Эксклюзив


/ / Елена Мельникова,

Декрет о тунеядстве в Беларуси не отменят, но в течение года не будут взимать сбор за неучастие в финансировании госрасходов, заявил вчера Александр Лукашенко. «Не будем за 2016 год взимать эти деньги с тех, кто должен платить. А те, кто заплатил, те в 2017-м не будут платить. Если они будут работать в 2017 году, мы должны по их требованию вернуть эти деньги», — пояснил президент. FINANCE.TUT.BY поговорил с белорусами, которые уже уплатили сбор на тунеядство — от 360 рублей до 1 рубля 13 копеек.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Налог на тунеядство заплатили 51,6 тысячи человек (данные на 20 февраля). Всего бюджет получил от тунеядцев уже 15,6 миллиона рублей. Извещения на уплату сбора получили более 470 тысяч человек.

«Не хотел, чтобы приходили к моей маме и трепали нервы»

Гомельчанин Николай Кальсин два года назад уехал в Москву. В 2015 году перебивался там случайными, не всегда официальными заработками. Сейчас трудится в киноиндустрии. Когда пришло «письмо счастья», оплатил незамедлительно.

Николай Кальсин, фото из личного архива

— Закон странный, я с ним категорически не согласен. Ведь я привожу заработанное в Беларусь, где деньги и трачу. О каких неуплаченных налогах идет речь, мне не понятно, — говорит мужчина. — Но у меня совершенно не было времени собирать все доказательства и документы с предыдущих мест работы. Как и не было никакого желания вести споры с налоговой, все равно ничего не докажешь, проходить беседы с милицией и тем более сидеть 15 суток. Не хотел, чтобы, пока я в Москве, приходили к моей маме и трепали нервы, поэтому я оплатил.

От последнего заявления главы государства у Николая смешанные чувства.

— Не понятно, почему эти 10 процентов заплативших должны за всех отдуваться? Хотелось бы, чтобы эти деньги людям вернули все-таки. К примеру, для меня 360 рублей, что я заплатил, ощутимая сумма, которую просто так отдать действительно было обидно. Это я к слову о том, чтобы наше правительство не думало, что тот, кто работает в Москве, оттуда миллионы привозит.

«Позвонил в налоговую, чтобы забрать деньги, но услышал, что нужно дожидаться доработки декрета»

Журналист Вячеслав Корсак уплатил сбор за социальное иждивенчество из-за того, что собирался за границу и не хотел обнаружить себя в списке невыездных. Другого варианта для себя он не видел: в 2015 году жил за личные сбережения, занимался творчеством и писал роман, но по личным соображениям не входил ни в один из творческих союзов. Когда к Вячеславу пришло письмо из налоговой, журналист «вспомнил суд над Иосифом Бродским» — и решил применить эту тактику в 2017 году.

— Я не приемлю такой подход, когда в XXI веке человек не имеет права не работать. Не считаю, что люди рождены, чтобы надеть пиджак и пойти в офис. Есть и другие пути: дауншифтинг или, например, написание романов. В налоговой я сказал, что работал над романом. Там не сильно удивились (наверное, потому, что так поступил не только я) и сказали, что по декрету я все-таки социальный иждивенец, — говорит Вячеслав.

Журналисту посоветовали написать заявление в администрацию района о том, что он находился в трудной жизненной ситуации, и принести справки о зарплате либо пенсии родителей. Вячеслав посчитал эту процедуру унизительной.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я обеспечиваю себя сам и не хочу быть освобожден от сбора из-за трудной жизненной ситуации. Только потому, что я писал роман. Я считаю, что декрет № 3 противоречит Конституции, и ни один закон не может заставить меня вступить в творческие союзы, — рассказывает Вячеслав. — То есть если вы Бродский, в 2017 году в Беларуси у вас ноль вариантов.

Вячеслав не удивился тому, что в течение года не будут взимать сбор за неучастие в финансировании госрасходов.

— Но чиновники еще не озвучили процедуру, по которой можно будет вернуть сбор. Куда обращаться: в исполком или в налоговую? Откуда они изымут средства? Деньги же у них не хранятся, — рассуждает журналист.

Вячеслав позвонил в налоговую, чтобы уточнить, можно ли забрать деньги, но услышал, что необходимо дожидаться доработки декрета.

«Мой муж хорошо зарабатывает, и это он платит за меня, а не государство»

«Письмо счастья» из налоговой 26-летняя Ольга получила 22 ноября прошлого года. Девушка не работает и трудоустраиваться пока не собирается, семья может переехать в другой город. Налог Ольга долго не оплачивала, говорит, что до последнего ждала отмены декрета.

— Я думала и думаю до сих пор, что этот налог — глупость. Во-первых, это мой выбор — работать или нет. Зачем меня заставлять? Во-вторых, мой муж хорошо зарабатывает, и это он платит за меня, а не государство. Проезд в транспорте, продукты и лекарства — все это оплачивает мой муж из своей зарплаты, бесплатно ведь нигде ничего не дают. И в-третьих, в других странах выплачивают достойное пособие по безработице. А у нас у людей, которые ничего не зарабатывают, еще и деньги требуют. Ну не глупость ли? — отмечает Ольга.

20 февраля Ольга заплатила 360 рублей налога. Она не жалеет о том, что, выждав 3 месяца, все-таки поспешила с оплатой.

— Зато нервы спокойные. Не заплатила бы — потом волнуйся, думай, как тебя накажут: штрафом, принудительными работами или еще что-нибудь придумают. Пусть государство моим 360 рублям порадуется. А выбивать деньги обратно не буду: свяжешься с этой бюрократией — с ума сойдешь, — говорит Ольга.

«Для оплаты сбора пришлось пожертвовать половиной зарплаты»

В 2015 году Кристина из Могилева училась на «заочке» в университете в Минске, а параллельно работала по трудовому договору и договору подряда.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Но по трудовому договору я не отработала 183 дня, а сумма в договоре подряда была меньше 12 600 000 неденоминированных рублей. Время, которое я провела на сессиях и практике, не было учтено. Также я лежала в больнице, но этих дней тоже оказалось мало. Вот и получилось, что всего по чуть-чуть, а нужной суммы не насобиралось, — объясняет Кристина.

После того как Кристина предоставила справки с работы, в налоговой учли уплаченный подоходный налог, так что девушка заплатила только часть сбора — 126 рублей.

— А смысл не платить? Я предоставила те справки, которые смогла. Конечно, для оплаты сбора пришлось пожертвовать половиной зарплаты. Но штраф от налога на тунеядство не освобождает, а арест мне был бы не кстати. Расстроилась, конечно, но другого выхода не видела.

Уже после уплаты сбора Кристина узнала, что местные власти могут освобождать от сбора тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

— Может, меня бы и освободили. Но на тот момент, когда я ходила в налоговую и рассказывала, что, кроме работы, у меня были сессии, специалисты относились с пониманием, но пожимали плечами и говорили, что ничего сделать не могут, — рассказывает Кристина.

Она говорит, что было бы неплохо вернуть уплаченный сбор. Источников дохода, кроме небольшой зарплаты, у нее нет.

— Если сбор не вернут, буду рада, если он пойдет детям. Но ведь хватает людей, которые действительно скрывают свои доходы. А есть те, кто просто мало зарабатывает. Я в год получаю меньше, чем многие за пару месяцев. Для кого-то, может быть, сбор — это капля в море. Я работала с третьего курса университета — и в год, когда меняла работу, попала в тунеядцы.

Кристина считает, что декрет № 3 следовало бы доработать: например, освободить от налога студентов-заочников. Девушка уже окончила университет, но пока училась, сталкивалась с негативным отношением к заочникам со стороны работодателей.

— Например, меня не брали на работу из-за того, что я писала диплом, или из-за того, что сессия близко была. Но ведь не все могут учиться на дневном и жить только за стипендию. Я перешла с бесплатного дневного отделения на заочное, чтобы работать и учиться. В 2016 году мне вроде бы предоставили распределение, но в самый последний момент отдали свободный диплом. А попробуй найти работу за пару дней! Надеюсь, что за 2016 год платить мне не придется, — рассчитывает Кристина.

«Заплатил в налоговую 1 рубль 13 копеек»

Фотограф Дмитрий Рыщук в 2015 году работал по договорам подряда. Налог с суммы вознаграждений составил 358 рублей 87 копеек, то есть совсем чуть-чуть не дотянул до необходимых 360 рублей. Дмитрию предложили два варианта: либо вместо выписки с рабочего места привезти в налоговую все договоры подряда за 2015 год, либо выплатить 1 рубль 13 копеек в счет сбора за социальное иждивенчество.

— Говорилось это абсолютно серьезно. Я прикинул, что больше потрачу на бензин, пока поеду в офис, и за минуту сделал платеж через ЕРИП.

Дмитрий Рыщук говорит, что для него нет разницы, вернут ему полтора рубля или нет. Декрет № 3 он считает логичным, но нуждающимся в доработке.

— Он нацелен на то, чтобы люди выходили из тени и не имели нелегальных заработков. Те, кто трудится неофициально, должны платить, но их нужно отделять от тех, кто работать просто не может. Например, точно не нужно платить сбор за социальное иждивенчество матерям, которые не работают и воспитывают детей, — убежден Дмитрий.

Нужные услуги в нужный момент
-35%
-20%
-25%
-30%
-30%
-10%
-20%
-10%
0058415