Публичный счет


Нашумевший декрет о тунеядстве не затронул белорусов, которые вступили в творческие союзы или получили специальный сертификат при Минкульте. И если в министерство желающие уйти от налога стали обращаться чаще, то в творческих объединениях не заметили наплыва из тех, кто хочет избежать уплаты сбора.

«Наше объединение не будет прикрывать ни от какого закона — хорош он или плох»

Алексей Дударев

— В нашем союзе из-за декрета не увеличилось число членов. Это бесполезно, даже если кто-то будет рваться, просто так мы не примем. В совете союза сидят талантливые и авторитетные люди, они раскусят очень быстро, если кто-то подает заявку только из-за налога. Надо на самом деле работать в театре, много для него сделать, — говорит председатель союза театральных деятелей Алексей Дударев. — Наше объединение не будет никого прикрывать ни от какого закона. Хорош он или плох, но это закон. Халява здесь никому не обломится.

При этом подать заявку в союз могут «как актеры, так и рабочие сцены, главное — человек должен быть театральным деятелем».

Сейчас в объединении около 800 человек. В 2015 году приняли 14 человек (отказали — 29), а в прошлом году — в два раза больше (отказ получили 17 человек). «В общем, не хлынул поток. Может быть, люди еще не знали, — предполагают в союзе театральных деятелей. — Хотя несколько человек интересовались, смогут ли избежать уплаты налога, если вступят в союз».

В Белорусском союзе кинематографистов также не заметили наплыва тех, кто пытается «уйти» от налога на тунеядство.

— Раньше некоторые интересовались, можно ли через наш союз избежать налога, а сейчас — нет. Я пояснял, что можно написать заявление и что есть вероятность попасть в «вилку»: правление не примет заявление, потому что человек не подходит по каким-то причинам, — говорит председатель союза Виктор Васильев. — Обращались чаще всего люди от 29 до 40 лет. Это те, у кого лежали документы дома, либо те, кто вступил в союз и не заплатил взносы, а когда появился декрет, то побежал оплачивать.

В организации сегодня значится порядка 410 человек. «У нас примерно одно и то же число обращений, ежегодно получаем около 50 заявок на вступление», — делится Виктор Васильев.

«По двум статьям в журнале не видно, есть ли талант у человека»

— Некоторые так прямо и говорили, что хотят вступить из-за налога. Обращались в основном люди среднего возраста. К примеру, из-за сбора в объединение вступил опытный фотограф, который в профессии больше 15 лет. И хотя декрет стал толчком для сомневающихся вступать или нет, но в целом численность осталась на прежнем уровне, — рассказывает председатель Белорусского общественного объединения фотографов Сергей Михаленко. В объединении сейчас состоит около 230 человек, из которых 15 вступили за последние 5 месяцев. К слову, ежегодные взносы составляют 6 базовых величин (138 рублей).

Творческие работники не рванули из-за декрета и в Союз писателей, констатирует председатель объединения Николай Чергинец.

Николай Чергинец

— У нас рост есть, но не за счет тех, кто не хочет платить налог, а за счет молодежи — победителей литературных конкурсов, — говорит Николай Чергинец. — У нас жесткий отбор. Почти за 10 лет мы отказали в приеме более 700 человек. Чаще всего из-за того, что у человека нет таланта, его произведения не являются высокохудожественными произведениями. Кто-то сделал пару статей в газетах и журналах, тоже хочет вступать. Там не видно, что у человека есть талант.

Николай Чергинец рассказывает, что на последнем заседании союза рассмотрели больше 50 заявок, но приняли только 10 человек. По его словам, в объединении сейчас около 800 человек, из которых порядка 60 приняли за последние полтора года. «Это стабильная цифра, она особо не меняется», — резюмирует Николай Чергинец.

«Выдают компьютерные работы за собственные карикатуры»

В Белорусском союзе художников, как и в объединении писателей, тоже «достаточно высокий ценз вступления», поэтому наплыва тунеядцев не заметили, поясняет председатель Григорий Ситница.

— Это не самый простой способ избежать уплаты налога. Мы принимаем по высоким профессиональным показателям — это высшее художественное образование, наличие 10 республиканских выставок. Поэтому численность нашего союза не могла существенно измениться из-за декрета, — рассуждает Григорий Ситница. — Не получится просто прийти и сказать: «Примите меня в союз». Надо доказать, что мы должны тебя принять, а если нет — то будь здоров.

Сейчас в союзе состоит около 1050 человек. В прошлом году в него вступило около 30 человек, в 2015-м — порядка 40.

— Зато значительно увеличилось число тех, кто решил получить сертификат творческого работника через Минкульт. Я вхожу в комиссию, которая рассматривает подобные заявления от художников, — рассказывает Григорий Ситница. — Раньше мы не собирались, но после появления декрета встречаемся каждый месяц.

Председатель союза художников рассказывает, что на последнем заседании при Минкульте рассматривали две заявки.

Григорий Ситница

— Но мы не выдали сертификаты из-за очень низкого профессионального уровня заявителей. Все эксперты в один голос отказали. Один из тех, кто обратился, выдавал компьютерные работы за свое творчество, он рисует карикатуры. А второй занимается тюнингом, это абсолютно антихудожественная вещь. Не потому что это тюнинг, а потому что было сделано на уровне, который вызывает рвотный рефлекс у профессионала. Если бы было качественно сделано, то могли выдать сертификат, — поясняет Григорий Ситница.

Председатель Белорусского союза дизайнеров Дмитрий Сурский также входит в комиссию, которая выдает сертификаты творческого работника.

— Обращаются писатели, журналисты, состоявшиеся художники, которые принципиально не вступают ни в какие творческие объединения и союзы, считают себя индивидуумами, — рассказывает Дмитрий Сурский. — По моему мнению, выдавать такие сертификаты нужно по заявительному принципу. Потому что оценивать чужое творчество — это неблагодарное занятие. Но многие коллеги со мной не согласны, некоторые из них пытаются мерки своего творческого союза повесить на этого человека. Например, если приходит музыкант, то спрашивают, знает ли он нотную грамоту.

При этом число заявок на вступление в союз дизайнеров в 2015 году выросло до 60 человек. Для сравнения: в 2014-м в объединение никого не приняли, в 2013-м и 2016-м — по 45 человек. Сейчас в союзе числится около 610 человек. «В этом году уже поступило 8 заявок на вступление, это довольно много. Месяц на месяц не приходится, бывает и по 1−2 заявки принимаем», — рассказывают в союзе.

— Может, декрет и мотивировал кого-то вступить в союз, но не могу сказать, что народ прямо повалил к нам. Хотя в наш союз вступить несложно, достаточно демократичные условия, — отмечает Дмитрий Сурский.

Он рассказывает, что некоторые до сих пор интересуются, можно ли через союз «уйти» от уплаты налога, «чаще всего — молодые люди, которые работают по фрилансу». К слову, организация предлагает и другие бонусы — сниженная арендная ставка за помещения, ходатайство в посольства о выдаче визы.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-21%
-10%
-20%
-10%
-20%
-10%
-20%
-30%
-30%
0058415