Личный счет


Елена Олешкевич десять лет проработала поваром в Ливии, а потом вернулась в Минск, чтобы в 40 лет стать студенткой университета, а в 45 лет — медтехником на аппаратах «искусственная почка». Елена признаётся, что оклад у нее ниже даже прожиточного минимума, зато работа спокойная и честная.

Фото: из личного архива Елены
Фото: из личного архива героини. Первый снимок сделан еще в Ливии, второй — в Беларуси

FINANCE.TUT.BY публикует историю в рамках конкурса «Как я поменял работу и жизнь»: среди присланных читателями историй о смене профессии вы проголосуете за лучшую, мы — вручим автору 300 рублей.

Работа поваром в Ливии: прятаться от обстрелов, получать 350 долларов

— Еще с детства я интересовалась кухней, готовлю с 12 лет. Окончив школу, поступила в торговый колледж на специальность «технология приготовления пищи». После того как попала на практику в заводскую столовую и увидела производственную кухню изнутри, хотела бросить техникум, но все же доучилась до конца. Готовить мне по-прежнему нравилось, но то, что творилось в общепите в советские годы, да и после них, не нравилось никак. Поэтому чувствовала себя не в своей тарелке, периодически меняла места работы.

Я начинала с рядового повара в ресторане, дальше пошла в рост. Училась в Польше в школе кулинарного искусства. Там я и увидела, каким должен быть общепит. В 1999 году мне предложили работу по контракту в немецкой компании, но на территории Ливии. Это мусульманская страна со своим укладом жизни, суровыми законами и 55 градусами жары. Я согласилась: на те годы пищевики в Беларуси получали немного, а мне предложили на старте оклад в 225 долларов. Три месяца я была простым поваром, потом стала шефом с хорошей зарплатой в 330−350 долларов.

Это была стройка госпиталя, где трудились рабочие из разных стран: Филиппины, Сирия, Чад, Нигер, Судан, Китай, Корея, Германия — и 250 человек из Беларуси. Готовили мы сначала для строителей, а потом для пациентов. Условия оказались близкими к спартанским: например, вентиляция у нас была в виде дыры в стене, а рабочий день приходилось начинать с борьбы с полчищами мух. Работать нужно было много: по 14−16 часов на ногах, почти без выходных. Иногда удавалось сходить на море на полчаса. Обстрелы в Ливии были обычным делом. В таких случаях мы прятались. Оружия у нас, понятное дело, не было. Но все это касалось нас не так сильно, как местного населения, хотя каждый раз было страшно. Мечтала о доме, спокойной жизни и… зиме.

В 2009 году нас вывезли из Ливии. Все остались живы, но с работой в Беларуси потом оказалось архисложно, так как работа за рубежом в белорусский стаж не входит. В трудовой появилась «дыра», плюс тянула вниз утрата документов: в обстрелах Ливии потерялись все бумаги, кроме паспорта, — только потому, что он хранился у начальства. По этой причине практически везде были отказы в трудоустройстве. А это почти два года пустого хождения на многочисленные собеседования и заполнение никому не нужных анкет. Порой жалела, что вернулась на родину, настолько была в отчаянии.

«Работаю медтехником в Беларуси, это спокойный и честный труд за «минималку»

— Видя, что что-то надо менять в жизни, в 40 лет я поступила в БГТУ на перспективную специальность «биотехнология». Это время держалась на подработках: готовила на банкетах, подрабатывала в пекарне и на складе, соглашалась на временные работы на «Коммунарке», еще окончила курсы швейного дела… Одним словом, хваталась за любую работу, которая шла в руки.

В конце концов мои поиски увенчались успехом. В 2011 году меня взяли технологом детского питания в управление образования крупного района столицы — на ставку с окладом около 70 долларов в эквиваленте. Дальше было легче. Стала начальником сразу двух производств кулинарии и пекарни в гипермаркете крупной торговой сети. Работала по 10−12 часов, и по зарплате было довольно прилично. Но не всегда все получалось: опыта в торговле не было, и характер небоевой. Далее был запуск другого производства, потом работа технологом сети, и везде одна и та же песня: давать товарооборот любыми средствами, делать европейское качество по белорусским ценам, работать на износ, всегда быть в полной боевой готовности к любой проверке. Каждый уход на сессию мне давался, как сражение. И я сказала себе: «Стоп, надо что-то менять в жизни и выходить из этого замкнутого круга!».

Работа нашла меня сама. В университете, зная мои проблемы, предложили попробовать себя в медицинских биотехнологиях. Вот уже полтора года я инженерно-технический работник на гемодиализе, работаю в больнице на аппаратах «искусственная почка». Освоила эту профессию (на удивление себе и всем) за месяц. Это спокойная и честная работа, здесь спасаешь людей. Но, к сожалению, уровень зарплаты очень низкий, в разы ниже моего прежнего дохода: оклад ниже прожиточного минимума, на руки получаю 275 рублей 47 копеек. Но всегда приходится делать выбор: нынешний график позволяет ходить на сессии без проблем, есть время для жизни и отдыха, но нужно подрабатывать.

Через месяц заканчиваю университет. Надеюсь, диплом даст больше возможностей двигаться вперед. Несмотря на сложную ситуацию на рынке труда, перспектив в биотехнологиях очень много как у нас в стране, так и за рубежом. Главное, быть открытым переменам и не бояться их! Даже интересно, куда тебя забросит судьба и кем станешь в итоге.

Считаете, что у вас есть история получше? Тогда присылайте ее на адрес elena.melnikova@tutby.com с пометкой «Как я поменял работу и жизнь». Письма принимаем до 15 мая. Полные условия конкурса можно прочитать здесь. Инфоподдержка — РАБОТА.TUT.BY.

Просмотреть все конкурсные истории можно по ссылке здесь.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-10%
-30%
-47%
-40%
-10%
-20%
-70%
0058415