Банки


Владислав Ковалевский /

Мобильность персонала — серьезный вызов для банковской системы, который, если не найти пути решения, может привести к «краху текущей системы кредитования». «Мы кредитуем стабильность, а нам вместо этого предлагают мобильность. Что мы будем делать? Пока думаем», — такое мнение высказал председатель правления ОАО «Белгазпромбанк» Виктор Бабарико на пресс-конференции, посвященной международной конференции «Новая реальность: вызовы для Беларуси».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Мы почти гарантированно столкнемся с ситуацией, когда молодые люди не хотят брать кредит. Новое поколение хочет жить, пользоваться вещами, но не хочет брать кредит, который выплачивать будет последующие 20 лет, — отмечает Виктор Бабарико. — Вообще, я это говорю интуитивно, по своим ощущениям и разговорам с молодыми людьми, а не опираясь на конкретные цифры. Но я вижу тренд. Молодежь сегодня стремится работать в крупных компаниях, но у них нет страха отказаться от этой работы и переехать куда-нибудь. Я все чаще встречаю людей, которые проработали несколько лет, например, в Apple, а потом уволились и отправились в путешествие. Я говорю: «Как ты решился уйти из Apple после стольких лет?!». А они отвечают: «Я годик похожу, а потом найду другую работу, тем более со своими компетенциями».

В будущем такая мобильность персонала может стать серьезной проблемой для банков: становится непонятным, как выдавать кредиты людям, которые не могут гарантировать свою финансовую состоятельность даже на ближайшее будущее.

— Сейчас мы кредитуем под справку о заработной плате и верим в то, что человек проработает на одной работе по крайней мере еще 10 лет, пока у него будет кредит. Если в банк придет человек и принесет трудовую книжку, где видно, что работу он меняет каждый год, — это беда. Но в будущем, думаю, такие трудовые книжки будут почти у всех молодых людей. Как кредитовать человека, если не знаешь, где он будет через год? Это пока теоретическая, но почти гарантированная ситуация, что клиентами банков станут люди после 30. Я не верю в изменение психологии. Я как-то рассказывал, что мои родители запасали картошку на зиму, я, имея деньги, запасал картошку на зиму, мой сын картошку на зиму не запасал ни одного дня. Он знает, что всегда сможет купить картошку, если ему она понадобится.

Нежелание молодых людей брать кредиты на покупку дорогих вещей приведет, по мнению председателя Белгазпромбанка, к развитию новой модели потребления — шеринговой экономике, когда человек не покупает дорогие товары навсегда, а лишь пользуется ими, когда необходимо.

— Сейчас происходит ситуация, когда люди все больше задумываются о том, зачем приобретать вещь, если пользуешься ей ограниченное количество раз. Например, ты покупаешь машину и ездишь на ней 2 раза в день на работу и обратно, и иногда - куда-нибудь на выходные. Молодые люди хотят пригласить девушку на свидание и отвезти ее на, скажем, Alfa Romeo, только они не хотят платить за эту машину всю свою оставшуюся жизнь. Тот, кто предложит услуги почасового пользования, нарвется на колоссально растущий спрос.

Важной тенденцией эволюции экономики Виктор Бабарико назвал развитие краудтехнологий. Они позволят потребителю самому выбирать, в какое кафе ходить, какую книгу читать и какое кино смотреть. «Такой посетитель или читатель будет самым верным, раз уж он вложился в проект рублем», — объясняет Виктор Бабарико. Один из самых ярких примеров краудфандинга проектов в Беларуси — фастфуд-кафе в Новополоцке.

Также в будущем кардинально изменятся взаимоотношения клиента и производителя — процесс станет полностью роботизированным. В пример председатель банка приводит дроны, использовать которые есть возможность практически в любой сфере. Сам Белгазпромбанк, к примеру, уже тестировал дрон-инкассатор.

Читайте также:

Эксперты о будущем: «Самой большой проблемой станет то, чем заполнить свободное от работы время»

Нужные услуги в нужный момент