109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  2. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  3. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  4. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  5. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  6. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  7. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  8. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  9. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  10. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  11. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  12. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  13. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  14. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  15. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  16. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  17. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  18. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  19. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  20. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  21. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  22. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  23. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  24. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  25. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  26. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  27. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  28. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  29. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  30. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
реклама


Рабочий день давно закончен, но сотрудники одной крупной компании в Копенгагене продолжают сидеть за рабочими столами. Сверхурочные часы для них норма. Вот так работать молодому специалисту Мадсу Блюхеру отнюдь не хотелось. Теперь он руководит небольшой, но собственной фирмой Translated By Us. И работают здесь действительно по-другому: после шестичасового дня каждый из сотрудников может идти домой — зарплату ему начисляют как за все восемь часов.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Если работать дольше, это вовсе не значит лучше», — рассуждает Мадс Блюхер в интервью DW. Эти два часа для стартапа вовсе не урон, подчеркивает он. Скорее, наоборот: сжатый рабочий день заставляет концентрироваться на самом важном и работать более эффективно.

Каждое утро вся команда дружно обсуждает основные задачи дня. «Это создает позитивную атмосферу, ведь каждый точно знает, что от него ожидается», — поясняет 34-летний предприниматель. Сделал дело — и можно со спокойной душой идти домой, заниматься всем, что пожелаешь.

Шесть часов — новые восемь?

Конец рабочего дня вскоре после обеда — многим это кажется утопией. Результаты последних исследований показывают, что почти половина трудящихся в Германии страдает от постоянного перенапряжения на работе. Головные боли, бессонница и эмоциональное истощение вплоть до депрессии — такие симптомы настораживают. Но готовы ли работодатели что-то изменить?

Фирма Translated By Us отнюдь не первая ласточка, что касается укороченного трудового дня. Многие предприятия в странах Европы и Скандинавии решили опробовать столь заманчивую модель. Автозавод Toyota в Гетеборге сократил рабочие смены 15 лет назад — рабочие довольны, а завод получает ощутимую прибыль. В течение двух лет по сокращенному графику трудились и сотрудники одного из домов престарелых в том же городе. Правда, здесь с финансовой стороны проект оказался неприбыльным, и от новой модели рабочего графика пришлось отказаться. Что же касается сотрудников, они с большим энтузиазмом относились к своей работе и были гораздо внимательнее к пациентам.

Так что же важнее — здоровые, довольные своим трудом сотрудники или сокращение затрат? Разумно ли перевести всех без исключения на шестичасовой рабочий день?

Ветер перемен

Нет. Ответ сотрудника Института исследования перспектив рынка труда Вернера Айххорста звучит более чем отрезвляюще. «Это не панацея и не какой-то генеральный принцип, который можно внедрить на практике повсеместно и в кратчайшие сроки», — заявляет эксперт в интервью DW. Нет никакой гарантии, что объем работы, рассчитанный на восемь часов, будет выполнен за шесть, настаивает Вернер Айххорст. Если вся страна перейдет на сокращенный рабочий день, считает он, в первую очередь пострадает экономика. Понадобится больше рабочих, а значит, средств для зарплаты. «Скорее всего, появится и острая нехватка специалистов», — предупреждает эксперт.

Впрочем, для некоторых предприятий такой рабочий день вполне приемлем, соглашается он. «В данное время идут жаркие дискуссии о том, что такое работа, какое время должно быть отведено для отдыха, где границы нагрузки», — говорит Вернер Айххорст. По его словам, в Германии понятие классического восьмичасового рабочего дня постепенно уходит, многие фирмы вводят скользящий график, разрешают сотрудникам работать из дома. А некоторые работодатели и вовсе упраздняют обязательные часы работы, предоставляя сотрудникам самим решать, когда им удобнее справляться с поставленной задачей.

Все зависит от профиля предприятия, считает Деклан Кашин из веб-агентства Potato. Сотрудники агентства работают в Лондоне, Бристоле, Сан-Франциско и других городах мира. Строго регламентированных часов работы у них нет, ведь главное — результат. В этой фирме Деклан Кашин всего четыре месяца, но свои выводы он уже сделал. «Пик работоспособности у разных людей в разное время», — рассуждает он. И это в интересах фирмы — как можно эффективнее использовать трудовые ресурсы, добавляет он. Раньше Деклан Кашин работал журналистом, ненормированный рабочий день ему очень хорошо знаком. Теперь ему гораздо легче планировать свое время, чередуя работу с отдыхом.

Гибкие модели организации труда привлекательны для молодых специалистов. Применяя их, работодатели надеются обойти конкурентов в борьбе за таланты. А если с помощью сокращенного рабочего дня можно добиться большей прибыли для предприятия и полноценной, счастливой жизни для сотрудников, то вполне возможно, что в бизнесе такое явление будет все менее уникальным.

-40%
-10%
-65%
-35%