Эксклюзив


/ /

Нарочно, как говорится, не придумаешь. Эта история удивляет своей внешней парадоксальностью и обескураживает внутренней юридической безупречностью. У семьи, которой абсолютно законно выдали льготный кредит, вдруг не оказалось на эти деньги никаких прав. Через два года после начала строительства банк потребовал досрочно вернуть средства, после чего пришлось взять другой кредит — уже не под 6%, а под 35% годовых. Почему так вышло, попытался разобраться FINANCE.TUT.BY.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Антон и Светлана Гуриновичи с сыном Иваном сейчас живут в недостроенном доме.

«Сначала дали участок посреди леса, а потом сказали, что есть право на кредит»

В этой части агрогородка Колодищи под Минском пока не очень уютно. Везде идет стройка, дорога вся в ямах и ухабах. Но даже в «коробках» без особой отделки горят окна — люди живут и продолжают работать.

Дочь и зять Галины Дриги (сама главная героиня, к сожалению, не захотела фотографироваться для материала. — Прим. FINANCE.TUT.BY) тоже живут в недостроенном доме. В принципе, для детей она и ввязывалась во все это, а сама с мужем будет, как и планировала, жить в своей старой квартире. Женщина стояла в очереди на жилье как нуждающаяся в улучшении жилищных условий с 1998 года. И вот спустя 14 лет ей выделили бесплатно земельный участок в 15 соток.

«Без дороги, без коммуникаций. Тут кругом был лес, — рассказывает Галина Семеновна. — Но когда дадут нормальную квартиру, было неизвестно, поэтому решили взять участок. Да и дом все-таки лучше — свежий воздух для детей. И мы начали строить, поскольку живем в 40-метровой квартире в Колодищах. Одно время нас там проживало 8 человек: я с мужем, дочь с мужем, сын с женой и двумя детьми».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Зять Гапины Дрига возвращается домой после работы.

Позже выяснилось, что у Галины Семеновны есть право и на господдержку в строительстве — по указу президента № 13.

«Мы очень обрадовались, когда нам сказали, что дадут льготный кредит, — говорит дочь Светлана, а ее муж Антон добавляет: — По указу рассчитали норматив общей площади, которую могут прокредитовать, исходя из того, что Галина Семеновна работает и живет в сельской местности».

Решение Минского райисполкома.

Получилось по 30 квадратных метров на каждого члена семьи — то есть на саму Галину Дригу и ее супруга. Далее отняли 40 «квадратов» квартиры. То есть кредит можно было взять только на 20 метров. Средства Беларусбанк выделил в начале 2013 года.

«Когда мы получали кредит, то спрашивали в банке, точно ли подходим под нормы указа, ведь 30 метров рассчитывали на граждан, которые проживают и работают в сельской местности. А у нас папа работает юридически в Минске, хотя сама фирма находится здесь недалеко», — вспоминает Светлана.

Но семье сказали, что все нормально — только ставка будет выше: не 3%, а 6% годовых.

Кредитный договор.

«Несмотря на небольшое количество кредитуемых «квадратов», нам и этих денег хватало, поскольку кредитуют исходя из сметной стоимости, а там суммы получаются намного больше, чем реально стоит квадратный метр. Поэтому на тот момент нам давали около 90 миллионов рублей. Это в эквиваленте 10 тысяч долларов — приличные деньги. Мы смогли начать строительство дома в 140 «квадратов», — рассказывает Светлана Гуринович.

Правда, соседям, как утверждает Светлана, давали и по 300, и по 500 миллионов рублей. Семью спасало то, что муж Галины Семеновны — строитель. Поэтому они только покупали материалы и нанимали технику, а строили уже все сами.

«На тот момент даже эти деньги были большими. Мы на них купили газосиликатные блоки и прочие материалы. Можно было выводить „коробку“, — говорит Антон. — Но расходов все равно было много. Инфраструктуры как таковой здесь до сих пор нет. Дороги никакой. Воду и газ вели сами, электричество тоже».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Так два года семья строила дом, отчитывались перед банком за использованные деньги и потихоньку платили по кредиту. Но оказалось, что в конце все того же 2013 года Беларусбанк уже вел переписку с исполкомами и Министерством строительства и архитектуры, чтобы выяснить, законно ли выделили Галине Дриге кредит.

«Банк за мной машину присылал, чтобы я подписала бумаги и вернула деньги»

В итоге 23 июня 2015 года Галине Семеновне пришло уведомление от Беларусбанка о досрочном погашении льготного кредита. Формальной причиной стала отмена решения Минского районного исполнительного комитета, которым устанавливался список лиц, имеющих право на господдержку в строительстве. Отменил это решение Минский районный Совет депутатов.

То самое уведомление.

«Банк машину за мной присылал, чтобы я подписала, что ознакомилась с документами. С этого момента я обязана была в течение 30 дней все вернуть», — говорит Галина Дрига.

«Мы взяли в Беларусбанке новый кредит, но уже под больший процент — 35% годовых, — говорит Антон Гуринович. — Однако выдали нам только 60 миллионов. Потому что больше на зарплату тещи нельзя было оформить, даже с нашим поручительством. Остальные 40 миллионов (ведь банку мы уже обязаны были вернуть больше, чем взяли) пришлось брать в долг у родственников. Сейчас мы платим по кредиту примерно 200 деноминированных рублей в месяц. И платить придется еще 15 лет».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Камнем преткновения стало место работы мужа Галины Дриги. То есть именно то, о чем спрашивали у банка перед получением кредита.

Женщина пыталась сначала все решить без суда и написала жалобу председателю Минского областного Совета депутатов: «Минский районный исполнительный комитет полагает, что решение о предоставлении нам государственной поддержки для строительства дома было правомерным (основано на указе президента № 13). С моей стороны также неправомерных действий не было совершено. Отмена решения исполкома была произведена на основании писем Беларусбанка и Министерства архитектуры и строительства, которые не имеют юридической силы и носят рекомендательный характер, так как ни Министерство архитектуры и строительства, ни Беларусбанк не наделены правом официального толкования указов главы государства».

Также женщина указывала на то, что «для исключения противоречий указ № 13 еще не был дополнен определением термина «граждане, постоянно проживающие и работающие в сельских населенных пунктах и строящие в них жилые дома», а потому просила пересмотреть и отменить решение Минского районного совета депутатов.

Но облисполком ответил, что решение не подлежит отмене.

«Если бы в 2012 году мы взяли кредит на общих основаниях, то сейчас бы платили 12% годовых, а не 35%»

После этого начались судебные тяжбы. Постепенно семье удалось получить ту самую переписку банка и госорганов, после которой их оставили без права на льготный кредит. В ней Минстройархитектуры и Минский областной исполком пришли к выводу, что райисполком истолковал указ президента неверно и принял ошибочное решение.

«Пока шла переписка нам из банка звонили и говорили, что, возможно, придется вернуть деньги. Причем банк утверждал, что все инициировал сам исполком, а они на нашей стороне», — вспоминает Антон. Суть письменного диалога была в том, чтобы выяснить, должен ли был все-таки муж Галины Семеновны и жить, и работать в сельской местности, чтобы семья имела право на кредит.

Вот так выглядела переписка госорганов и Беларусбанка.

Интересно, что и до отмены решения, и во время судебных заседаний Минский районный исполнительный комитет настаивал, что кредит был выделен законно.

Кроме того, исполком 23 сентября 2014 года давал ответ на письмо Министерства архитектуры и строительства и просил «в целях единообразного применения норм указа № 13 дополнить его термином «граждане, постоянно проживающие и работающие в сельских населенных пунктах». Это было необходимо для того, чтобы разграничить тех, кто живет в сельских населенных пунктах, и тех, кто живет в населенных пунктах с численностью населения до 20 тысяч человек. Всеми органами, кроме Минского райисполкома, эти понятия отождествлялись, а ведь в указе были предусмотрены для двух этих категорий разные нормативы по метражу — 30 и 20 «квадратов» на человека соответственно.

«На суде исполком нас поддерживал, — говорит Антон. — Почему стали пересматривать это все, никто не говорил. Исполком настаивал, что по нормам указа не имеет значения, где работает супруг».

«Тем более что фактически папа все равно работает в сельской местности, поскольку фирма физически находится здесь, в Колодищах, — рассуждает Светлана. — Но юридический адрес - в Минске. Но даже если он и работал в сельской местности по всем формальностям, то нам дали бы кредит под 3% годовых, а выдали-то под 6%. То есть банк не мог не знать».

Но ни районный, ни минский городской суд не отменили решения совета депутатов. Вся надежда была на Верховный суд. Однако и там победа осталась за Беларусбанком.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Если бы мне отказали в предоставлении льготного кредита в 2012 году, я тогда могла оформить кредит на строительство дома под 12% годовых на общих основаниях», — вздыхает Галина Дрига.

«И мы могли взять на тот момент большую сумму — например, миллионов 300, — дополняет ее зять. — У нас бы уже и фасад был готов. И платили бы меньший процент».

«Таких, как мы, в Минском районе было еще 40 человек»

Согласно ответу Министерства строительства и архитектуры на запрос FINANCE.TUT.BY, конкретизация термина «граждане, постоянно проживающие и работающие в сельских населенных пунктах» произошла только 16 ноября 2015 года, то есть через 5 месяцев после возврата льготного кредита.

Однако министерство считает, что и до этого норм указа № 13, а также разъяснений ведомства было достаточно для принятия однозначных решений в подобных случаях.

К слову, такие истории не единичны. «Таких, как мы, еще около 40 человек в Минском районе, — говорит Антон. —  Нам об этом в банке сказали. И кстати, тем, у кого были большие суммы, заставили только часть вернуть».

Беларусбанк в своем официальном ответе утверждает, что «случаи исключения граждан из списков льготного кредитования при корректировке нормируемого размера общей площади жилого помещения для определения величины льготного кредита единичны и не носят системный характер, поскольку указанный нормируемый размер площади не всегда равняется нулю».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Банк признает, что ошибки при выдаче льготных кредитов бывают. Но почему неправомерность выделения государственных денег не была замечена сразу, никто не говорит.

Не дает банк конкретного ответа и на вопрос о причинах, по которым специалисты вдруг заподозрили ошибку в решении исполкома. Подчеркивается лишь, что указ № 13 определяет ответственными за незаконное включение граждан в списки на получение льготных кредитов местные исполнительные и распорядительные органы. Контролируют их облисполкомы и прочие госорганы вместе с Беларусбанком.

У последнего также есть право «в случае выявления нарушений законодательства при включении гражданина в указанный список отказать в заключении кредитного договора с этим гражданином и обжаловать решение районного, городского исполнительного и распорядительного органа, местной администрации о включении его в список в соответствующий облисполком (Минский горисполком)». Однако нашим героям в кредите как раз и не отказали.

Опровергли в банке и то предположение, что пересмотр ранее выданных кредитов был связан с сокращением льготного кредитования, которое началось в последние пару лет: «Со своей стороны, считаем необходимым отметить, что исключение граждан из списков льготного кредитования из-за выявленных нарушений при включении их в указанные списки никоим образом не связано с проводимой государством политикой в области льготного кредитования строительства жилья».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Читайте также:

«Думала, что плачу за кредит, а оказалось — за обслуживание счета». Минчанка спорит с банком

Нужные услуги в нужный момент
-34%
-10%
-30%
-10%
-70%
-20%
-10%
-25%
-20%
0058415