172 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  2. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  3. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  4. В Индии люди, переболевшие COVID-19, начали заражаться редким «черным грибком»
  5. Уборка, поминальная трапеза и цветы. Радуница на маленьких кладбищах Минска
  6. «Восстановление костела — вызов для всех белорусов». Как Будслав пережил пожар в своей главной святыне
  7. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  8. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  9. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  10. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  11. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  12. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  13. Очереди в пункт вакцинации «Экспобела» были такие длинные, что ввели предварительную регистрацию
  14. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  15. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  16. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  17. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  18. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  19. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  20. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  21. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  22. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  23. Один из лидеров минского «Динамо» покинул команду
  24. Будет учтено «все происходящее в стране»: представитель ЕС рассказал, когда ждать четвертый пакет санкций
  25. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  26. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  27. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  28. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  29. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  30. В Будславе горел знаменитый костел, повреждена часть крыши
реклама


Почти половину рабочего времени работница рыбхоза в Солигорском районе проводила в дороге от сортировочной базы до торговой точки, однако наниматель не считал, что за это нужно платить. За 2016 год женщине не учли 748 часов работы. Решить вопрос получилось без обращения в суд, работнице выплатили деньги за это время.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В ОАО «Рыбхоз Красная Слобода» Солигорского района Ирина Вербицкая (имя и фамилия изменены по этическим причинам. — Прим. ред.) пришла работать продавцом 17 лет назад. Работа не из легких: ранние подъемы, целый день на улице и в холод, и в жару. Ежедневно Ирина проводит несколько часов в пути до торговой точки и обратно, но наниматель отказывался признавать это время рабочим и оплачивать его.

— Работы не боюсь, если есть покупатель, могу продавать рыбу и до позднего вечера, несмотря на график, — рассказывает она. — Дисциплину не нарушаю, грамоты от рыбхоза получала и была занесена на Доску почета, но работать в таких условиях уже стало невыносимо. Хочется иметь достойную зарплату за свои старания. За последний год зарплата значительно упала — в среднем до 350 рублей. На все вопросы «почему?» наниматель отвечает, что мы не вырабатываем норму времени и план продажи. Как это понимать?! Ведь мой рабочий день, бывает, начинается в 5 утра, а возвращаюсь домой глубоким вечером. «Восьмерки» в табеле за все эти старания мне ставили, как будто одолжение делали.

Устав терпеть несправедливость, в октябре прошлого года Ирина обратилась в Минский обком профсоюза работников агропромышленного комплекса. В ситуации продавца выездной торговли разбирался главный правовой инспектор труда обкома Кирилл Азаренко. Специалист выехал в рыбхоз и изучил необходимые документы. Согласно контракту, у Ирины установлены 8-часовой рабочий день и разъездной характер работы, за который производится доплата — 50% от нормы суточных при однодневной командировке на расстояние 50 км и 100% от нормы суточных при однодневной командировке свыше 50 км. Начинается рабочий день Вербицкой на сортировочной базе в Солигорске, где продавец принимает рыбу, затрачивая на это порядка 30 минут, что учитывается и отражается в табелях учета рабочего времени. Потом с товарно-транспортной накладной на руках она отправляется в путь вместе с водителем на транспорте нанимателя. Место назначения при этом регулярно меняется, так как точки выездной торговли рыбой размещаются в разных районах Минской области. Время проезда к торговой точке и обратно в среднем может достигать 7 (!) часов в день. Непосредственно на торговой точке продавец реализует товар в течение 4,5 часа, затем возвращается на склад, где сдает оставшуюся рыбу.

— Фактически отработанное время продавца при выездной торговле составляет порядка 6,5 часа, хотя в интересах нанимателя он затрачивает в общей сложности около 12 часов, — комментирует Кирилл Азаренко. — За 2016 год Ирине не учли 748 часов работы — время, которое она провела в пути от базы до торговой точки. Парадокс в том, что водителям, которые работают с продавцом, оплачивают все отработанное время — то есть 12 часов. Важный момент: продавец фактически экспедирует рыбу все время, то есть отвечает за полученный на базе товар, находясь даже в дороге.

Как рассказал правовой инспектор, наниматель нарушил статьи 57, 89, 110 и 133 Трудового кодекса, согласно которым обязан обеспечивать нормальные условия труда работников и выдавать вознаграждение за выполненную работу в зависимости от ее сложности с учетом фактически отработанного времени. При этом рабочим считается время, в течение которого работник в соответствии с трудовым договором и распорядком обязан находиться на рабочем месте и выполнять свои трудовые обязанности. Данный факт наниматель обязан учитывать в табелях учета рабочего времени.

Обком отраслевого профсоюза выдал нанимателю соответствующую рекомендацию, но руководитель рыбхоза отказался ей следовать и продолжал стоять на своем: время, проведенное в пути от сортировочной точки до места продажи, не включается в оплату труда работника. Кстати, случай с Ириной Вербицкой — не единичный, фактически отработанное время в рыбхозе не оплачивалось всем продавцам выездной торговли.

Следующим шагом, который предпринял специалист обкома, стало обращение в Министерство труда и соцзащиты за разъяснением: является ли нахождение работника в пути на транспорте нанимателя рабочим временем и подлежит ли оно оплате? По словам Кирилла Азаренко, министерство дало следующий ответ: «Исходя из всех изложенных обстоятельств, время проезда работника на автотранспорте нанимателя от проходной до торговой точки и обратно включается в рабочее время и соответственно должно оплачиваться». Министерство также отметило, что наниматель обязан обеспечить нормальные условия для выполнения работниками норм труда, к числу которых относится обеспечение заказов и объемов работ.

Пока обком дожидался ответа, специалисты подготовили заявление в комиссию по трудовым спорам рыбхоза с просьбой, чтобы продавцам выплатили зарплату за фактически отработанное время. Но комиссия большинством голосов приняла решение об отсутствии необходимости платить.

— После получения разъяснений от Минтруда мы написали повторную рекомендацию нанимателю и потребовали выплатить людям зарплату за фактически отработанное время, пересчитав ее за 2016 год, — рассказал Кирилл Азаренко. — Наниматель тянул время и не выплачивал положенные деньги, а затем прислал уведомление о том, что оплата 10 работникам начислена в сумме 971,50 рубля на всех. Это был мизер (даже меньше минимальной зарплаты). Профсоюзная организация не могла согласиться с таким поворотом дела и направила в рыбхоз очередное письмо.

Ситуацию, к счастью, удалось урегулировать без суда. В апреле Ирине и остальным продавцам наконец-то выплатили «задержанные» деньги — порядка 5700 рублей каждому.

-10%
-40%
-27%
-20%
-10%
-10%
-20%
-21%
-17%