Публичный счет


В 2016 году Нацбанк получил 2172 жалобы, замечания и обращения граждан. Каждое четвертое — по поводу кредитов. И хотя это на треть меньше, чем годом ранее, сигнал тревожный: все ли хорошо у нас в финансово-кредитной сфере? Специалисты Нацбанка и сами признают: правовая база пока недостаточная, готовим проект закона о защите прав потребителей финансовых услуг. Может, стоит поторопиться? Ведь разного рода коллизии возникают, пишет газета «СБ. Беларусь сегодня».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Статья 137 Банковского кодекса, например, запрещает брать дополнительные платежи с граждан за пользование кредитами, помимо процентной ставки, конечно. На то, что норма выполняется, и рассчитывают люди, переступая порог официального банковского учреждения. Но, к сожалению, нередко попадают в непростые кредитные истории.

Каких-то 3−4 года назад процентные ставки по кредитам у нас достигали 90−60% годовых. Денежный рынок лихорадило. Но кто-то решался брать деньги в долг и на таких условиях. Например, у минчанки Татьяны Кучинской из-за резкого падения курса российского рубля рушился бизнес, а на руках были двое сыновей 6 и 13 лет. Виктору Е. срочно нужны были деньги на операцию сыну-подростку, которую делал американский кардиохирург. А Владимир Мелешко просто решил воспользоваться падением цен на авто в России и поменять машину, рассчитывая старую потом быстро продать и погасить долг. Все эти люди в 2014—2015 годы пришли за кредитом в один банк, реклама которого сулила невероятные по тем временам условия: кредит на 5 лет, досрочное погашение, снятие наличных — 0%, без переплат, без поручителей и залога, фиксированная ставка. Кстати, вдвое ниже рынка — 36,9%, со страховкой — 30,9%. Но что оказалось на деле?

Владимир Мелешко заглянул в отделение банка 11 декабря 2014 года, чтобы уточнить условия кредитования. И ему сразу предложили заполнить заявление-анкету. Многие думают, что это безобидный документ-шахматка, куда сотрудник банка вносит личные данные — когда родился, где живешь и работаешь. На самом деле это была еще и заявка на комплексное банковское обслуживание. Причем отпечатанная шрифтом в 5 пунктов, названным «секьюрити» из-за практически полной нечитаемости невооруженным глазом. Поставив подпись, Владимир Мелешко дал согласие на открытие текущего счета, подключение к пакету услуг банка и предоставление кредита, пребывая в полной уверенности, что всего лишь удостоверил свои личные данные.

На следующий день клиенту сообщили: банк готов ссудить 11,5 тысячи рублей. И уже 15 декабря Мелешко подписывает кредитный договор, договор текущего счета (шрифты опять в 5 пунктов), постоянно действующее платежное поручение и информацию об условиях кредитования, где есть фраза: «Процентная ставка 60% годовых; при наличии договора на обслуживание в рамках пакета услуг Премиум, план 1 — 36,9%». Владимир Ильич стал задавать вопросы: что сие значит? Успокоили: договор типовой, на общих основаниях ставка — 60%, а с пакетным обслуживанием — значительно ниже. В доказательство распечатали график платежей, по которому он обязан вносить ежемесячно 470,4 рубля в счет погашения основного долга и процентов. О цене обслуживания — ни слова. Никаких цифр нет и в договоре текущего счета — только ссылка на сборник вознаграждений банка. Его в предвкушении покупки нового автомобиля заемщик изучать не стал. Более того, даже не заглянул в визитку банка с платежным номером, датой платежа и суммой ежемесячного взноса 630,4 рубля (!).

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Почему разительно отличаются суммы? Так ведь, поставив подпись на заявлении-анкете, заемщик совершенно добровольно открыл текущий счет с расчетно-кассовым обслуживанием стоимостью 159,9 рубля в месяц. У Татьяны Кучинской, подписавшей договор текущего счета одновременно с кредитным на полгода раньше, стоимость обслуживания — 54,6973% за каждый платеж по кредиту. Хотя в то же время любой клиент, пожелавший открыть текущий счет в этом банке, заплатил бы комиссию всего 0,5% от суммы. В 109 раз меньше! Что же входило в «королевские», если судить по цене, услуги? 10 постоянно действующих платежных инструкций, возможность пополнения счета, оформления договора страхования по акциям страховых компаний — партнеров банка, СМС-оповещения, выдача трех справок, возможность выпуска карточки. По сути, никакого эксклюзива. А фактически счет использовался для зачисления ежемесячных платежей по кредиту.

Неправильно, но сами виноваты

Теперь у читателя может возникнуть резонный вопрос: ну погорячились люди, но когда узнали о реальной цене кредита, что мешало его рефинансировать под 16−18% годовых? Увы. Все дошедшие до суда заемщики — должники с безнадежно испорченной кредитной историей, имеют просроченные платежи. И теперь выбраться из долговой ямы пытаются, доказывая: банк ввел их в заблуждение, обещал одну процентную ставку и предъявлял совершенно другую. Но у судей аргумент: кредитополучатели имели возможность от заключения договора текущего счета отказаться. Иски в судах проигрываются один за другим. Владимиру Мелешко помогли жена и сын. Перекредитовали.

Оказывается, манипуляции с процентными ставками в 2014—2015 годах не были редкостью. Банки заявляли номинальную ставку ниже рыночной, чтобы привлечь клиентов, а потом обременяли кредитные договоры. Страховкой, например, плата по которой составляла 1,6% в месяц, или 20% в год. Или обусловливали выдачу кредита выпуском карточки с ежемесячной платой 10−12 деноминированных рублей. При сумме кредита в 1000 рублей это плюс 20% годовых. Либо вводили процент за перечисление кредитных средств или часть суммы оставляли на счете как гарантийный депозит. Уловок масса. Некоторые заемщики по сей день платят кредиты на таких условиях…

На ситуацию не раз реагировал Комитет государственного контроля. «Отдельные банки используют непрозрачные схемы выдачи кредитов», — бил тревогу и в 2014-м, и в 2015 году Леонид Анфимов, перечисляя Нацбанку в подробностях все практикуемые схемы. Когда Павел Каллаур, председатель правления Нацбанка, промониторил ситуацию, сразу разослал банкам письмо: «Происходит навязывание дополнительных платных услуг, непосредственно связанных с розничным кредитованием, плата за которые взимается независимо от того, пользуется кредитополучатель ими или нет. В случае несогласия заемщика на подключение пакета дополнительных услуг кредит не предоставляется либо процентная ставка увеличивается. В целях обеспечения прозрачности информации об условиях кредитования банкам необходимо доработать формы кредитных договоров, предусмотрев в них наличие всех существенных условий согласно законодательству. В случае выявления нарушений Национальный банк будет применять меры надзорного реагирования, включая меры воздействия».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Какие правильные слова. Но каков результат в частности? Вот ответ первого заместителя председателя правления Нацбанка Тараса Надольного Владимиру Мелешко, датированный ноябрем 2016 года: «Ваши правоотношения с банком строятся не только на основе банковского законодательства, но и на основе договоров, заключенных с учетом свободного волеизъявления сторон, в которых прописаны все права и обязанности. Решение вопроса не в компетенции Национального банка». А как же надзорные функции и обещанные меры воздействия? Не пора ли срочно принять комплексный закон о защите прав потребителей финансовых услуг, если рычагов против ловких схем недостаточно?

Заместитель председателя правления Нацбанка Дмитрий Калечиц поясняет, что «оплата услуг банка за комплексное расчетно-кассовое обслуживание не относится к выплатам по кредитному договору, а взимается в рамках договора текущего расчетного счета».

— Потому банком не были нарушены требования статьи 137 Банковского кодекса, а также инструкции № 226, устанавливающие запрет на взимание кредитодателем дополнительных платежей за пользование кредитом. При составлении текстов указанных договоров банк использовал мелкий шрифт, что также не является нарушением законодательства, так как в нормативных актах не содержится требований о размере шрифта при составлении договоров. Однако Национальный банк в письме от 18 февраля 2014 года рекомендовал банкам использовать при оформлении договоров шрифт не менее 12 пунктов. Нацбанк указал банку на необходимость соблюдения данной рекомендации, — рассказывает Дмитрий Калечиц.

Начальник управления Комитета госконтроля Владимир Волчек отмечает, что «по законодательству оплата услуг банка за расчетно-кассовое обслуживание не относится к выплатам по кредитному договору».

— Но почему для кредитополучателей применяются тарифы в десятки раз больше обычных? — задается вопросом Владимир Волчек. — Комитет госконтроля неоднократно предлагал Нацбанку внести в Банковский кодекс конкретные нормы, регламентирующие порядок розничного кредитования, установления видов расходов кредитополучателей, учитываемых при определении процентной ставки, а также другие требования, обеспечивающие прозрачность выдачи кредитов населению. Нацбанк информировал нас о подготовке изменений и дополнений в Банковский кодекс, в том числе касающихся усиления защиты прав потребителей. Но фактически все ограничивается направлением в адрес банков очередных рекомендаций по обеспечению прозрачности и доступности розничного кредитования, которые рядом банков не выполняются, поскольку не являются нормативными правовыми актами.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-50%
-10%
-10%
-25%
-44%
-10%
0058043