Эксклюзив


/

С начала августа выпускники-2017 начали отрабатывать распределение — кто-то место работы на ближайшие два года нашел самостоятельно, а за кого-то его нашел университет. FINANCE.TUT.BY поговорил с молодыми специалистами, которые поехали работать по предложенным заявкам, об их зарплате и впечатлениях от первых месяцев распределения.

«Обещали немецкий, а оставили только английский»

Отрабатывать распределение после иняза Анастасия поехала в школу в Ошмянах. Место выпускнице предложил деканат: недалеко от дома (девушка из Островецкого района) и, по признанию Анастасии, это был «не худший вариант».

— Меня предупредили, что буду преподавать английский, хоть я и окончила факультет немецкого языка, но обещали пару часов немецкого. Когда приехала в Ошмяны, сказали, что учителей немецкого больше, чем детей, — в них нужды нет, и оставили мне только английский.

Фото Дмитрий Брушко, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото Дмитрий Брушко, TUT.BY

Еще одним аргументом университета в пользу этого места было то, что школа предоставляет общежитие. Как на поверку оказалось, общежитие — это абсолютно пустая комната на четыре человека. Анастасия решила снимать жилье — долго искала, но в итоге нашла комнату в «двушке» за 60 долларов и 15 рублей за «коммуналку» в месяц.

К работе Анастасия приступила с середины августа, поэтому первую зарплату начислили за полмесяца — вышло 250 рублей. Плюс еще в конце августа выплатили подъемные 136 рублей.

— Сколько буду получать за целый месяц, пока не знаю. Ставка у нас — 20 часов в месяц, а у меня 23 часа. Плюс всякие премии и надбавки, — рассказывает Анастасия. — В Минске постоянно я не работала, поэтому сейчас, имея даже двести рублей на карточке, чувствую себя взрослой и самостоятельной. Да и вообще, деньги в райцентре тратить особо не на что. Аренда значительно дешевле, развлечений особо нет, не нужно платить за проезд — 10 минут пешком до всего. Деньги можно потратить на визу и билет до Вильнюса.

Учителя в школе, как говорит Анастасия, во всем помогают и поддерживают, а «известная куча бумажной работы» на молодого специалиста еще не свалилась: «Может, это только классных руководителей касается».

«Первые полторы недели жила в тесной подсобке»

Когда после журфака БГУ Ольга уезжала на распределение в районную газету в Могилевской области, она не знала, чего ожидать от своего будущего места работы.

— По зарплате и по жилью вообще ничего не обещали — в списках в этих графах было пусто. Так что я сразу ожидала только плохого, — рассказывает Ольга.

В редакции, где работает выпускница, нет водопровода (как следствие — туалета) и постоянно «падает» интернет. С жильем сразу пришлось нелегко: общежитие не предоставили, и когда девушка только приехала в райцентр, ей было негде жить.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

—  Первые полторы недели я снимала комнату в спортивном комплексе на окраине города, которая по факту была тесной подсобкой. В ней было окошко, раковина, диван, шкаф, кресло и тумбочка. Воды горячей не было, холодильника тоже. За комнату я платила 10 рублей в день (это еще по скидке, которую выбил для меня главный редактор). Потом редакция договорилась со школой-интернатом, чтобы приютили меня. У них есть гостевая комната — туда меня и поселили. В отличие от спорткомплекса, там была горячая вода и холодильник. Оставаться в интернате мне разрешили не больше месяца. Потом редакционный водитель через сарафанное радио узнал, что его знакомая ищет себе соседку в квартиру на подселение. Туда я и переехала. Стоит комната 30 долларов в месяц, плюс «коммуналка». Для района довольно дешево. Вообще, в поиске жилья редакция очень помогла. Если честно, я такого отношения к себе даже не ожидала.

В газете Ольга работает корреспондентом. Ее оклад — 190 рублей. За первый месяц в сумме вышло около 300 рублей, что, по словам девушки, «для района вполне нормально».

Во время учебы в Минске Ольга постоянно подрабатывала, и если сложить доход с повышенной стипендией, которую получала в университете, то получается столько же, сколько зарабатывает сейчас.

— На такую зарплату в райцентре более-менее прожить можно. Проблема в том, что о покупке чего-то выходящего за рамки жизненно необходимых вещей придется забыть.

«Когда получила аванс, подумала: лучше бы стала маникюрщицей, чем доктором»

Гомельчанка Ольга окончила медицинский университет, прошла интернатуру. Ее распределили в одну из городских поликлиник. 1 августа девушка приступила к работе. В штатном расписании поликлиники было 4 ставки для врачей ее специальности, но по факту работала только Ольга и еще одна женщина-доктор. Впрочем, буквально в следующем месяце она ушла в декретный отпуск.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Чем меньше врачей, тем больше на каждого из них нагрузка, — объясняет Ольга. — Потому что пациентов меньше не становится. Изначально речь шла еще и о том, что несколько месяцев я буду работать без медсестры. В некоторых поликлиниках такое практикуется, но не со зла, а потому что медсестер не хватает. Когда ты молодой специалист и не знаешь поликлиники, даже номеров кабинетов, работать без медсестры сродни самоубийству. Но медсестру все-таки дали, и за это я очень благодарна.

Прием у Ольги расписан на каждые 10 минут. В день она принимает 35−40 человек, и это не считая тех, кто приходит на медкомиссию. Самым большим стрессом для молодого доктора оказалось общение с пациентами.

— Люди усвоили, что имеют право написать жалобу. Дают тебе понять, что ты никто, а они сейчас «позвонят куда надо». На чьей стороне правда, неважно, доктор всегда, будто виноватый, должен подготовить объяснительную. Первое время, чтобы не вызывать лишнего возмущения пациентов, в обед я не ела, а продолжала вести прием. В туалет выходила один раз, в конце дня. И все равно в спину слышала рассуждения пациентов о том, что доктору перерыв не положен.

Однажды Ольга отказалась подписывать медкомиссию парню, который собирался работать водителем. В анамнезе значилось, что недавно он потерял сознание, а значит, нужны были дополнительные исследования.

— За парнем прибежала его мать, вся в слезах. Я пыталась ей объяснить, что если ее сын потеряет сознание за рулем, под угрозой будет жизнь не только его, но и пассажиров. Она ответила, что в здоровье сына она уверена, а что говорят врачи, ее не интересует. И пожелала такой же ситуации в будущем моим детям.

За август Ольге заплатили аванс 100 рублей, а потом еще 302 рубля зарплаты.

Приблизительно те же цифры в своих расчетниках увидели молодые специалисты, которые проходили интернатуру вместе с Ольгой и распределились в другие поликлиники Гомеля.

— Когда я получила 100 рублей аванса, то расстроилась. То есть… Просто расплакалась. Думала, что лучше бы стала маникюрщицей: у нас люди в парикмахерской ведут себя вежливее, чем в кабинете у доктора. И зарабатывают мастера по маникюру больше. А тут потратил на учебу шесть лет, стараешься помогать людям, задерживаешься на работе — и такая зарплата, — говорит Ольга.

За работу в сентябре молодому доктору выписали премию. Правда, девушку уже предупредили, что в другой раз на такую большую прибавку лучше не рассчитывать.

«300 рублей — это несерьезно»

— На распределении предложили два варианта: Бобруйск и Минская область. Выбрала второй, так как не нужно было бы никуда переезжать и снимать жилье, — рассказывает выпускница технологического университета минчанка Виктория.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Распределение девушка отрабатывает экономистом-бухгалтером в научном институте. По ее словам, зарплату обещали 400 рублей, а за первый месяц получила 300.

— Дорога на работу занимает каждый день около часа. Я осталась жить в Минске с родителями. Если бы надо было снимать жилье, я вообще не представляю, как можно было бы выжить. 300 рублей — это ведь несерьезно.

Коллектив, по впечатлениям Виктории, неплохой: многие коллеги также отрабатывают распределение — у кого-то оно только началось, а у кого-то скоро заканчивается.

«Это, конечно, не Минск»

Выпускница столичного вуза Юлия отрабатывать распределение поехала инженером в Островец. На распределении обещали зарплату «от 600 рублей». Первая зарплата, как говорит девушка, получилась даже «немного больше». С учетом подъемных вышло около 700 рублей.

Фото: Герман Сачук
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Герман Сачук

— Общежитие оказалось обычным многоквартирным домом. Мы живем втроем в 2-комнатной квартире. Можно, конечно, снимать что-то свое, но цены здесь ненамного отличаются от минских. Общежитие дают всем иногородним.

Во время учебы девушка подрабатывала. Последние полгода — на полную ставку, зарплата была 650−700 рублей, но нужно было еще платить за жилье. «Так что на распределении в материальном плане даже повеселее, — делится молодой специалист. — Жить на предлагаемую зарплату очень даже реально».

— Первые пару недель было непривычно и даже грустно: все-таки город небольшой, развлечений особо нет, но это уже другая история. Свою роль сыграло и то, что приезжаешь сюда и никого не знаешь. Со временем, конечно, появляются новые знакомства, а если поискать хорошенько, то можно найти, куда сходить. Но не Минск, конечно, не Минск.

«Я плакала, когда увидела сумму в контракте»

— На предварительном распределении мне предложили список мест, откуда пришли запросы. Среди них был Минск, но указан был только райисполком, который прислал заявку. Я понятия не имела, ни какая это школа, ни какая должность и нагрузка, и тем более ничего не знала про зарплату, — рассказывает выпускница БГПУ Александра.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

1 августа Александра узнала, что по распределению она будет работать педагогом дополнительного образования в столичной школе.

— Я вышла на работу с 15 августа, за две недели мне начислили зарплату 190 рублей. За сентябрь уже начислили аванс — аж целых 100 рублей! Сейчас у меня нагрузка на целую ставку — это 20 часов. Я просила 0,5 или 0,25 ставки, но мне отказали без объяснения причины. С октября добавят еще 4 часа, так как желающих ходить ко мне на кружок оказалось довольно много. Ставка — 126 рублей 35 копеек. Я плакала, когда увидела такую сумму в контракте.

Во время учебы в университете Александра работала администратором в центре оперативной печати. Тогда в месяц в среднем получала 500 рублей. Плюс повышенная стипендия 120 рублей — сумма выходила в два раза больше, чем ее зарплата учителя.

— К тому же я жила в общежитии, а сейчас снимаем квартиру с подругой — 100 долларов в месяц с каждой, плюс «коммуналка».

Александра рассматривает различные возможности подработки, но с нынешним графиком работы (все занятия во второй половине дня и рабочая суббота) найти что-то довольно сложно:

— И пока не совсем влилась в новый ритм жизни и работы, очень сильно устаю, хотя по часам работаю меньше, чем раньше. И учебы нет. Но дети забирают много энергии, — говорит молодая учительница. — Работать с детьми мне очень нравится. Я бы даже сказала, что я в восторге. Тем более что занятия творческие и детям тоже нравится.

Читайте также

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
«Половину зарплаты забирают за отказ от распределения». Истории тех, кто «откупился» от отработки
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
«Это не значит, что нам проще, чем другим». Как ищут первое рабочее место студенты-программисты
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-35%
-10%
-99%
-20%
-20%
-15%
-20%
-20%
-35%
-13%
0058043