Поддержать TUT.BY
142 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  2. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  3. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  4. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  5. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  6. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  7. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  8. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  9. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  10. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  11. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  12. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  13. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  14. «По фестивалю решили ударить». Директор «Славянского базара» о том, что вокруг него происходит
  15. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  16. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  17. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  18. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  19. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  20. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  21. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  22. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  23. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  24. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  25. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  26. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  27. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  28. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  29. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  30. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
реклама


Дмитрий Суслов, фото: Виктор Шейкин,

Когда-то здесь кипела жизнь. Не 24 часа в сутки, конечно, но с восьми утра до пяти вечера стабильно. Каждый будний день. А иногда и в выходные. Из заводских ворот выезжали многотонные грузовики. Их рессоры прогибались под тяжестью груза — железобетонные плиты легкими не бывают. Намотав на кардан несколько десятков километров, машины останавливались в чистом поле, пишет «Коммерческий курьер».

Фото: Виктор Шейкин

Там же оставляли и свой груз. Стараниями строителей плиты, словно детали детского конструктора, превращались в одно- и двухэтажные дома. Своего рода сельские хрущевки. И так — на протяжении почти десяти лет.

А дальше пленка обрывается. Щуря глаза от яркого солнечного света, сегодня видишь совсем другую картину: огромная территория на окраине Бобруйска, под стать ей — производственные помещения. Из того же железобетона. Где какой цех — уже и не понять. Стены почти разобраны, остался лишь железный каркас-скелет, держащий бетонные своды. Прямо под ними вовсю пробивается трава. Готовые декорации для съемок очередной серии «Терминатора». От былого величия — лишь адрес: Бобруйск, улица Энергетиков, 11, да табличка: УПП «Бобруйский завод ЖБИ». А еще калитка и ворота. …Как и тогда, неприступные для чужаков.

Фото: Виктор Шейкин

Держащего оборону человека поначалу мы приняли за сторожа: завод давно не работает, но кое-чем разжиться тут пока еще можно. Ошиблись. На вахте стоял… директор предприятия Виктор Иванович Кузьменок. Директорствует он тут с 2012 года, до этого возглавлял строительное управление № 143 Бобруйского домостроительного комбината. А вообще в строительной отрасли он с 1982 года.

Интерес журналистов к вверенному ему объекту наш собеседник поначалу воспринимал с холодком. Мол, столько лет завод стоял колом, а тут на него обратили внимание. Впрочем, наш собеседник не совсем точен — в данном случае лучше оперировать десятилетиями.

История предприятия началась в восьмидесятых годах прошлого века. На фасаде заводской конторы плиткой выложено число «1984». То ли год основания, то ли культовое произведение Джорджа Оруэлла. В само здание правления лучше не заходить. Судя по табличке, оно находится в аварийном состоянии. Хотя — что здесь не в аварийном состоянии?

Фото: Виктор Шейкин

На первую половину последнего десятилетия существования СССР и пришелся строительный бум на селе. То самое время, когда государство усиленно стирало грани между городом и деревней. Деревянные домики уже не вмещали всех желающих трудиться на земле, вследствие чего в «союзных верхах» была разработана жилищная программа для тружеников села. Ключевым ее направлением стало строительство домов из железобетонных плит. Пяти- и девятиэтажки в деревне — это, конечно, слишком, а вот «панелька» о двух этажах — вполне себе вариант. Внутри каждого такого дома был почти городской набор благ цивилизации, включая ванную и теплый туалет.

Завод проработал почти десять лет. А потом его продукция стала просто не нужна. Построенные домики оказались не такими уж «городскими»: зимой промерзали, летом сильно нагревались. А там и сельчане массово потянулись в города: 1990‑е для белорусского села стали не лучшим временем. И предприятие было законсервировано.

Фото: Виктор Шейкин

Попытку откупорить «консервацию» предприняли шесть лет назад. Теперь уже на ниве строительного бума в городах. Виктор Иванович Кузьменок отчетливо помнит то время:

— «Сверху» поступила команда реконструировать завод. На тот момент в Бобруйске работало много строительных предприятий. Но мощностей, чтобы обеспечить квартирами всех желающих, все равно не хватало... У людей были деньги на строительство жилья.

В реконструкцию предприятия, по словам собеседника, тогда вложили миллиарды рублей. Занимался этим делом Бобруйский домостроительный комбинат, ныне — «Бобруйскстройкомплекс». Но обещанной отдачи завод так и не принес. Потом была попытка продать его россиянам. Инвесторы приезжали, ходили, смотрели, пожимали руки. Но дальше деклараций дело не пошло. Судьба предприятия на этом этапе оказалась столь туманной и путанной, что пришлось вмешаться компетентным органам. Как получилось, что завод, в реконструкцию которого было вложено столько средств, в итоге превратился в груду развалин, сейчас выясняет главное управление Следственного комитета Республики Беларусь.

Фото: Виктор Шейкин

Формально завод пока существует. Собственником его является ОАО «Бобруйскстройкомплекс». Даже штатное расписание имеется. Когда-то в нем значилось более тысячи фамилий. Но с фактическим закрытием завода люди ушли на другие строительные предприятия города. …Тогда они еще стабильно работали и нуждались в трудовых резервах. Ныне же большинство работников ушли на пенсию. Кроме директора сейчас здесь числятся бухгалтер и пятеро вахтеров. Пропускать через проходную давно уже некого, поэтому вахтеры вынуждены просто сторожить территорию. Как-никак 11 гектаров. Даже зарплату персонал исправно получает. На вопрос о ее размере Виктор Иванович пытается отшутиться:

— На сигареты хватает. А не хватит — пенсия есть.

Фото: Виктор Шейкин

И после паузы интересуется:

— Вам газосиликатные панели не нужны? От реконструкции остались. Недорого просим…

А вы говорите: завод не работает.

Распродажа «основных и вспомогательных производственных фондов» ведется на вполне законных основаниях. Раз предприятие не ликвидировано, то должно платить земельный налог. А он тут немаленький — 26 миллионов неденоминированных рублей в квартал. А где их взять? Только и остается, что продавать стены бывших цехов.

— Берут?

— Еще осталось, — с ленинским прищуром отвечает мой собеседник. — Можем вам хорошие выбрать.

Директор не был бы директором, если бы не поддерживал свои владения в надлежащем состоянии. Насколько это возможно. В день нашего приезда на территории трудились несколько работниц «Бобруйскстройкомплекса». Уборка территории, стрижка кустов, побелка деревьев… Что еще делать там, где когда-то кипела жизнь, а сейчас остановилось время?

Фото: Виктор Шейкин

На закономерный вопрос, что дальше, Виктор Иванович лишь пожал плечами:

— Вроде ликвидация ожидается. Лучше у руководства «Бобруйскстройкомплекса» спросите.

Мы спросили. Исполняющая обязанности директора ОАО «БСК» Наталья Никитенко ответа не дала. Заместитель председателя Бобруйского горисполкома Игорь Николаевич Кисель посоветовал нам обратиться напрямую в Министерство архитектуры и строительства. Соответствующий запрос отправили еще в начале августа. Ответа пока нет. Еще одно обращение мы послали в Главное управление Следственного комитета РБ. Старший следователь по особо важным делам Д. А. Гуков перенаправил нас в отдел информации и связей с общественностью. Запрос туда тоже послан. Так что, возможно, к этой теме мы еще вернемся.

-20%
-20%
-12%
-10%
-15%
-40%
-10%
-10%
-8%
-15%
-20%