Деноминация


/

1 июля прошлого года белорусы проснулись с новыми деньгами — в обращении появились не только новые банкноты, но и монеты. Спустя год после появления новых дензнаков FINANCE.TUT.BY расспросил людей, чья работа непосредственно связана с новыми деньгами, о том, как удалось пережить год после деноминации.

Работник торговли: «Пенсионеры первыми привыкли к новым деньгам»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— 1 июля прошлого года было страшно, потому что ты с новыми деньгами еще не работал, а люди уже начинают им расплачиваться, — рассказывает администратор торгового зала универсама «Рублевский» Александра Титовец. — В тот день с самого утра было очень много покупателей. Обычно по утрам у нас не так много людей, а в день деноминации как будто все первым делом в магазин пошли. И у многих уже в первый день были новые купюры, причем довольно крупным номиналом. Помню, что пришел кто-то жвачку купить и расплатился 100 рублями — сдачу с такой купюры нелегко отсчитать, когда в кассе и старые, и новые деньги лежат.

Нам на кассы установили удобную программу, где расчет показывался сразу в старых, в новых, и даже в смешанных суммах — это облегчало работу. Первое время, конечно, работали со шпаргалками, на которые периодически приходилось поглядывать. Для уверенности даже калькуляторами пользовались, чтобы правильно сдачу отсчитать. Покупатели в тот период недоверчивые были, проверяли, чтобы все правильно было. Бывало, кто-то возмущался, чтобы только новыми деньгами сдачу давали, а кто-то наоборот — чтобы только старыми.

Также больше человек стали расплачиваться карточками: многие боялись новых купюр. Люди старались избегать монет — все складывали в копилку и с собой ничего не носили. Были покупатели, которые приходили только с одной купюрой, которую дома заранее подготовили. Спрашиваешь, есть ли какая-нибудь мелочь, но ее чаще всего не оказывалось. Мелочи в первое время постоянно не хватало, но потом легче стало.

Для того чтобы привыкнуть к новым деньгам, понадобилось максимум недели три. Старые деньги довольно быстро из оборота вышли. Хотя и сейчас находятся люди, которые пытаются расплатиться старыми рублями. В основном этом мелкие купюры: сто рублей, тысяча. Нашли в кармане — и бегут в магазин от них избавиться. Мы таких в банк отправляем.

Пенсионеры, что удивительно, первыми привыкли к новым деньгам: они уже много деноминаций пережили. Бабушки очень ловко мелочь могут отсчитать, а молодежь все еще путается. Есть те, кто до сих пор неуверенно чувствует себя в расчетах и считает в старых рублях. Кладут, например, 20 копеек и уточняют: «Это ведь две тысячи старыми, правильно?». А мы уже и сами, бывает, не помним — настолько привыкли к новым деньгам и работаем на автомате. Есть покупатели, которые высыпают все монеты и говорят: «Берите, сколько нужно».

Часто случаются истории, когда люди пытаются иностранными монетами расплатиться: российскими, украинскими, евроцентами. Некоторые, конечно, случайно их дают, а есть те, кто подсовывает их специально. Прошлым летом часто с гривнами такое происходило: люди, видимо, с отпусков вернулись, и у них остались мелкие деньги — так они пытались в Минске ими расплачиваться. Когда замечаешь, бывает, что они говорят: «А нам в другом магазине такие дали» — и не хотят забирать обратно. Но мы, конечно, монеты других стран не принимаем.

Ошибки в расчетах, конечно, случались — и с нашей стороны, и со стороны покупателей. Но люди особо не скандалили: понимали, что мы не роботы. Если замечали ошибку, сразу же ее исправляли. Руководство тоже первые месяца полтора-два за ошибки не наказывало — понимали, что это совершенно новые деньги и надо наловчиться с ними работать.

Крупные купюры встречаются нечасто. 500 рублей я всего один раз видела. Мужчина пришел сразу после открытия и расплатился ими. В кассе на размене было всего 50 рублей. Так побежали искать деньги, чтобы дать сдачу. Было страшно, чтобы купюра не оказалась фальшивкой. Проверяли на ощупь, через аппарат просвечивали — все в порядке. Вообще, фальшивки нам ни разу не попадались.

Водитель маршрутки: «Первое время старалась пользоваться старыми деньгами»

— Я бы не сказала, что было тяжело — скорее, просто непривычно. Мы привыкли, что на словах 20 тысяч и 20 рублей — это одно и то же, — говорит водитель маршрутки Вероника Ивончик. — А после деноминации это стали совершенно разные суммы. Вначале случалось, что давала, например, 50 рублей вместо 5, так как на автомате считала в старых деньгах. Кто-то из людей, заметив ошибку, деньги отдавал, а кто-то — нет.

Первое время сдачу старалась давать старыми деньгами, а новые откладывала в сторонку и почти не использовала. Но старые рубли как-то быстро вышли из оборота, и тогда уже выбора не было. К тому же многие люди требовали: «А дайте мне сдачу новыми деньгами».

Самое большое неудобство вызывали монеты, потому что ими тяжело выдавать сдачу. Если человек сидит рядом с тобой, то еще нормально, а в салоне многие копейки роняли. До последнего пыталась пользоваться бумажными купюрами — их по крайней мере легче передавать. Люди в маршрутках в основном мелочью расплачиваются, поэтому к монетам я уже привыкла.

Купюры крупным номиналом встречаются нечасто. Самое крупное, что давали пассажиры, — сто рублей. Такое максимум раз в месяц случается. Тяжело ли дать сдачу с такой суммы? Кто как подготовлен. С утра может быть сложно, потому что в кассе денег немного, а во второй половине дня это уже не так страшно.

Вообще маршрутчики стараются работать по большей части с монетами трех номиналов: 50 копеек, 1 рубль и 2 рубля. Более мелкие монеты стараются не использовать.

Много было пассажиров, которые расплачивались монетами других стран. Чаще всего — российскими. Российскую монету номиналом в 1 рубль легко перепутать с нашим рублем: они светлого цвета и по размеру приблизительно одинаковые. Кто-то ими расплачивался по ошибке, а кто-то, я думаю, специально подсовывал. Сейчас я такое сразу замечаю, со временем научилась различать их по весу.

Бармен: «Новые рубли для россиян уже не так интересны»

— Когда 1 июля нам привезли новые деньги, все сбежались к кассиру и начали их рассматривать. Сначала было тяжело в голове перестроиться — с ноликами путался. Особенно когда счета были за тысячу рублей, — отмечает бармен Александр Мацкевич. — Причем ошибки чаще всего происходили при расчете карточкой: на автомате вводил сумму больше и осознавал это уже в тот момент, когда проходил платеж. Но такие ошибки легко исправить — можно сразу же перевести деньги обратно клиенту. Один раз вообще по ошибке снял с карточки 9 тысяч рублей. Деньги сразу же вернули, и клиент нормально к этому отнесся — просто сказал: «Просто в следующий раз угостишь меня чем-нибудь». К ошибкам люди в большинстве своем с понимаем относились. А те, кто любит поскандалить, и без того найдет повод.

Когда работаешь в темном помещении, например, баре, бывает проблематично работать с монетами, так как их не всегда заметишь на барной стойке. Купюры легко увидеть, а с монетами иногда чувствуешь себя лепреконом, который бегает и собирает монеты.

А еще новые деньги стали не такими интересными для гостей из России. Раньше, когда они приезжали в бар и видели кофе за 30 тысяч, у них это вызывало веселье. Они все шутили про миллионеров и фотографировались с белорусскими деньгами. С новыми рублям они так, конечно, уже не делают.

Кассир в банке: «Люди брали крупные купюры, чтобы показать родственникам»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— К деноминации нас активно готовил Нацбанк и методологические службы нашего банка. С марта 2016 года всех специалистов по операционно-кассовому обслуживанию несколько раз собирали на обучение, — говорит ведущий специалист по операционно-кассовой работе операционного управления Белагропромбанка Оксана Борнякова. — Нам рассказывали об отличительных особенностях новых купюр, показывали все степени их защиты, давали возможность подержать в руках новые купюры и монеты. Кроме того, Нацбанк подготовил наглядный материал с соотношением старых и новых денег, который очень помогал в освоении новых денег не только клиентам, но и сотрудникам банка. После обучения мы сдали тест по новым денежным знакам и получили удостоверение о повышении квалификации.

Первый рабочий день после деноминации был волнительным, потому что никто еще полностью не осознавал, как будет происходить обмен старых купюр на новые, будет проходить их параллельное хождение. Однако ошибок удалось избежать. Были определенные сложности из-за того, что параллельно в обращении находилось два вида банкнот, а также появились монеты. Безусловно, поначалу больше времени уходило на проведение операций, но это было необходимо, чтобы не допустить кассовых просчетов. После окончания времени обслуживания клиентов надо было рассортировать и упаковать деньги: старые деньги — отдельно, новые — отдельно, к тому же нужно было пересчитать монеты. Поначалу это было нелегко, приходилось задерживаться на работе.

Купюры старого образца удалось довольно быстро вывести из обращения. Старые деньги в оборот обратно не пускались, выдавали клиентам только новые купюры. К тому же клиенты могли также поменять старые купюры на новые.

Клиенты первое время часто просили оказать помощь при переводе в новые деньги или уточняли, правильно ли они сами перевели. Первое время клиенты считали в миллионах. Сейчас уже 99% говорят правильно. Бывают случаи, что человек скажет в миллионах, но потом сразу же себя поправляет.

Особый интерес вызывали купюры крупного номинала — 200 и 500 рублей. Клиенты брали их, чтобы родственникам показать либо совершить какую-то крупную покупку. А потом в банк обратно возвращали, потому что не везде такие деньги хотят принимать. Люди пенсионного возраста часто отказываются от крупного номинала — боятся иметь при себе такую сумму одной купюрой. Бывает, что крупную сумму приносят монетами. Например, индивидуальные предприниматели, у которых стоят кофемашины или другие аппараты, принимающие монеты.

Производитель монетниц: «Принты с „Погоней“ и национальным орнаментом всегда популярны»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Бренд существует уже пять лет, но монетницы мы начали делать только год назад. До деноминации мы производили лишь обложки для паспорта и кредитницы.

Правда, с монетницами мы немного опоздали. По-хорошему, их надо было начинать делать еще зимой прошлого года, — рассказывает создатель бренда Vokladki, производителя кожаных аксессуаров Федор Шилин. — Но у меня много времени ушло на то, чтобы понять, как их шить: вещь, как казалось, простая, но на самом деле с ней куча сложностей. Так что запустили производство монетниц мы только в конце мая.

Монетницы были самым популярным нашим товаром в прошлом году. Они составили около 30% произведенной продукции. Сейчас спрос чуть упал, и в будущем будет, как прогнозируем, по чуть-чуть сокращаться.

Из-за деноминации пришлось расширять штат. В прошлом году у нас была только одна швея, а сейчас их три.

Тяжело выделить самую популярную модель монетниц. Но принты «Погони» и белорусского орнамента всегда пользуются спросом.

Читайте также

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Год с новыми деньгами. Как белорусы пережили деноминацию
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Разница до 6 рублей в чеке. Как изменились цены на товары в магазинах после деноминации
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-34%
-30%
-20%
-30%
-20%
-30%
-35%