Публичный счет


/

К 1 мая в Беларуси по поручению президента планируют трудоустроить всех безработных. Однако пока число нетрудоустроенных не только не снижается, но и продолжает расти третий месяц подряд. FINANCE.TUT.BY поговорил с экспертами, почему не получается победить безработицу.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

«Может быть, в реальности ничего не изменилось»

В январе в Беларуси число официальных безработных выросло на 4,6 тысячи человек. За февраль их стало на 2,9 тысячи больше, а за март — на 664 человека. Это притом что президент потребовал трудоустроить всех безработных. Белорусам предлагают временные работы, службы занятости устраивают ярмарки вакансий, а в районах Минской области работают комиссии по трудоустройству. Но получится ли победить безработицу?

— Это зарегистрированная безработица — 1% от экономически активного населения. Рассчитанный же по международным стандартам фактический уровень безработицы за 2016 год составил 5,8%, — напоминает эксперт центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова.

По мнению эксперта, рост зарегистрированной безработицы в марте может обозначать то, что больше неработающих людей стало обращаться в службы занятости. Катерина Борнукова отмечает, что ранее Минтруда связывало рост зарегистрированной безработицы с декретом № 3: те, кто длительное время официально не работал, вынуждены были выходить из тени.

— Можно предположить, что и сейчас больше людей стало регистрироваться, потому что увидели, что декрет о тунеядстве действует и будет продолжать действовать. Те граждане, которые и раньше не работали, просто решили стать на учет. Но в реальности ничего не изменилось. Я бы ждала новых цифр, рассчитанных по методике Международной организации труда, — рассуждает Катерина Борнукова.

Директор исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик также считает, что нужно дожидаться цифр фактической безработицы, «желательно в более подробной разбивке».

— Безработные в Беларуси — это молодежь или люди пенсионного возраста? Они живут в городской или сельской местности? Есть ли уязвимость по полу? — задается вопросами эксперт. — Грубо говоря, это должны быть не цифры, а набор статпоказателей, которые пока не публикуются.

С другой стороны, безработица может расти на самом деле, отмечают эксперты.

— Несмотря на то, что наметился рост ВВП, это пока что не отражается ни на занятости, ни на уровне зарплат, — утверждает Екатерина Борнукова. — Рынок труда будет еще какое-то время восстанавливаться, так что вряд ли мы увидим резкое снижение безработицы. Многие секторы экономики продолжают оставаться в упадке. И, возможно, они все еще сокращают занятость населения. Более того, устный указ президента о том, что нельзя увольнять сотрудников, приводит к тому, что госпредприятия будут с меньшей охотой принимать на работу людей. Естественно, это проблема на рынке труда. Получается, что частное предприятие таких указов не слушает и может человека уволить, но сотруднику уже сложнее, чем раньше, найти вакансию на государственном предприятии.

Напомним, предприятия по-прежнему чаще увольняют, чем принимают на работу.

— Информация о том, сколько безработных зарегистрировано, при нынешнем размере пособия по безработице и принципах, на которых оно выдается, не несет смысловой нагрузки, — категоричен Александр Чубрик. — Изменения фактической безработицы могут идти в другую сторону по сравнению с тем, как меняется зарегистрированная безработица. Люди по-прежнему не могут найти работу (что нормально для любой экономики), но при этом не получают никакой социальной защиты (что ненормально для экономической политики, которая как минимум декларирует сохранение какой-то социальной направленности).

«Если человек работал бухгалтером, то вряд ли пойдет копать картошку»

Меры, которые принимаются властями для того, чтобы обеспечить белорусов работой — от мини-ярмарок вакансий до предложений временных работ — Катерина Борнукова считает «отчасти действенными».

— Они работают далеко не для всех, кто регистрируется в отделах трудоустройства. Надо понимать, что если человек работал бухгалтером, то вряд ли он пойдет копать картошку. Тем более что сам президент уточнил свое распоряжение: понятно, что всех не трудоустроят, но должны предложить какие-то варианты. Но это не значит, что эти варианты приемлемы. Работа служб по трудоустройству, скорее всего, нацелена больше на людей с невысокой квалификацией труда, — отмечает Катерина Борнукова.

Александр Чубрик предлагает оценивать эффективность служб занятости в других цифрах: например, количество безработных, которые обратились за помощью в трудоустройстве.

 — Если мы видим, что устойчивых безработных — примерно 200−250 тысяч человек, а за помощью в трудоустройстве обращается меньшее количество людей, значит, грубо говоря, безработные считают, что государство им не поможет. Если обращается столько же, значит, с доверием относятся к службам занятости, — говорит Александр Чубрик.

Среди мер, которые могли бы помочь уменьшить безработицу, Екатерина Борнукова называет «стимулирование создания новых рабочих мест»:

— Самые стабильные из них были бы в частном секторе, — уточняет эксперт. — Пока что мы видим, что государство пытается создать рабочие места, влияя на госсектор. Запрещать увольнение людей — это, конечно, не выход. В кризис экономика обычно серьезно меняется, так что вряд ли все смогут сохранить свои прежние рабочие места. Лучше стимулировать инициативу и помогать людям найти работу при переезде или переквалификации. Это то, что сейчас начинают делать, но пока еще в недостаточных масштабах.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-20%
-20%
-20%
-21%
-10%