1. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  2. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  3. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  4. Глава Минздрава о третьей волне коронавируса в Беларуси: заболевших меньше, но тяжелых случаев больше
  5. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  6. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  7. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  8. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудится на субботнике
  9. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  10. В стране — большой субботник. Куда пойдут деньги, что с коронавирусом и куда в Минске идти за лопатами
  11. «Шли из детской поликлиники во взрослую». Как школьник и пенсионерка оказались в РУВД 25 марта
  12. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  13. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  14. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  15. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  16. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  17. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  18. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  19. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  20. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  21. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  22. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  23. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  24. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  25. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  26. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  27. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  28. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  29. За сутки в стране 1384 новых случая COVID-19 и 10 смертей
  30. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
реклама


Рабочий день давно закончен, но сотрудники одной крупной компании в Копенгагене продолжают сидеть за рабочими столами. Сверхурочные часы для них норма. Вот так работать молодому специалисту Мадсу Блюхеру отнюдь не хотелось. Теперь он руководит небольшой, но собственной фирмой Translated By Us. И работают здесь действительно по-другому: после шестичасового дня каждый из сотрудников может идти домой — зарплату ему начисляют как за все восемь часов.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Если работать дольше, это вовсе не значит лучше», — рассуждает Мадс Блюхер в интервью DW. Эти два часа для стартапа вовсе не урон, подчеркивает он. Скорее, наоборот: сжатый рабочий день заставляет концентрироваться на самом важном и работать более эффективно.

Каждое утро вся команда дружно обсуждает основные задачи дня. «Это создает позитивную атмосферу, ведь каждый точно знает, что от него ожидается», — поясняет 34-летний предприниматель. Сделал дело — и можно со спокойной душой идти домой, заниматься всем, что пожелаешь.

Шесть часов — новые восемь?

Конец рабочего дня вскоре после обеда — многим это кажется утопией. Результаты последних исследований показывают, что почти половина трудящихся в Германии страдает от постоянного перенапряжения на работе. Головные боли, бессонница и эмоциональное истощение вплоть до депрессии — такие симптомы настораживают. Но готовы ли работодатели что-то изменить?

Фирма Translated By Us отнюдь не первая ласточка, что касается укороченного трудового дня. Многие предприятия в странах Европы и Скандинавии решили опробовать столь заманчивую модель. Автозавод Toyota в Гетеборге сократил рабочие смены 15 лет назад — рабочие довольны, а завод получает ощутимую прибыль. В течение двух лет по сокращенному графику трудились и сотрудники одного из домов престарелых в том же городе. Правда, здесь с финансовой стороны проект оказался неприбыльным, и от новой модели рабочего графика пришлось отказаться. Что же касается сотрудников, они с большим энтузиазмом относились к своей работе и были гораздо внимательнее к пациентам.

Так что же важнее — здоровые, довольные своим трудом сотрудники или сокращение затрат? Разумно ли перевести всех без исключения на шестичасовой рабочий день?

Ветер перемен

Нет. Ответ сотрудника Института исследования перспектив рынка труда Вернера Айххорста звучит более чем отрезвляюще. «Это не панацея и не какой-то генеральный принцип, который можно внедрить на практике повсеместно и в кратчайшие сроки», — заявляет эксперт в интервью DW. Нет никакой гарантии, что объем работы, рассчитанный на восемь часов, будет выполнен за шесть, настаивает Вернер Айххорст. Если вся страна перейдет на сокращенный рабочий день, считает он, в первую очередь пострадает экономика. Понадобится больше рабочих, а значит, средств для зарплаты. «Скорее всего, появится и острая нехватка специалистов», — предупреждает эксперт.

Впрочем, для некоторых предприятий такой рабочий день вполне приемлем, соглашается он. «В данное время идут жаркие дискуссии о том, что такое работа, какое время должно быть отведено для отдыха, где границы нагрузки», — говорит Вернер Айххорст. По его словам, в Германии понятие классического восьмичасового рабочего дня постепенно уходит, многие фирмы вводят скользящий график, разрешают сотрудникам работать из дома. А некоторые работодатели и вовсе упраздняют обязательные часы работы, предоставляя сотрудникам самим решать, когда им удобнее справляться с поставленной задачей.

Все зависит от профиля предприятия, считает Деклан Кашин из веб-агентства Potato. Сотрудники агентства работают в Лондоне, Бристоле, Сан-Франциско и других городах мира. Строго регламентированных часов работы у них нет, ведь главное — результат. В этой фирме Деклан Кашин всего четыре месяца, но свои выводы он уже сделал. «Пик работоспособности у разных людей в разное время», — рассуждает он. И это в интересах фирмы — как можно эффективнее использовать трудовые ресурсы, добавляет он. Раньше Деклан Кашин работал журналистом, ненормированный рабочий день ему очень хорошо знаком. Теперь ему гораздо легче планировать свое время, чередуя работу с отдыхом.

Гибкие модели организации труда привлекательны для молодых специалистов. Применяя их, работодатели надеются обойти конкурентов в борьбе за таланты. А если с помощью сокращенного рабочего дня можно добиться большей прибыли для предприятия и полноценной, счастливой жизни для сотрудников, то вполне возможно, что в бизнесе такое явление будет все менее уникальным.

-8%
-50%
-10%
-25%
-15%
-10%
-20%
-15%
-50%
0072984