Офтоп


Пока весь мир сверяет время по хронометрам из Базеля и Женевы, мастер из Дзержинска Андрей Мартынюк создает деревянные часы, которые поражают своей сложностью даже швейцарцев. Цены на отдельные работы достигают 4000 BYN. Скромный седовласый инженер своим примером ломает стереотипы о том, как живут, творят и зарабатывают в белорусских регионах. Именно к нему в гости привела «Страна открытий» — проект, который мы создаем вместе с velcom, рассказывает о людях, занимающихся любимым делом в белорусской глубинке. Наш репортаж — о том, как собрать свою мечту из тысячи механизмов и прокормить на нее семью, оставшись на родине.

«Пепелац», битлы и подарок президенту

У ворот своего дома на тихой улочке Дзержинска нас встречает часовой мастер Андрей Мартынюк. Высокий, сухощавый, седовласый — настоящий Дон Кихот. «Михалыч», — представляется он и проводит нас в дом. Первое, что обращает на себя внимание — это гремящий на всю катушку рок.

Андрей Мартынюк

— Я меломан до мозга костей, если музыка не звучит, мне плохо. Утром я сначала включаю магнитофон, а потом уже чищу зубы. Если слушаю хороший метал, у меня работоспособность повышается, — с порога комментирует хозяин. — Музыка всегда со мной. Старшему сыну двух лет не было, когда мы с женой пошли в гости и оставили его теще. Возвращаемся — она говорит, мол, он какой-то завал все время просит. «Завал» и «завал». Я говорю, не завал, а «The Wall», альбом Pink Floyd. Любимая вещь у него была.

Творит часовщик в Дзержинске и в столицу не стремится. Мол, и так все под рукой: надежная электросеть (такая, что выдерживает все его станки), почта и магазины под боком, «шустрая» мобильная связь — именно с Дзержинска velcom начал развитие новой, более стабильной 3G-сети. Теперь интернет летает и в городе, и за его пределами.

Деревянная желтая подводная лодка

Стены дома увешаны самыми разнообразными часами, хронометры на полках и столиках. Пепелац из фильма «Кин-дза-дза», желтая субмарина битлов, посланница подземного мира птица Сирин, часы «Будзьма беларусамi» по мотивам мультфильма «История Беларуси за 5 минут». Есть так называемые президентские часы — карта Беларуси, стилизованная под крону дерева. Их Андрей Мартынюк разработал в 2011 году, когда губернатор Батура заказал часы в подарок президенту. Все — исключительно деревянные и обязательно с изюминкой.

Копия «президентских» часов

— Вот еще одни часы, сложные в эксплуатации. Их придумал английский военный инженер Уильям Конгрив. Вместо маятника — площадка с шариком. Они требуют очень точной настройки в пространстве, на их работу влияет даже пыль. Точность у них невеликая, но понаблюдать за бегающим шариком интересно, — Андрей Михайлович аккуратно толкает шарик, и тот катится по деревянному желобку, меняя положение площадки.

Часы, созданные по проекту Конгрива

Шарик докатился до конца желоба — стрелка передвинулась на 22,5 секунды. Вернулся назад — хронометр отсчитал еще столько же. Чертежей и расчетов для этих часов нигде не было, поэтому Мартынюк все делал, что называется, с нуля.

— «Пепелац», который вы видите, — это уже второй. Первый купили. История у него довольно интересная. У меня постоянно спрашивали, почему я не делаю часы с кукушкой. А мне почему-то неинтересно. Часы эти изобрели в Германии, и первоначально в них должен был быть петушок. Но мастерам показалось, что «кукареку» — это очень длинно, и они решили, что хватит и двух слогов, первого и последнего «ку». Так в часах появилась кукушка. В Германии несколько городов существуют за счет производства таких часов, Это их хлеб. Зачем я буду его у них отбирать? — улыбается Мартынюк. — И когда у меня в очередной раз про них спросили, я подумал, что можно сделать и одно «ку».

Часы-пепелац

Последняя работа мастера — «Веселое село». Это не просто часы, а целая композиция: под крышей дома — карусель с соломенными фигурами животных, которая делает полный оборот за четыре часа. Время показывают четыре деревянные призмы, на каждую из трех граней которых нанесены цифры. Часы работают от особенного маятникового механизма, который называется «мальтийский крест» и спрятан внутри конструкции. Мастер вынашивал замысел часов пять лет, а на исполнение ушло три месяца.

— Я уже много раз говорил и еще раз повторю: принцип работы механических часов придумали 200 лет назад, ничего нового я не изобретаю. Но саму механику — передаточные числа, количество зубчиков на каждой шестеренке, ее диаметр я рассчитываю в каждом случае сам, — рассказывает Мартынюк. — Например, когда делаю большие часы, просто прикидываю длину маятника — какой мне понравится по дизайну. Известна длина — можно рассчитать период колебания, эту формулу придумал еще Галилей.

По образованию Андрей Михайлович — инженер электросвязи, но всю сознательную жизнь «болеет» механикой, а именно — механическими часами. И если раньше деревянные часы были только хобби, то последние пять лет это профессиональное занятие.

Мастеров, как он, немного не только в Беларуси, но и на просторах всего бывшего СССР. Поэтому все друг друга знают и постоянно общаются внутри своего «часового» сообщества.

— В России есть замечательный мастер, работает учителем труда в школе. Ему удалось заинтересовать детей часами. Детям ведь результат нужен сразу, а часы делаются очень долго. Но он сумел. Мы, бывает, связываемся по скайпу и я ему прямым текстом говорю, что восхищаюсь такими его способностями, — рассказывает Мартынюк.

В Швейцарию со своими часами… ездят!

Декоративные элементы часов изготавливаются из ольхи, дуба и ясеня. А шестеренки — из березовой фанеры.

— Во-первых, использование фанеры значительно ускоряет работу. А во-вторых, никто не хочет платить те деньги, которые стоят полностью деревянные часы, — это может быть и 9500 рублей. С фанерными шестеренками цена была бы в 10 раз ниже, — говорит мастер.

Часы с деревянными шестеренками

Почему разница составляет целый порядок? 90% стоимости часов — это работа мастера. А «возни» с деревянными шестернями несоизмеримо больше. Каждую деталь приходится подвергать вакуумной пропитке — иначе древесина будет очень сильно реагировать на условия внешней среды и деформироваться. Фанера, поскольку это склеенные между собой пласты шпона, меньше склонна к деформациям, и трудоемкий процесс пропитки нужен только для отдельных узлов.

— Первый «Пепелац» я продал за 3800 рублей. Но у него сложный механизм боя, сложнее по конструкции, чем механизм хода. И шестерен больше. А если бы он целиком был деревянным, тоже стоил бы 9500 рублей. Вот эти — «Будзьма беларусамi», рыбка, подводная лодка — ориентировочно по 950 рублей стоят. Но если разделить эту сумму на три месяца — средний срок изготовления часов, то не выйдет даже обещанной нам когда-то зарплаты, — смеется Мартынюк.

Часы-сова из бюджетной линейки

Есть у него «бюджетная» серия часов стоимостью от 80 до 100 рублей.

— В них я использую кварцевый механизм хода. Но во всех есть деревянная механика — добавлены шестеренки, причем не просто так висят, а выполняют какую-то функцию. В часах-мельнице, например, вращают лопасти. Такие работы часто покупают в подарок.

Слева — «Будзьма беларусамi», справа — часы, у которых подвижна не стрелка, а циферблат

Андрей Мартынюк — член Союза мастеров Беларуси и Академии народного искусства России. Работает в центре мастеров Дзержинска. На всех культурных мероприятиях, где есть площадка «Город мастеров», можно увидеть его знаменитые часы. Посетители подходят, спрашивают и обычно качают головами — «дорого». Лишь однажды, вспоминает часовщик, молодой паренек удивился, услышав цену «10 миллионов» (неденоминированных. — Прим. ред.) — мол, дешево. Парень, предсказуемо, оказался резчиком по дереву, поэтому и смог сопоставить объем работы со стоимостью.

В перестроечные годы Андрей Мартынюк работал в Польше — занимался резьбой по дереву для одного из местных охотхозяйств. Талантливого мастера заметили и активно зазывали в Германию, сулили много заказов и безбедную жизнь.

— Но я верил в то, что в Беларуси будет не хуже, чем в Европе. И остался. Хотя сейчас понимаю, что там зарабатывал бы на два, а то и три порядка больше. Здесь, откровенно говоря, этот бизнес позволяет только сводить концы с концами. Да, конечно, работа есть, и часики постоянно продаются. Но были годы, когда я продавал по 15−20 больших часов, а в этом — только четверо. Заказчики? Очень разные люди. В этом году — в основном силовики — областное управление ГАИ, МВД. Еще одни часы купил минский филиал какой-то швейцарской фирмы и поехал с моими часами в Швейцарию. Получается, в Тулу со своим самоваром, — смеется Мартынюк. — Как правило, заказывают по уже готовым образцам. Но некоторые и свои идеи предлагают. Один бизнесмен из Барановичей попросил часы-кота. Я нашел про него статью в интернете: у него просто сумасшедшая коллекция котов — несколько тысяч, в разных материалах — металл, керамика, стекло, ткань, кожа. Вот этот чеширский стимпанк- кот — копия часов, которые я делал по его заказу.

Часы-кот

За неделю деревянный механизм может легко уйти вперед или отстать на одну минуту. На новом месте часы приходится заново регулировать.

— У одной дамы почему-то никак не хотели работать президентские часы. У меня все было нормально, а у нее дома повесил — останавливаются. Забираю, проверяю — идут. Отвожу ей — стали. Пришлось вернуть деньги и забрать часы назад.

«Купить станок лазерной резки дорого, поэтому я сделал его сам»

Давно, на заре своего увлечения деревянной механикой, мастер делал часы с помощью самодельных приспособлений.

— Самая большая проблема — нарезать зуб на шестеренке. Заводские фрезерные станки — дорогие и громоздкие, поэтому для меня это вообще не вариант. Первоначально в качестве шаблонов я использовал металлические шестерни, которые находил в ломе на свалках. Крепил к ним деревянные болванки и вырезал. А когда началось массовое разоружение, на блошином рынке стали появляться разные детали от артиллерии, от пушек. Однажды мне в руки попал лимб от артиллерийского прицела с тремя шкалами для настройки. Оказалось, что с его помощью я могу разделить окружность на 6000 частей — вещь! Еще через какое-то время купил на рынке делительную головку от профессионального заводского станка, которая предназначена для изготовления шестерен. Ну, а потом сам сделал станок с ЧПУ, которым нарезаю шестеренки и делаю рельефы. Все последние часы изготовлены уже с его помощью, — рассказывает Мартынюк.

И ведет нас в мастерскую показать самую последнюю новинку — станок лазерной резки, который тоже сделал самостоятельно. В этом году мастер получил грант от Администрации президента на создание новой коллекции часов и арт-объектов — 7600 рублей. Выплаты разбиты на 12 месяцев. Станок за эти деньги не купишь, но вот комплектующие для него — вполне.

— Тут стоит лазерная труба мощностью 120 ватт — это очень круто. Размер поля — метр на полтора. Если раньше я тратил 2−3 часа, чтобы вырезать одну шестерню, то сейчас — несколько минут. У меня очень много новых проектов, а возраст, мягко говоря, уже не юный. С помощью этого станка я могу очень быстро и качественно что-то изготовить и, если надо, переделать. Даже если я очень активно смогу еще лет 10 поработать — это не очень много. В моем возрасте года летят быстрее, чем хотелось бы. Надо еще много успеть, — говорит Мартынюк, пока лазерный луч вырезает шестеренку из куска фанеры — подарок для журналистов.

На лазерном станке шестеренка вырезается за несколько минут
На лазерном станке шестеренка вырезается за несколько минут

Планы у мастера действительно грандиозные. Во-первых, продолжать эксперименты с кинетической механикой — конструкциями, которые работают от ветра. Уже сейчас большие «ветряные» часы есть у входа в дом, на фасаде и крыше.

«Ветряные» часы

— Все это — экспериментальное. Скоро будет больше вариантов: я отвоевал огород у жены. Она обещала на будущий год ничего не сажать, поэтому участок будет полностью заполняться механизмами. Кроме этого, задумал сделать часы с фигурами деятелей Беларуси — по одной на каждый из двенадцати часов, начиная со Вселава Чародея. Кандидатуры уже подобрал. Но вообще, было трудно определиться: когда начал копать глубже, выяснилось, что Беларусь богата на таланты. Через пять лет хочу открыть музей деревянной механики, прямо у себя на огороде. Экспонаты будут посвящены механике Леонардо да Винчи, белорусским художникам, Викторианской эпохе и теме фэнтези, — делится планами мастер.

***

Проект «Страна открытий» реализуется вместе с velcom, который активно расширяет 3G-сеть. Сейчас его 3G-связь доступна на 80% территории Беларуси, а к концу года покроет свыше 90%. Качественная связь от velcom приходит даже в самые глухие уголки страны.

Материал подготовлен при поддержке velcom.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-50%
-10%
-11%
-20%
-30%
-11%
-30%
-20%
-99%