Личный счет


/

Несколько дней назад гомельский офис независимого профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) стал местом сбора подписей за отмену уже ставшего легендарным в Беларуси и за ее пределами декрета о тунеядцах. По заверениям правозащитников, ежедневно за консультациями, а также за помощью в составлении жалоб приходят до 15 гомельчан.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Наибольший наплыв людей мы наблюдали в ноябре-декабре прошлого года и январе 2017-го. Особенно увеличилось количество граждан, которые обращаются за помощью в профсоюз РЭП после последних внесенных изменений о социальном иждивенчестве. Все прекрасно понимают, что данный декрет совсем не устраняет безработицу, а направлен скорее против людей, — говорит юрист и правозащитник Леонид Судаленко.

По данным МНС, «письма счастья» отправили уже больше чем 400 тысячам белорусов. Однако подробной характеристики получателей пока не озвучивали. По словам гомельского правозащитника, большинство «тунеядцев», которые приходят за юридической помощью, — мужчины от 20 до 50 лет. Работают в России «по-черному» и получают зарплату в конверте. Часть — молодые специалисты, которые после окончания учебных заведений не могут найти работу, несмотря на распределение. Немалая часть за домохозяйками:

— Женщин — порядка 30%. Мамы, воспитывающие детей, у которых зарабатывают мужья, зачастую говорят так: «Я хочу посвятить свою жизнь мужу и воспитанию ребенка. Почему, если муж платит налоги, порой больше некоторых, мы теперь должны доплачивать государству?».

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Леонид Судаленко рассказывает, что «письма счастья» становятся черной меткой особенно для малых городов и сельских населенных пунктов: «С работой там еще хуже. Ее там нет совсем».

— Среди тех, кто звонит-приходит, у каждого своя жизненная история. Из последних — у гомельчанки восьмилетний ребенок, который тяжело болеет с рождения. Женщина не работает, так как постоянно ухаживает за сыном. Инвалидность ребенку МРЭК не дает. Зарплата мужа — около 350 рублей. Тем не менее она все равно получила извещение.

Юрист утверждает, что такого накала страстей, как от декрета о тунеядстве, не было даже тогда, когда лишали льгот или поднимали пенсионный возраст.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Геннадий Николаевич, социальный работник с зарплатой в 155 рублей, пришел оставить свою подпись за отмену декрета № 1 и отправить жалобу в налоговую после получения извещения:

— В 2015 году я был «тунеядцем», работу нашел совсем недавно. И практически сразу после этого получил извещение об уплате налога. У жены зарплата 300 рублей. Но по теперешним ценам этого хватает на «коммуналку», еду, кое-какие вещи. Всё.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Николай, плотник по специальности, из тех гомельчан, кто ездит на заработки в Россию.

— Да, я неофициально работаю в России, но я приезжаю домой и трачу все заработанные деньги здесь. И я не понимаю, за что и почему я должен платить этот налог? Попробуйте найти хорошую работу в Беларуси. У нас ее нет. А если учесть, что по молодости у меня было две административные статьи за пьянку, то не особо и брать-то хотят, тем более сейчас.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

23-летняя Светлана пока в декретном отпуске, но ее муж уже почти четыре месяца официально безработный. Молодая мама не скрывает, что зарплата на ее предприятии меньше, чем детские, которые она сейчас получает. Чтобы содержать семью, муж также начал ездить работать в Россию.

— Среди знакомых есть безработные. В основном бывшие работники заводов. Несколько человек уже получили извещения, — подытоживает гомельчанка.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

У индивидуального предпринимателя Петра извещение на уплату 360 рублей выставили родственникам. Еще около 10 человек среди его знакомых на данный момент безработные:

— Я пока работаю, но подпись оставил. Потому как завтра сам могу стать тунеядцем. Занимаюсь сборкой мебели, но денег у людей нет — в лучшем случае один-два заказа в месяц. Сами понимаете, что это не работа. Да по-разному же бывает. Работал, работал, потом работы лишили, и человек еще должен заплатить налог за то, что его уволили.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

У 41-летней Валентины, экономиста по образованию, извещение также уже на руках. Но платить женщина не намерена до последнего — пытается обжаловать выставленную сумму ей и ее 24-летнему сыну.

— Я потеряла работу в 2014 году. Потом восстанавливала здоровье, болела. Переучилась на дизайнера. Постепенно вхожу в новую для себя профессию, но денег это пока не приносит. Муж работает, его зарплата около 600−700 рублей. У нас двое детей — дочке 19 лет, студентка и, слава богу, учится на бюджете. И сыну 24 года. Он ездит работать в Москву, но тоже, как и я, теперь «тунеядец».

Как экономист, я знаю, что налог рассчитывается по определенной методике. А как рассчитывают этот налог? Определения в Налоговом кодексе ему нет. Получается, что это не сбор и не налог. Это побор.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

В гомельском офисе РЭП говорят, что за несколько дней инициативы за отмену декрета № 1 свои подписи оставили уже почти полсотни человек, а под электронным обращением (на онлайн-сервисе обращений граждан в госорганы zvarot.by) - уже больше 10 тысяч.

Читайте также:

«Вы занимаетесь ерундой». Как оппозиция собирала подписи за отмену «налога на тунеядство»

Нужные услуги в нужный момент