1. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  2. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  3. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  4. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  5. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  6. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  7. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  8. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  9. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  10. В Минске рассматривают большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, прошли задержания
  11. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  12. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  13. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  14. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  15. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  16. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  17. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  18. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  19. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  20. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  21. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  22. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  23. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  24. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  25. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  26. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  27. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  28. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  29. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  30. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу ее будут судить
реклама


/

К 1 мая в Беларуси по поручению президента планируют трудоустроить всех безработных. Однако пока число нетрудоустроенных не только не снижается, но и продолжает расти третий месяц подряд. FINANCE.TUT.BY поговорил с экспертами, почему не получается победить безработицу.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

«Может быть, в реальности ничего не изменилось»

В январе в Беларуси число официальных безработных выросло на 4,6 тысячи человек. За февраль их стало на 2,9 тысячи больше, а за март — на 664 человека. Это притом что президент потребовал трудоустроить всех безработных. Белорусам предлагают временные работы, службы занятости устраивают ярмарки вакансий, а в районах Минской области работают комиссии по трудоустройству. Но получится ли победить безработицу?

— Это зарегистрированная безработица — 1% от экономически активного населения. Рассчитанный же по международным стандартам фактический уровень безработицы за 2016 год составил 5,8%, — напоминает эксперт центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова.

По мнению эксперта, рост зарегистрированной безработицы в марте может обозначать то, что больше неработающих людей стало обращаться в службы занятости. Катерина Борнукова отмечает, что ранее Минтруда связывало рост зарегистрированной безработицы с декретом № 3: те, кто длительное время официально не работал, вынуждены были выходить из тени.

— Можно предположить, что и сейчас больше людей стало регистрироваться, потому что увидели, что декрет о тунеядстве действует и будет продолжать действовать. Те граждане, которые и раньше не работали, просто решили стать на учет. Но в реальности ничего не изменилось. Я бы ждала новых цифр, рассчитанных по методике Международной организации труда, — рассуждает Катерина Борнукова.

Директор исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик также считает, что нужно дожидаться цифр фактической безработицы, «желательно в более подробной разбивке».

— Безработные в Беларуси — это молодежь или люди пенсионного возраста? Они живут в городской или сельской местности? Есть ли уязвимость по полу? — задается вопросами эксперт. — Грубо говоря, это должны быть не цифры, а набор статпоказателей, которые пока не публикуются.

С другой стороны, безработица может расти на самом деле, отмечают эксперты.

— Несмотря на то, что наметился рост ВВП, это пока что не отражается ни на занятости, ни на уровне зарплат, — утверждает Екатерина Борнукова. — Рынок труда будет еще какое-то время восстанавливаться, так что вряд ли мы увидим резкое снижение безработицы. Многие секторы экономики продолжают оставаться в упадке. И, возможно, они все еще сокращают занятость населения. Более того, устный указ президента о том, что нельзя увольнять сотрудников, приводит к тому, что госпредприятия будут с меньшей охотой принимать на работу людей. Естественно, это проблема на рынке труда. Получается, что частное предприятие таких указов не слушает и может человека уволить, но сотруднику уже сложнее, чем раньше, найти вакансию на государственном предприятии.

Напомним, предприятия по-прежнему чаще увольняют, чем принимают на работу.

— Информация о том, сколько безработных зарегистрировано, при нынешнем размере пособия по безработице и принципах, на которых оно выдается, не несет смысловой нагрузки, — категоричен Александр Чубрик. — Изменения фактической безработицы могут идти в другую сторону по сравнению с тем, как меняется зарегистрированная безработица. Люди по-прежнему не могут найти работу (что нормально для любой экономики), но при этом не получают никакой социальной защиты (что ненормально для экономической политики, которая как минимум декларирует сохранение какой-то социальной направленности).

«Если человек работал бухгалтером, то вряд ли пойдет копать картошку»

Меры, которые принимаются властями для того, чтобы обеспечить белорусов работой — от мини-ярмарок вакансий до предложений временных работ — Катерина Борнукова считает «отчасти действенными».

— Они работают далеко не для всех, кто регистрируется в отделах трудоустройства. Надо понимать, что если человек работал бухгалтером, то вряд ли он пойдет копать картошку. Тем более что сам президент уточнил свое распоряжение: понятно, что всех не трудоустроят, но должны предложить какие-то варианты. Но это не значит, что эти варианты приемлемы. Работа служб по трудоустройству, скорее всего, нацелена больше на людей с невысокой квалификацией труда, — отмечает Катерина Борнукова.

Александр Чубрик предлагает оценивать эффективность служб занятости в других цифрах: например, количество безработных, которые обратились за помощью в трудоустройстве.

 — Если мы видим, что устойчивых безработных — примерно 200−250 тысяч человек, а за помощью в трудоустройстве обращается меньшее количество людей, значит, грубо говоря, безработные считают, что государство им не поможет. Если обращается столько же, значит, с доверием относятся к службам занятости, — говорит Александр Чубрик.

Среди мер, которые могли бы помочь уменьшить безработицу, Екатерина Борнукова называет «стимулирование создания новых рабочих мест»:

— Самые стабильные из них были бы в частном секторе, — уточняет эксперт. — Пока что мы видим, что государство пытается создать рабочие места, влияя на госсектор. Запрещать увольнение людей — это, конечно, не выход. В кризис экономика обычно серьезно меняется, так что вряд ли все смогут сохранить свои прежние рабочие места. Лучше стимулировать инициативу и помогать людям найти работу при переезде или переквалификации. Это то, что сейчас начинают делать, но пока еще в недостаточных масштабах.

-10%
-99%
-20%
-10%
-50%
-30%
-20%
-15%
-20%
-20%
-50%
0073226