Эксклюзив


/ /

Каждый четвертый белорус, по официальной статистике, продолжает работать после выхода на пенсию. При этом из них наберется чуть больше двух десятков специалистов, которым уже больше 90 лет. Один из них — Михаил Цейтин. Утром заслуженный тренер по акробатике выпивает чашечку кофе, а потом идет преподавать в университет физкультуры. Михаилу Ильичу уже 97 лет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Смог бы сделать и колесо, и стойку»

— В университете я на полставки, рабочий день длится до четырех часов. Читаю лекции, провожу практические занятия и консультации. Практические занятия — это гимнастика. У меня такой опыт, что особенно показывать не надо: объясняю так, что студенты понимают. Но смог бы сделать и колесо, и стойку! — уверяет Михаил Ильич.

Демонстрировать колесо и стойку мы не просим, верим на слово. Все-таки 97 лет.

— Оставлять работу в университете не собираетесь?

— Я как-то заикнулся об этом, в прошлом году. Сам не знаю почему! Дошло до руководства, паника была. У меня же опыт большой. Хоть мне 97 лет, а на лекциях я ни одной бумажкой не пользуюсь. Студентам нравятся мои занятия. Так зачем мне уходить? Я, наверное, никогда не уйду, пока способен работать.

Тому факту, что в Беларуси работает каждый четвертый пенсионер, Михаил Ильич не удивляется.

— Кто-то заинтересован материально, а я, например, себя просто не представляю без работы. Во-первых, скучно дома сидеть. Во-вторых, я свое дело люблю. Сознаю, что у меня громадный опыт, его надо передавать.

— Про материальную заинтересованность: какая у вас пенсия?

— Пенсию я получаю с 62 лет, но и сейчас не знаю точно, сколько на карточку перечисляют. Около 600 рублей? Как участнику войны.

— А зарплата какая?

— В университете я на полставки, зарплата маленькая: около 300 рублей. В два раза меньше пенсии. Конечно, мало в вузах получают, но я, повторюсь, не из-за денег работаю.

«За один зимний сезон довел „Динамо“ до медалей»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Летом у Михайла Цейтина отпуск. Говорит, что пока работы нет, мог бы писать мемуары — но уточняет, что «неписучий»:

— Работать не ленюсь, а писать ленюсь!

Хотя рассказать было бы о чем. В 6 лет Цейтин стал циркачом, объездил весь Союз. Занялся спортивной гимнастикой. Воевал. Говорит, что «чуть было не остался без ноги во время ВОВ».

Михаил Цейтин также участвовал в подготовке минского «Динамо» к сезону 1982 года, когда команда стала чемпионом СССР.

— Я начал серьезно заниматься проблемами физического развития человека в 1962 году, когда был тренером сборной акробатов СССР, — с удовольствием вспоминает Михаил Ильич. — Был такой Севидов Александр Саныч, тренер футбольной команды «Динамо». Он попал ко мне на занятия, был в восторге и понял: это то, чего не хватает футболистам. Стал просить, чтобы я помог команде. А я был занят очень, некогда! Севидов пошел к председателю Комитета по физической культуре и спорту при Совете министров БССР, Ливенцеву. Виктору Ильичу я отказать не мог, так что согласился помочь команде. «Динамо» тогда в чемпионате СССР было внизу таблицы, а я за один зимний сезон довел их до медалей.

Работающий пенсионер продолжает:

Так вот, я тогда воспользовался всесоюзным авторитетом Ливенцева, и он устроил мне ценные консультации с учеными. В результате мне удалось разработать направления, какие должны быть в тренировочном процессе: развивающее, активизирующее, профилактическое, реабилитационное, ловкостное и латентное. Но знать названия мало, надо знать содержание. Если кто-то заинтересуется, я готов проконсультировать!

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

А еще Цейтин — автор методики укрепления вестибулярного аппарата будущих космонавтов: встречался с Титовым, Волковым, Добровольским. Но несмотря на столь активную деятельность, в трудовой у него только одно место работы: университет физкультуры.

— Начал работать после войны — и до сих пор на кафедре.

— Работу поменять когда-нибудь думали?

— Не думал никогда. Работа должна быть одна — то есть в одном направлении. А в занятиях у меня всегда было разнообразие. Я преподавал, но в то же время тренировал: то сборную Беларуси по акробатике, то сборную Советского Союза, то футболистов. Это меня обогащает как преподавателя, и есть что сказать студентам.

— А ваши правнуки спортом занимаются?

— У меня их четыре, все спортивные. Но акробатику я им не навязывал. Младший выбрал теннис, старший — борьбу, хотя работает программистом.

Как выглядит твой ЗОЖ, когда тебе 97 лет

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Михаил Ильич не делает по утрам зарядку («потому что организм еще не проснулся») и вообще выступает против разнообразия упражнений — мол, это «удел массовика-затейника!». Диет не соблюдает.

— Мучное едите?

— Ой, люблю мучное очень! Блины, оладьи… И, как видите, не толстый.

А еще Цейтин так и не смог бросить курить. Говорит, что достает сигареты редко — один-два раза в день.

— Сколько лет вы курите?

— По-моему, лет девяносто! Я много дымил во время войны, когда летал. Бросать пробовал, но как-то не получается. Мне особенно не мешает курение, а с врачами разговоров по этому поводу не было. Курить нельзя тем, кто занимается аэробными видами спорта: бегуны, пловцы, велосипедисты. Там требуется дыхательная выносливость. А я акробат, дыхание для меня — не первостепенное качество.

— А к алкоголю какое отношение?

— Красное вино мне нравится. Каберне нравится. Как-то был в Молдавии в гостях у директора совхоза-техникума, где делали "Каберне", в том числе — для Звездного городка. Вот там было вино! Но я очень мало и редко пью. Никогда этим не увлекался.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Но тут Михаил Ильич вспоминает, что хотел поговорить не о себе, а о другом. Его волнует "катастрофически низкий уровень физического развития школьников и молодежи".

— Потому что программы по физкультуре в школах, они, конечно… Я же вижу: дети — что глисты в обмороке. Задача школы, на мой взгляд, привить ученикам любовь к упражнениям. Вот в советское время, до войны, был культ физического развития. А сейчас такого нет. Со мной спорят: «Много фитнес-клубов». Но зачем туда ходят? Там используют тренажеры, а в любой квартире есть 3−4 великолепных тренажера. Самый лучший — стол. Он как раз подходит, чтобы тренировать спину и тазобедренные суставы.

Михаил Ильич описывает два упражнения. Первое для спины: лечь грудью на стол, чтобы ноги висели. Обхватить стол руками и поднимать ноги. Второе для тазобедренных суставов: лечь грудью на стол, обхватить его руками, поднять ноги до горизонтали, разводить их и сводить.

— Низкий уровень физического развития вы и по своим студентам замечаете?

— Да, конечно. Но зато они лучше нашего поколения в технике разбираются. Уровень интеллектуального развития у них, конечно, выше. Я считаю, мозговая деятельность человека — это главное.

Цейтин уверяет, что все его секреты долголетия — это та самая мозговая деятельность и положительные переживания.

— У вас есть цель дожить до 100 лет?

— Я и так доживу! Знаю, что доживу.

— Как отмечать будете?

— Еще не думал: меня это очень мало волнует. Но обычно семья собирается, в университете отмечаем, особенно юбилеи. Но торт со свечами не делаю: это ж сколько свечей надо ставить!

Нужные услуги в нужный момент
0058415