Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия

Публичный счет


/ / / / Светлана Головкина / /

Два дня чиновники Администрации президента работали «в полях»: помогали региональным комиссиям в исполкомах разбираться в трудных жизненных ситуациях тех, кто получил «письма счастья». FINANCE.TUT.BY собрал самые интересные и показательные моменты этих встреч. Выездные приемы проводили и глава администрации, и заместители, и помощники президента.

Бобруйск. «На зарплату в 300 рублей, что мне предлагают, семью не прокормишь»

География поездок обширная: и столица, и областные центры, и небольшие города. Очевидно, что некоторые точки «десантирования» выбирали неслучайно.

Например, замглавы Администрации президента Николай Снопков отправился в Бобруйск — именно здесь весной прошлого года оказалось больше всего тех, кто добровольно захотел уплатить сбор за «ничегонеделанье». Негосударственные СМИ на встречу не пустили, зато прием граждан продлили до вечера — рассказать о трудной жизни Николаю Снопкову хотели больше 100 человек.

— Я готов работать, но за ту зарплату в 300 рублей, которую мне предлагают, семью не прокормишь, — рассказывает Александр Белявский — 54-летний отец двоих детей, который представляется квалифицированным отделочником.

Фото: Александр Чугуев, TUT.BY
Фото: Александр Чугуев, TUT.BY

Мужчина говорит, что ему нужно заплатить налог на тунеядство за 2015 год, когда он перебивался заработками на стройках в России.

— Я вынужден был уйти из семьи, чтобы не быть жене обузой, сейчас живу с матерью. Фактически на ее пенсию. У жены зарплата около 280 рублей. Скажите, как на эти деньги можно прожить семье из четырех человек?

Известно, что Николай Снопков принял решение освободить от налога нескольких человек (ситуации, как правило, были связаны со здоровьем). Говоря же про сам нашумевший декрет, глава администрации признал, что «законодательство еще несовершенно», именно поэтому приемы и проводят.

Ивье. «Этим законом вы отучаете наших детей работать на земле»

Этот город тоже «засветился» в новостях о «тунеядстве» — его жители написали письмо президенту. Мол, от зари до зари работаем на огородах, а оказались тунеядцами. Как известно, по декрету № 3 от налога освобождаются жители сельских населенных пунктов или поселков городского типа, которые ведут личное подсобное хозяйство. Но огородникам в Ивье не повезло: считается, что живут они в городе, хоть и трудятся все время на земле.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Прием здесь проводил замглавы администрации Валерий Мицкевич. Большинство проблемных вопросов такие же, как и в других регионах. И только под конец встречи в зал зашла целая делегация — те самые огородники.

— Говорить будет один, — чуть смущаясь, предупреждают вошедшие.

Андрей Гарон сразу приступает к главному. Рассказывает, что Ивье — уникальное белорусское местечко. Несколько сотен лет здесь живут татары, которые традиционно занимаются сельским хозяйством. И это уже целые династии огородников. Другой работы в Ивье в общем-то и нет.

Председатель райисполкома парирует, что есть 128 вакансий.

— Но нас более 300, — говорит кто-то из зала.

— Да, — соглашается чиновник, — в городе нет больших промышленных производств. Но ведь можно оформить фермерское хозяйство, взять в районе несколько гектар земли и продолжать заниматься сельским хозяйством. Земля есть.

— Надо что-то изменить в декрете для того, чтобы люди, которые занимаются сельским хозяйством, были в одинаковых условиях.

— Может быть, и надо, — соглашается Валерий Мицкевич. — Ваши предложения я зафиксировал. Но даже если в декрет внесутся изменения, то это будет не сейчас.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Андрей долго говорит о том, что уклад жизни ивьевчан такой же, как и других жителей в сельской местности. А если его семья сейчас заплатит необходимую сумму налога, то денег у них не останется на посевную и подготовку к новому сельскохозяйственному сезону.

— Так какие основания для освобождения от уплаты налога? Все четко прописано в нормативном акте. У вас трудная жизненная ситуация? В чем трудность? Оптом исполком освобождать не будет. Несомненно, вы занимаетесь хорошим, полезным делом — выращиваете продукцию, — отвечал чиновник.

— У нас есть просьба — донести до правительства, что люди, которые работают на земле, и дальше хотят здесь заниматься сельским хозяйством. Этим законом вы отучаете наших детей работать на земле. Это просто для нас унижение. У ремесленников один налог, в какой бы точке Беларуси они ни работали. Мы тоже ремесленники. Понятно, что закон для всех одинаков, но подходить к этому вопросу надо как-то по-человечески, — говорит Александр, один из пришедших на встречу.

Валерий Мицкевич пообещал просьбу ивьевчан передать, а по поводу освобождения от уплаты налога посоветовал писать заявления: райисполком будет в индивидуальном порядке рассматривать каждое из обращений.

Брест. «Признаю, не признаю… Вы все равно являетесь плательщиком»

«Я прошу вас, пожалуйста, освободите моего сына от налога. Он у меня не лодырь. Он работал», — едва не плачет брестчанка Елена Федоровна на приеме у помощника президента Василия Герасимова.

— Не надо воспринимать это так, как будто его обозвали лодырем, — прервал Василий Николаевич.

— Ну все равно… тунеядцем.

— Нигде в декрете слово «тунеядец» не звучит, — подчеркнул помощник президента.

— Ну иждивенец… Я понимаю, если бы он работал, то надо платить. А если нет работы, с чего платить? На что молодежь подталкиваем? Воровать?

— Если объективно не было работы, значит, надо было стать на учет. Ему бы там и выплачивали (пособие по безработице. — TUT.BY), и искали бы работу, — объяснил Василий Николаевич.

Ирина в сложной ситуации оказалась после того, как ее уволили с работы. Долгое время девушка не могла устроиться: отправляла резюме, ходила на собеседования, но работодатели не перезванивали. По ее мнению, сложности с трудоустройством возникали в том числе из-за ее семейного положения. Потенциальные наниматели опасаются, что она решит пойти в декрет.

— Я могу заплатить, но я себя не признаю (тунеядкой. — TUT.BY). Потому что сложилась ситуация, что я не смогла найти работу. Как только я ее нашла, меня трудоустроили. Прошло, к сожалению, больше времени, чем я надеялась.

Присутствовавшая на приеме замначальника инспекции Министерства по налогам и сборам по Брестской области Галина Жданеня отметила, что в обращении девушки она не услышала объективных оснований для того, чтобы аннулировать извещение на финансирование государственных расходов.

Помощник президента, в свою очередь, посоветовал Ирине взглянуть на проблему под другим углом:

— В рамках Налогового кодекса мы все являемся плательщиками каких-либо налогов. Кто-то платит подоходный налог, <…> кто-то — госпошлину. Вот у вас появился сбор на финансирование госрасходов. Это обязательный платеж, и вы являетесь его плательщиком. Признаю, не признаю, но вы являетесь плательщиком, — подчеркнул Василий Герасимов.

Рогачев. «Есть закон, а есть справедливость. К каждому вопросу нужно подходить с душой»

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

В Рогачеве попавших под действие декрета № 3 выслушал первый заместитель главы Администрации президента Максим Рыженков. Он сразу заверил, что мероприятие — не показушное. Всего на прием записались 14 человек. Пришли 12. Двое посетителей — из соседнего, Буда-Кошелевского района.

Денис Дашкевич рассказал, что по профессии он музыкант, лауреат республиканских и международных конкурсов, в 2003 году даже стал стипендиатом Специального фонда президента по поддержке одаренной молодежи. Но — поработал в культуре недолго: не сложились отношения с вышестоящим руководством. Пришлось уйти. Теперь не может найти работу по профессии. Переквалифицировался в программисты.

— Сейчас я вынужден работать на иностранное государство в Сети. Это разовые подработки.

В ответ Максим Рыженков предложил местным чиновникам помочь парню с трудоустройством. Денис уже сегодня собирается написать заявление на имя начальника отдела культуры с просьбой предоставить ему работу.

— У меня один вопрос: что делать, если денег нет и работы нет? — задает тон беседе новый посетитель — Юлия. У женщины имеется юридическое образование, есть стаж работы в адвокатуре, но сейчас трудоустроиться в Рогачеве она не может. — Я не тунеядец, я не сижу дома, не крашу ногти. У меня бабушка 90 лет, за которой я ухаживаю, потому что от нее спички надо прятать. Я с шести утра и до 12 ночи на ногах, но зарплаты нет. Откуда мне взять на этот сбор? — недоумевает Юлия.

Валентине Чернышовой тоже пришло уведомление. Просят заплатить 293 рубля 30 копеек. Попала в тунеядцы, так как не хватило всего несколько дней «годового стажа».

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Я понимаю букву закона, но на том и стоит местная власть, чтобы к каждому вопросу подходить индивидуально и с душой. У вас ведь есть право освобождать человека от уплаты этого сбора, — обратился к местным чиновникам Рыженков. — Человеку не хватило несколько дней всего. Женщина работала ведь всю жизнь, никогда не уклонялась от своих социальных функций. Нужно еще раз внимательно изучить ее ситуацию. Есть закон, а есть справедливость — так ведь говорил президент? — напомнил коллегам на местах замглавы.

Впрочем, не все ходатайства рогачевцев получили положительное решение. К примеру, вызвали сомнения просьбы освободить от уплаты сбора мужчины, который при этом строит дом, а также молодого человека, который за год сменил не одно место работы, а на все предложения центра занятости отвечал отказом.

Витебск. «Декрет № 3 для меня — как настольная книга»

На прием к помощнику президента — главному инспектору по Витебской области Александру Позняку пришло в два раза больше людей, чем записалось. Некоторые пришли просить не за себя, а за родственников. У многих сложились непростые жизненные обстоятельства. Но были и такие, кто не мог толком объяснить, почему не работает. А кое-кто получил в этом кабинете надежду, что наконец трудоустроится.

Фото: Игорь Матвеев
Фото: Игорь Матвеев

— Декрет № 3 для меня — как настольная книга, — сказал за несколько минут до начала мероприятия Александр Позняк. Ремарка адресовалась представителям местной власти, которые помогали ему вести прием. — Любая норма закона издается в пользу человека. И этот декрет издан для человека и его стимулирования к труду.

Первой в кабинет вошла Лилия Ижохина. Молодая женщина ожидает малыша, в апреле пойдет в декретный отпуск. После рождения первого ребенка не работала, пока ему не исполнилось 7 лет. Такую «роскошь», как выразилась Лилия, она могла себе позволить благодаря стараниям мужа, который обеспечивал семью.

— 26 июня 2015 года ребенку исполнилось 7 лет. А в январе 2016-го я устроилась на работу. И мне не хватило всего лишь 5 дней, чтобы не подпасть под декрет о тунеядстве. Скажите, можно ли сделать перерасчет? Не слишком ли это — заплатить 360 рублей за каких-то 5 дней, в течение которых я якобы не участвовала в финансировании государственных расходов? Моя зарплата — всего 200 рублей.

— Учитывая ваше интересное положение, мы, скорее всего, учтем вашу позицию, — сказала зампредседателя горисполкома Зинаида Королева.

— Да, есть большая вероятность. Вы не волнуйтесь, вам нельзя волноваться, — успокоил на прощание будущую мамочку Александр Позняк.

Роману Пахомову на вид лет 25−27. Два года парень не работает. Признался, что его содержат родители-пенсионеры.

— Наверное, вам не очень хочется работать, — предположил Александр Позняк. — Но лучше, чтобы в таком возрасте вы помогали родителям, а не наоборот.

— А куда пойти работать? За 100 рублей? Так нет смысла. Дешевле не работать, — резюмировал Роман.

Молодой человек получил совет устроиться на работу. А пока его родителям предстоит новая трата — оплатить за сына налог.

Могилев. «„Тунеядец“ — нехорошее слово. Помогите найти работу!»

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Помощник президента Беларуси — главный инспектор по Могилевской области Геннадий Лавренков принимал граждан не только лично, но и отвечал на телефонные звонки. Например, две бабушки выясняли, как решить проблему внуков. Парни были отчислены из университета, потом снова поступили. При этом один из них все равно был позже отчислен, а второй учится на отлично. За перерыв в учебе в 2015 году, когда молодые люди готовились к перепоступлению, налоговая причислила парней к тунеядцам.

Большинство звонков было от пенсионеров, которые решали проблемы детей, внуков — те по разным причинам не могли сами позвонить. Часть вопросов касалась тех, кто присматривал за больными родственниками, но неофициально.

Всего на прием записались около 40 человек.

Основная проблема всех, кто обратился в этот день к Лавренкову, по их словам, не нежелание работать, а отсутствие работы.

— Я не хочу быть тунеядцем. Это нехорошее слово. Но помогите мне найти работу, потому что ее просто нет, — рассказала пришедшая на прием учительница.

Геннадий Лавренков поручил более детально разобраться в некоторых вопросах компетентным службам. Иногда он давал советы: молодым людям — перестать перекладывать проблемы на родителей и решать все самостоятельно; взрослым — пересмотреть свое отношение к работе, учиться и соглашаться на работу, которая приносит хотя бы кусок хлеба. Большинству же Геннадий Михайлович рекомендовал обращаться письменно в местные исполкомы с документами и пояснять, в чем состоит трудность жизненной ситуации.