какие цены устанавливать? — оправдывается работник торговли. —  Руководство сказало, что скидок не будет. Продукцией рассчитываемся с теми, кому должны. Вот только что «Гомельобоям» собрали пакеты.

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Тому, кто не был «на базе» больше года, сориентироваться непросто. Из всех отделов на прежнем месте остались лишь «Ковры». Там, где когда-то располагался магазин «Продукты», теперь — «Конфискованные товары». Вроде здесь-то уж точно должна кипеть жизнь. Но — нет. Никому не нужны ни отобранная у браконьеров резиновая лодка, ни конфискованный широкоформатный принтер, ни даже партия свадебных платьев. Конечно, покупатель не активничает вовсе не из солидарности с лишившимися товара и техники предпринимателями — просто дорого.

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Все иначе в не так давно образовавшемся отделе «Мебель». Оптимистичные вывески «Мы открылись», воздушные шарики, снующие туда-сюда грузчики… Правда, к «Облторгсоюзу» вся эта «движуха» не имеет никакого отношения. Чтобы хоть как-то содержать ангар площадью пять тысяч квадратных метров, предприятие не так давно запустило сюда мебельщиков. На них и других арендаторов-частников у руководства «Облторгсоюза» особые надежды. Но об этом — позже.

Фото: Елена Бычкова

«Мне 55 лет. Скажите, куда мне идти?»

База — хоть и самый крупный, но далеко не единственный магазин «Облторгсоюза». Всего их до недавнего времени насчитывалось с полсотни. Сейчас часть уже закрыта, часть сдается в аренду.

Некогда самая крупная торговая организация области, насчитывающая в своих рядах более 2 тыс. человек, не знает, как сегодня выплатить зарплату оставшимся 380 работникам. Что будет с этими людьми через месяц, два, три — никто не знает.

На очередном собрании трудового коллектива с участием профсоюза и руководства в очередной раз решается судьба людей. И в очередной раз — не в их пользу.

Фото: Елена Бычкова

В актовом зале работников торговли собрали, чтобы снова сообщить то, что все они и так прекрасно знают — лучше не будет. Организация три года как убыточная, не первый месяц в ее сторону косятся судебные приставы. Потому как в исполнительном производстве — 51 млрд неденоминированных рублей, притом что выручка предприятия за август составила 5,5 млрд.

Удивительно, как с такими показателями «Облторгсоюз» еще не в списке должников по зарплате. Но в этот раз людям сообщают еще одно неприятное известие — получать они станут еще меньше. Потому что не зарабатывают.

— С 1 октября мы снижаем все повышающие коэффициенты к зарплате. Оставляем только 5% по контракту, которые предусмотрены декретом президента. Денег нет. Также с 1 октября мы снижаем всю индексацию по зарплате, — озвучивает последние новости заместитель генерального директора Андрей Жданов.

В зале возмущение. Но администрация просит войти в положение. А еще — прекратить бесконечные жалобы в вышестоящие инстанции.

— В городе все службы осведомлены о нашей ситуации, но помочь они нам не могут. Завтра дадут очередные штрафы, уволят руководство, а дальше что? Либо наши, и так небольшие, деньги в виде штрафов уходят судебному исполнителю, либо на зарплату вам, — урезонивает толпу заместитель директора.

— Мне 55 лет. Вот вы говорите не ждать, увольняться, искать работу. Скажите, куда мне идти? Кто меня уже куда возьмет? А у меня дети и внуки. Ответьте, как мне жить? —  не выдерживает женщина из зала.

Фото: Елена Бычкова

— Нужно потерпеть и ужаться на время. У меня тоже дети, и точно так же, как и у вас, порой ничего в холодильнике нет, — парирует председатель профкома.

— Так увольняйтесь! — предлагают профлидеру голоса из зала.

Диалог заходит в тупик. Пора закругляться.

Вместо торговли — бизнес

Генеральный директор предприятия Сергей Иванов настроен оптимистичнее своих подчиненных. Признает — проблемы есть, но категорически не соглашается с тем, что дни «Облторгсоюза» сочтены. Он в должности меньше года, о промахах былого руководства не рассуждает, накопленные годами ошибки не комментирует.

— Мы не умираем. Предприятие находится в стадии переформатирования. Конкуренты от торговли обошли нас еще в 2000-х годах, и их нам уже не догнать — это не секрет и не тайна. Очевидно, чтобы сохранить предприятие, от торговли в том виде, в котором она у нас была, нам придется отказываться. Необходимо перестроиться. К примеру, организация может выступить как девелопер. Только так можно будет выйти потихоньку из ситуации, в которой мы сейчас оказались… Есть план, и он уже потихоньку воплощается. Сдача в аренду площадей — лишь один из этапов. Но есть и более амбициозные предложения: создать на базе наших площадей — они у нас огромные — узловой центр, где можно будет бизнес-сообществу Гомеля предоставить площадку для бизнеса.

— Бизнес-перспективы — это хорошо, а с людьми-то что, которые здесь и сейчас?

— Заработает бизнес, можно будет вернуться к рабочим местам. Да, они сейчас теряются у нас в торговле, но накапливаются на той бизнес-площадке, которую запускаем. То есть, если мы не можем предоставить на этом рынке качественную торговую услугу, мы предлагаем сделать это партнерам, которые реализуют это на наших площадях. И, поверьте, с людьми ведется работа. Зарплату снизили не для того, чтобы избавиться от работников — напротив, на эту крайнюю меру мы пошли, чтобы сохранить рабочие места. Конечно, оказываем содействие в дальнейшем трудоустройстве, направляем письма всем партнерам, просим создать вакансии для наших работников. «Евроопт», «Доброном», «ДорОрс», «Сахарторг» подставили плечо, помогли с трудоустройством. Другое дело, что не все из них соглашаются и поступают по принципу «простужу горло назло маме». Но есть и очень позитивные примеры. Мы передавали магазин «Северный» в аренду. Там работало наших 36 человек — это 36 семей, которые могут оказаться в тяжелом положении. Поэтому просили директора предприятия, которое арендовало наш магазин оставить людей. И он пошел навстречу. Места сохранены, зарплата у людей теперь даже выше. Теперь будем остальных спасать.

Фото: Елена Бычкова

-10%
-35%
-20%
-25%
-25%
-10%
-15%