Личный счет


/ /

Корреспонденты TUT.BY съездили на сельхозпредприятие, где безработные из Витебска собирают на полях камни. Это временная занятость, за которую им платят деньги. «Не бог весть какие, но хоть что-то», — рассуждают люди.

Фото: Игорь Матвеев

По нормативам, безработный, который состоит на учете в городском центре занятости населения, обязан хотя бы один день в месяц отработать на общественных работах. Но некоторые в поисках заработка оформляют договоры подряда на более длительный срок и числятся подсобными рабочими.

Бригада, с которой мы познакомились, со 2 мая трудится на полях ОАО «Липовцы» в Витебском районе. В основном в ней люди среднего возраста. Мужчин больше, чем женщин.

Сбор — в 7.45 возле здания центра занятости на улице Богдана Хмельницкого в Витебске. К 8 часам приходит автобус, который доставляет людей на поле.

Рабочий день — с 8 до 16 часов, час — на обед. Зарплата, которую обещает хозяйство-наниматель, — 250 рублей в месяц.

— Или же 1 рубль 57 копеек в час, — уточняет один из мужчин. — Каждый получит за столько дней, сколько отработает в течение месяца. Но получим мы зарплату за май только в конце июня — как нам сказали, после 25-го числа. Сейчас же — как хочешь, так и живи.

— Да, это самая главная проблема — месяц ждать зарплату, — поддерживает еще один мужчина. — А на курево надо уже сегодня. Да и питаться за что-то надо…

Фото: Игорь Матвеев

Около 8.00 главный специалист отдела общественных работ и временной занятости молодежи городского центра занятости населения Наталья Ходосевич ведет перекличку:

— Афанасьев?

— Я.

— Гаврилов?

— Есть.

— Зубовский?

— Тут.

Одним из последних подходит мужчина, называет свою фамилию.

— Я вас искала, — обращается к нему Наталья Ходосевич. — Вы не являлись два дня. И не позвонили, почему не приходите. Теперь будете ездить?

Мужчина уверяет, что да. Его фамилию снова вносят в список.

Фото: Игорь Матвеев

Всего сегодня поедут на поле 24 человека. В автобусе устраивают еще одну перекличку — это уже заявки на то, кто планирует работать в понедельник. На вопросы Натальи Петровны практически все отвечают согласием.

— Все готовы, как пионеры, можно и не спрашивать, — шутит кто-то.

Не уверен только один мужчина:

— Петровна, а если я еще не знаю точно, поеду ли?

— Ничего, я вас включу. А в понедельник будет видно.

— Напишите, что Наталья Петровна — молодец, с пониманием относится к нам, сиротам, — говорит мне мужчина, с которым мы сидим рядом в автобусе. Знакомимся.

— Меня зовут… Но в своей статье не называйте мое имя. Мне слава не нужна, меня даже нет во «ВКонтакте». Считаю, что это абсолютно пустое занятие. Что я хочу особо отметить: из всех предприятий в городе, где я устраивался на работу, без возрастной дискриминации к людям относятся только на железной дороге. Там на медкомиссии тебя проверяют высококвалифицированные специалисты и при этом не спрашивают, сколько тебе лет. Если ты имеешь хорошее здоровье и нужную квалификацию, то берут. Медкомиссия, конечно, там строгая — чуть ли не отбор космонавтов! Однако в свои 52 года я ее прошел, — гордится собеседник.

— Так, а почему не работали тогда на железной дороге?

— Я туда устроился оператором котельной. Отработал отопительный сезон. А потом пришлось искать еще что-то. Попытался зацепиться в разных местах, не получилось. Решил ходить на общественные работы, тут хоть что-то заплатят. Лучше же, чем вообще ничего.

До сельхозпредприятия «Липовцы» от Витебска — 20 км, и через полчаса мы уже на поле. На нем раньше посеяли кукурузу. Но на поверхности земли много камней, и задача безработных — убрать их, чтобы они в будущем не мешали посевам и не портили сельхозтехнику.

Фото: Игорь Матвеев

Перед началом работы на поле приехал управляющий отделением «Шапечино» ОАО «Липовцы» Виталий Драбцов. Дал необходимые распоряжения трактористам, но с журналистом поговорить не смог:

— Извините, очень много работы, в сельском хозяйстве сейчас горячая пора. Претензий к тому, как рабочие собирают камни, нет. Трудятся люди хорошо. И объем работы у них еще большой — вы же видите, сколько камней.

В 9.15 выходим в поле.

На некотором расстоянии друг от друга медленно едут два трактора. Следом идут люди, собирают под ногами камни и бросают их в прицеп.

Фото: Игорь Матвеев

— Поднимай камень, который где-то с кулак. Мелочь не бери. Мы собираем камни, а не камешки, — учит меня мужчина, которого «даже нет во «ВКонтакте». — Под колеса трактора не лезь. И смотри, бросай аккуратно — прямо в прицеп, чтобы не попасть ни в кого из окружающих.

Женщины поднимают то, что по силам. Тяжелые камни — массой свыше 10 кг — несут в прицеп мужчины. На очень большой наваливаются сразу два-три человека. Иногда встречаются и валуны. Их уже подбирает погрузчик «Амкодор».

Мне в основном попадаются небольшие камни. Они легкие, и бросать в прицеп их нетяжело. Но со всех сторон в лицо летит пыль, вскоре песок скрепит на зубах.

— Да, а что вы думали, работенка у нас пыльная! Это вам не печенье перебирать. Респираторы тут не выдают, — замечает мой новый словоохотливый знакомый. — Но ничего, кружок с нами по полю пройдешь и станешь, как и мы, специалистом широких полей узкого профиля.

Фото: Игорь Матвеев

Прицеп тем временем довольно быстро наполняется камнями.

— И откуда они только появляются? — удивляется кто-то. — Каждый год их люди собирают и на своих участках, и на колхозных полях, а они все растут и растут.

— Земля дышит — вот камни и выходят, — философствует пожилой мужчина.

— А про ледниковый период вы что, не слышали? Много-много лет назад камни принес сюда ледник, — делится познаниями «Даже нет во «ВКонтакте».

Рядом идут близнецы Таня и Света. Шутят: «Ничего, что пыль, зато фигура красивая будет, пресс появится».

Раньше сестры работали на телезаводе.

— Трудились там в белых халатах. Но цех закрылся. Теперь вот тут.

— Неужели хоть кому-то из вас двоих не попадалась другая, постоянная, работа?

— А мы всегда вместе. Мы не можем поодиночке. Света — это же мой друг, данный при рождении, — говорит Таня.

Фото: Игорь Матвеев

Марина — опытная сборщица камней. На бирже труда стоит с 2011 года. За это время ездила не только «на камни», но и на другие сельхозработы — на прополку, «на картошку», а в городе подрабатывала на благоустройстве территорий школ и садиков.

— Работала раньше в торговле. Ушла. Надоело постоянно платить недостачи, высчитывали из зарплаты каждый месяц. Общественные работы от центра занятости, конечно, не сравнить с постоянным трудоустройством. Но, как все у нас говорят, это хоть какие-то деньги. Конечно, это тяжелый физический труд. Устаю. Домой прихожу, готовлю, ем и ложусь. Больше ни на что сил нет. С вакансиями теперь вообще очень тяжело стало. Но если подвернется какая-то работа, я пойду. Хоть бы и на полставки.

После каждого круга трактора по полю — минут 15 на отдых. Щедро пригревает солнышко.

— Эх, сейчас бы сюда шампуры да шашлычки поджарить, — мечтает кто-то.

Фото: Игорь Матвеев

Но большинство мужчин не отпускает суровая реальность. Они курят и делятся проблемами.

— Я строитель, — рассказывает Юрий. — Много куда пытался устроиться. Но была возможность работать только по договору подряда в частных структурах, а там свои сложности, я не хочу. Стою на учете на бирже труда уже полгода. Мне понравилась ярмарка вакансий, которая прошла в администрации Железнодорожного района. Там было много предложений, но и людей тоже собралось очень много. Кто к началу явился, тот что-то нашел. А я к концу уже подошел, когда остались вакансии инженеров и других специалистов с высшим образованием.

По словам Юрия, после 40 лет найти постоянную работу очень сложно. Практически везде одна и та же ситуация: ты прошел медкомиссию, подходишь по квалификации, но называешь свой возраст и слышишь: «Нет, нам нужен работник помоложе, 35 лет — это предел». Спрашивается: а другим, старшим, что делать?! Тем более в стране подняли возраст выхода на пенсию. Так куда деваться людям от 35 и до 63 лет? (С 1 января 2017 года пенсионный возраст в Беларуси повышается ежегодно на 6 месяцев до достижения мужчинами 63 лет, женщинами 58 лет. — Прим. TUT.BY.)

— Еще одна проблема, — поддерживает Юрия другой мужчина. — Раз в месяц нам нужны отметки, что мы ходим и занимаемся самоустройством. Их надо минимум две. И это должны быть разные предприятия. Но ты приходишь в организацию, а там говорят: «Отмечать ничего не будем, мы никаких заявок в центр занятости не давали». Могут даже вообще не пустить на проходную.

Еще один мужчин, солидный, представительный на вид, не может найти работу, так как не имеет «корочек»:

— У меня есть и стаж, и разряды: 3-й — станочника и 4-й — плотника. Но мебельная фабрика, где я проработал более 10 лет, развалилась. А еще куда-то без диплома не берут.

— В центре занятости есть возможность три месяца отучиться и получить «корочки». Тогда вы сможете претендовать на работу по специальности, — объясняет Наталья Ходосевич.

— Спасибо, буду иметь в виду.

Перекур заканчивается, и люди снова идут в поле.

Кстати, сборщики камней довольно часто находят на полях «отголоски войны». Так, 5 мая обнаружили три снаряда. Фрагмент боеприпаса нашли и в субботу, когда мы делали этот репортаж.

Фото: Игорь Матвеев

— Если наталкиваемся на такие находки, то сразу же ограждаем это место, я ставлю в известность свое руководство. А оно уже вызывает саперов, — объясняет инженер по охране труда ОАО «Липовцы» Ольга Немыцкая.

Девушка — молодой специалист в этом хозяйстве, каждый раз сопровождает работу сборщиков камней. О своих подопечных отзывается хорошо.

— Я думала, что это будет какой-то сложный контингент. Что за ними нужно будет ходить, уговаривать работать. Нет, все взрослые нормальные люди. Провела с ними инструктаж: чтобы не садились на борта, не бросались под колеса транспорта и так далее. Они все это исполняют.

— Да, пока проблем с ними нет, — подтверждает Наталья Ходосевич. — Может, после зарплаты появятся: кто выйдет на работу, а кто и не выйдет, а если и выйдет, то нетрезвым. Но мы в таких случаях долго не разбираемся — сразу же вычеркиваем из списка. А вообще с такими безработными даже проще, чем с теми, у кого по 2−3 высших образования. Им трудно угодить.

Фото: Игорь Матвеев

На прощание спрашиваю у мужчин:

— А как вы относитесь к тому, что президент распорядился к 1 мая трудоустроить всех безработных в стране?

Со всех сторон раздается смех.

— Какое сегодня число? 6 мая. Все трудоустроены?! Система, как была, так и осталась: на предприятиях если не было вакансий, то они и не появились. Ничего не изменилось.

Справка TUT.BY

В январе-марте 2017 года в общественных работах приняли участие 1670 витебских безработных.

По данным на 5 мая, городской центр занятости населения заключил 11 договоров по оплачиваемым общественным работам. Из них 3 договора — с заготовительной конторой (сбор и сдача вторсырья), Лужеснянской сортоиспытательной станцией (сбор и переборка яблок), ОАО «Липовцы» (сбор камней с полей и другие виды сельхозработ). Деньги работникам будут платить эти наниматели. В середине мая договор на оплачиваемую уборку камней планируют заключить также с СХФ «Вымно» ОАО «Молоко».

Еще 8 договоров заключили с отделами образования, спорта и туризма администраций Первомайского и Октябрьского районов Витебска. Безработные займутся ремонтом, благоустройством и озеленением территорий школ и детсадов. В этом случае зарплату они получат из бюджета Фонда соцзащиты населения. До конца года планируют заключить не менее 20 подобных договоров.

Фото: Игорь Матвеев

Нужные услуги в нужный момент