Недвижимость


/ /

В Гродненской области продается усадьба 19-го века. Покупателю достанется огромное, очень хорошо сохранившееся строение и почти два гектара земли на берегу Зельвенского водохранилища. Такие предложения встречаются не каждый день. Так решил ее последний владелец, купивший усадьбу на аукционе. Мы решили выяснить, что это за усадьба и почему ее снова продают. Да еще по цене столичной двухкомнатной квартиры.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Продается усадьба

В объявлении указан адрес: Зельвенский район, деревня Александровщина. От Минска до Зельвы 230 километров, чуть больше двух часов в пути. Там нас встретили владельцы усадьбы — Людмила и ее сын Александр.

— Идея купить эту усадьбу принадлежала моему мужу, Вячеславу Ивановичу, — рассказывает Людмила по пути в деревню Александровщина. — Ему так понравились и место, и сама усадьба, что он сразу загорелся ее восстановить. Думал сделать здесь туристический комплекс с музеем этнографии. Планировал даже проложить дорогу к Зельвенскому водохранилищу, до него всего-то 700 метров. Однако не сложилось… Муж погиб в автоаварии. Но он успел немало сделать — поменял крышу, перекрытия первого и второго этажей, сделал канализацию и водопровод, частично заменил окна.

Теперь вот продаем… Просто нет возможности продолжать восстанавливать усадьбу дальше. Тут если уже браться, то надо постоянно уделять ей внимание.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сама усадьба расположена в стороне от деревни, к ней ведет неплохая асфальтированная дорога. В объявлении она описывается следующим образом: «Памятник архитектуры неоклассицизма. Построен в 1850 г. на окраине деревни Александровщина в эклектичных формах. Одноэтажное кирпичное прямоугольное в плане здание сложной объемно-пространственной композиции, покрытое двускатной крышей. К входному фасаду пристроен входной эркер. Центральная часть главного фасада выделена высоким крыльцом с верандой и мансардой».

Все так — здание и в самом деле имеет очень интересное архитектурное решение. И строили его на века.

Директор-смотритель

Нас встречает Валентина Николаевна — смотрительница усадьбы. Пока мы добирались до места, Людмила рассказала, что раньше в усадьбе была школа, а Валентина Николаевна работала директором в ней последние 20 лет. Она здесь живет постоянно, поддерживает порядок, встречает немногочисленных туристов. Бывший директор и для нас провела экскурсию по усадьбе и рассказала о ее истории.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Правильно усадьба называется Жерно, — начинает краткий экскурс в историю Валентина Николаевна. — Построена она была в 1859 году рядом с деревней Александровщина. Кто архитектор — я не знаю. У имения было несколько владельцев: сначала оно принадлежала панам Муравским, потом дворянке Екатерине Беленковой. Есть документ, что при поляках, в 1927 году, владелицей имения и 400-х гектаров земли была Любовь Озерова. Говорят, она передала усадьбу земледельческому училищу. Здесь учили сельскохозяйственным профессиям.

Так выглядела усадьба не позднее 1989 года. «Садово-парковое искусство Белоруссии» (1989). С сайта orda.of.by
Фото: slonimsmc.grodno.by
Фото Энцыклапедычны даведнік «Архітэктура Беларусі» (выд. 1993 г.). С сайта orda.of.by
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
«С благодарностью пани Профессор за предоставленную нам, ученикам этой школы в 1934—1939 годах, возможность посетить наши классы и за согласие с нами сфотографироваться, просим принять фотографию с того приятного для нас события»

Валентина Николаевна показала нам фотографию бывших студентов, которые здесь учились с 1934 по 1939 год:

— Они приезжали сюда в 2001 году. Хотели посмотреть, в каком состоянии их университет. А вот они оставили такую запись на польском языке на обратной стороне фотографии: «С благодарностью пани Профессор за предоставленную нам, ученикам этой школы в 1934—1939 годах, возможность посетить наши классы и за согласие с нами сфотографироваться, просим принять фотографию с того приятного для нас события».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Во время войны здесь размещался немецкий гарнизон. Возможно, поэтому здание уцелело. После войны в нем сразу организовали советскую школу. Она просуществовала 60 лет, до 2004 года. Перед закрытием в ней училось всего 36 детей, а раньше и по 120 человек было. Теперь все ездят в Королинскую школу (в соседнюю деревню).

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Валентина Николаевна приехала сюда в 1974 году, проработала учительницей 10 лет, а с 1985 года стала директором школы.

— В нашей школе был культ труда. Родители у наших детей были небогатые — животноводы, полеводы. А мы ставили цель накормить ребят, обеспечить их подарками на праздники, мир показать. Мы организовывали экскурсии в Москву, Ленинград, Каунас, Минск, Брест за средства со спецсчета. Это были деньги, которые школа сама заработала — мы выращивали и продавали капусту, помогали колхозу. Работали и за это все имели — подарки, поездки. Это теперь родителям говорят: давайте деньги, а раньше зарабатывали своим трудом.

После закрытия школы здесь организовали туристическую базу для детей, но она просуществовала недолго. Потом пустующее здание выставили на аукцион. Ее и выкупил супруг Людмилы. После частичного ремонта в здании силами бывшего директора был открыт небольшой музей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Вот здесь собраны фото всех выпусков школы, даже самый первый есть, — показывает фотографии в экспозиции Валентина Николаевна. — Школа первые годы после войны была беленькая, покрашенная известью, окна еще забиты досками… Потом ее отремонтировали, она стала как с картинки. Моя школа всегда утопала в цветах, в зелени, целая аллея тюльпанов была. Правда, от тех клумб мало что осталось…

Но и сейчас бывший школьный двор и само здание не оставляют впечатления запущенности. Можно сказать, что только благодаря бывшему директору школы усадьба не превратилась в печальные развалины с исписанными похабщиной стенами.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

По выходным сюда заезжают туристы. Частые гости — бывшие ученики школы, которые приходят сюда уже со своими детьми. Приезжают и иностранцы — из Китая, Швеции, Польши. Некоторые потом присылают Валентине Николаевне свои фото, открытки.

Экспозиция музея — прялки, разная селянская утварь, самодельные деревянные коньки, безмены, музыкальные инструменты… Все это приносили люди из окрестных деревень. Есть в экспозиции музея и чучела диких животных.

— Когда распадался Союз, никому ничего не надо было, многое выбрасывалось. А я поехала по организациям и пособирала эти чучела: кому ухо пришила, кому глаз вставила, кому бок заштопала.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Что было, а что стало

В «школьные» годы все помещения усадьбы были поделены на комнаты-классы. Была здесь и школьная столовая, и своя кухня при ней. Отопление было печное — одна печь на несколько смежных классов. Изначально же усадьба отапливалась каминами. Внутри центральной несущей стены есть полости — через них проходил дым. Таким образом, стена нагревалась и отдавала тепло помещениям. Теперь нет ни печей, ни каминов. Стена сохранилась, дымоходы работают, но восстанавливать уникальные системы отопления некому — навыки утеряны.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Новый владелец усадьбы, Вячеслав Иванович, пытался восстановить изначальную планировку. Старых планов дома не сохранилось, однако, когда убрали все перегородки, открылись оригинальные арки переходов между комнатами.

Во время ремонта старую штукатурку со стен пришлось снимать — от старости она во многих местах обвалилась сама и ремонтировать ее было нецелесообразно. Но одну стенку с остатками старой штукатурки все же сохранили. Можно увидеть, что раньше ее штукатурили по камышу, который использовался вместо деревянной дранки. Этот элемент планировалось оставить в будущем интерьере.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Высота потолков в усадьбе — 4,2 метра.

— Когда клеили обои, то нужна была лестница, — говорит Валентина Николаевна.

Судя по большим окнам в пол в правой части здания (если смотреть от входа), здесь когда-то был зимний сад. Уменьшили окна при Польше, когда надо было устроить классы для студентов. (К слову, Вячеслав Иванович ради сохранения аутентичного вида здания окна поставил деревянные, а не пластиковые). В центральной части, возможно, были гостиная, столовая, кабинет.

Валентина Николаевна говорит, что раньше все думали, что под усадьбой есть еще и тайные подвалы, но когда сняли старый пол, то никакого подвала под ним не обнаружилось. Теперь, кстати, полы почти во всем здании бетонные.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Достоверно известно, что левая от входа часть здания с отдельным входом предназначалась для прислуги. Там были кухня и разные хозяйственные комнаты. Из этой части здания на мансардный этаж ведет новая бетонная лестница.

Заметно, что старые перекрытия хорошо сохранились, их меняли не полностью, а лишь усилили.

Прямо от лестницы на втором этаже — длиннющий коридор. Валентина Николаевна говорит, что немцы использовали его как тир: дверь в конце коридора была вся изрешечена пулями.

По бокам коридора комнаты, здесь когда-то жили учителя. Одна из них имеет выход на балкон над центральным входом. Сейчас оконные проемы заколочены…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Площадь здания более 400 кв. м, и цена в 112 тысяч рублей не кажется заоблачной. В то же время новому владельцу предстоит и в ремонт вложить еще немало — нужно отремонтировать фасад, стены внутри — штукатурить, сейчас это просто покрашенный кирпич. Не все окна заменены, нужно делать разводку электрики, решать проблему с отоплением (можно провести газ, благо он всего в полукилометре от усадьбы). В общем, есть над чем поработать.

Усадьба плюс смотритель

На территории усадьбы есть еще мастерские, сараи. Дом, в котором живет Валентина Николаевна с мужем, оказывается, продается вместе с усадьбой. Дело в том, раньше там была школа для младших классов, а значит, он является частью всего комплекса.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Бывший директор говорит, что строительство этого корпуса было ее инициативой, чтобы все дети смогли учиться в одну смену. Строили хозспособом, силами учителей и родителей учеников. О том, где же придется жить ей самой, тогда она не думала. Получается, что если найдется новый покупатель на усадьбу, то Валентину Николаевну могут выселить?

— Новый владелец не сможет обойтись без присматривающего за всем этим хозяйством, — говорят нынешние владельцы усадьбы. — А лучше и ответственнее Валентины Николаевны не найти. Не думаю, что она будет как-то обижена.

И сам бывший директор школы-усадьбы, и нынешний ее смотритель по этому поводу не сильно беспокоится:

— Мне так тяжело смотреть на свою школу в запустении без хозяина… Надеюсь дожить до того дня, когда здесь начнет что-то меняться в лучшую сторону.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Нужные услуги в нужный момент