Личный счет


Две студентки из Бреста, которые после выпуска из университета и колледжа не смогли трудоустроиться из-за беременности, получили «письма счастья» из налоговой. Обеим девушкам для того, чтобы не попасть в тунеядцы, не хватило считанных дней.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

История Яны

— Я окончила колледж 30 июня 2015 года. Распределения у нас не было: год такой, что людей сокращали, кругом безработица. Поэтому мы, молодые специалисты без опыта работы, просто оказались никому не нужны. Два месяца я пыталась сама найти работу, потом 31 августа мне выдали справку о самостоятельном трудоустройстве. А еще через месяц я узнала, что беременна. На собеседования ходить продолжала, но не скрывала, что жду ребенка, поэтому всякий раз получала отказ. Понимаю, что мне не имели права отказать по причине моей беременности, но все мы знаем, как это происходит.

В ноябре Яна встала на учет по беременности и решила оформиться в центре занятости как безработная. О понятии «тунеядцы» тогда уже начали говорить в полный голос, но пока никто толком не представлял, как оно будет, и в центре будущей маме сказали, что на учет становиться смысла нет. В некотором роде это так, потому что пособие по безработице такое крошечное, что выплаты по больничному листу были бы минимальны. В случае, когда женщина не оформляет больничный лист по беременности и родам, она может получать пособие на ребенка с первого же месяца. Так, поверив на слово, что ее, беременную, платить сбор на финансирование госрасходов никто не заставит, Яна начала спокойно готовиться к материнству. А в декабре прошлого года, когда женщина благополучно родила ребенка и забыла о тунеядстве, пришло злополучное «письмо счастья» с требованием заплатить в казну 360 рублей.

Парадокс в том, что для того, чтобы не быть тунеядцем, Яне не хватило всего двух дней — 181 день в году она честно получала образование, а значит, не могла называться тунеядцем. Если бы в феврале было не 28 дней, а 30 — тоже. Кроме того, ей, как выпускнице бюджетной формы обучения, был положен 31-дневный отпуск. С одной лишь оговоркой — если бы она получила свое первое рабочее место по распределению. Доводы, что пособие на ребенка, которое получает молодая мама, меньше суммы выплаты налога, в налоговой инспекции не принимаются: есть муж, который может компенсировать затраты на жену. Не слушают аргументы по поводу того, что бумагу о свободном трудоустройстве получила только в августе.

— В итоге в налоговой меня отправляют разбираться в райисполком, а в райисполкоме говорят, что освободить от уплаты сбора могут только по состоянию здоровья. Получается замкнутый круг.

История Маши

— В 2015 году я окончила университет, где училась на платной основе. Официально считается, что я закончила вуз 23 июня, когда был сдан последний государственный экзамен. Трудоустроиться не смогла, встала на учет в центре занятости, но сделала это только в конце декабря. В итоге получается, что «отработанных» дней у меня только 177, а если бы датой окончания вуза было 30 июня, то уплаты сбора мне удалось бы избежать, потому что вместе с днями, проведенными в статусе зарегистрированной безработной, выходило бы ровно 183 дня. Самое интересное, что, когда мы учились, нам говорили, что никаких налогов мы платить не будем, даже если работу не найдем, потому что заканчиваем учебу. Но на деле все оказалось совсем не так.

В июне 2016 года Маша тоже стала мамой. Получается, примерно три месяца 2015 года она также была беременной. Однако интересное положение не является основанием для освобождения от сбора. И в конце года Мария получила «письмо счастья» на те же 360 рублей.

Теоретически семью Маши могут освободить от налога в связи с тяжелым материальным положением. Тем более что сегодня единственный источник дохода молодой семьи — детское пособие. Муж женщины уволился с предыдущего места несколько месяцев назад, а новую работу до сих пор не нашел. Но вопрос об освобождении от уплаты сбора принимается в исполкоме. И отсутствие работы у мужа может быть не самым веским аргументом.