103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  2. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  3. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходило 2 марта
  4. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  5. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  6. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  7. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  8. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  9. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  10. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  11. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  12. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  13. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  14. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  15. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  16. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  17. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  18. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  19. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  20. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  21. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  22. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  23. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  24. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  25. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  26. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  27. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  28. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  29. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  30. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
реклама


Владислав Голубев,

ИТ-отрасль в найме сотрудников не знает международных границ. По признанию HR-специалистов, главное, чтобы потенциальный работник подходил под проект и был готов к переезду. Но после наплыва иностранных айтишников в Беларусь в 2014—2015 годах как из Украины, так и из других стран, волна трудовых мигрантов почти в два раза спала уже на следующий год. Сейчас ИТ-компании стараются привлекать зарубежных специалистов более точечно и основным «донором» цифрового рынка труда в этом году стала Россия.

FINANCE.TUT.BY поговорил с экспертами и узнал, чем привлекательна Беларусь для российских айтишников, почему отечественные ИТ-компании вынуждены приглашать специалистов из-за рубежа и какие существуют проволочки в их найме.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Молодые белорусские программисты уезжают в Польшу, вместо них — российские специалисты из небогатых регионов

Как рассказывает управляющая площадкой для ИТ-сообществ SPACE Алина Долгих, сейчас волна переездов для работы в белорусских ИТ-компаниях сильно снизилась и география специалистов из стран со стабильной трудовой миграцией приняла понятные очертания. По данным собеседницы, топ-3 стран — «доноров» зарубежных айтишников включает Украину, Россию и Казахстан. Однако доля украинских специалистов в этом соотношении в последнее время стремительно уменьшается. Рекрутер Ксения Кручинина, занимающаяся частной практикой, уверена, что большинство программистов, выезжавших в 2014-м c Украины, уже либо вернулись обратно, поскольку тамошние зарплаты практически сравнялись с белорусскими, либо уехали в Западную Европу.

С российскими специалистами в последние пару лет получилась обратная ситуация. Как заметила Алина Долгих, повального переезда программистов из России ожидать не стоит, но им интересна работа в Беларуси. Правда, о выгодных предложениях белорусских ИТ-компаний они узнают лишь от белорусских нанимателей. «Из моего опыта более заметна активность и желание белорусского работодателя, а не тенденция россиян переезжать к нам. Но мне кажется, что Россия — это подходящий „донор“ ИТ-кадров для белорусского рынка. Как выясняется, зарплаты у нас выше, а проекты интереснее. Работодатели, которые устали искать на локальном рынке, начинают искать на российском», — рассказывает управляющая SPACE. Ксения Кручинина добавляет, что чаще переезжают не из Москвы, а из регионов — Нижний Новгород, Тюмень, Саратов и Ростов. Российских программистов очень привлекает более высокий уровень жизни, сравнительно низкие цены, отсутствие пробок на дорогах, хорошая инфраструктура и сильное инженерное сообщество.

Нередко HR-специалисты отечественных ИТ-компаний ищут и устраивают на работу айтишников из более экзотических стран для белорусского рынка труда. По словам Кручининой, она встречала иностранцев из Англии, Турции и Индии, которые сами присылали резюме на работу в Минске. Наилучшим вариантом для них собеседница считает большие аутсорсинговые компании, где есть необходимые условия для профессиональной реализации и все сотрудники общаются на английском языке. В среднем иностранные специалисты остаются в Беларуси на 1−2 года, некоторые работают и более 3 лет. По словам Алины Долгих, адаптация программистов из соседних стран проходит легко, но айтишникам из дальнего зарубежья бывает тяжело привыкнуть к замкнутости белорусов.

«Иногда приезжий не может найти каких-то товаров или услуг, к которым он привык в своем городе. А тут их или совсем нет, или нужно приложить усилия, чтобы отыскать. Народ же замкнутый, мы не привыкли предлагать себя в качестве помощников. И у нас все распространяется через сарафанное радио, а у нового человека еще не сложился круг общения», — объясняет управляющая SPACE.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

По версии Алины Долгих, отечественные наниматели вынуждены искать программистов за рубежом из-за более высоких требований местных специалистов по зарплатам за навыки в некоторых технологиях, чем просят айтишники в соседних странах. В других случаях белорусские сотрудники просто не знакомы с какими-то технологиями. Управляющая SPACE предполагает, что это могут быть финансовые технологии, работа с данными, разработка языков программирования и технологический маркетинг.

Также молодые белорусские специалисты нередко уезжают по польским программам релокации. Ксения Кручинина напомнила, что не так давно в Польше был значительный отток молодежи за границу, потому поляки активно приглашают к себе наших программистов. Кроме того, существуют ротационные программы, когда иностранная компания открывает в стране свой филиал и набирает в штат местных специалистов, а затем распределяет их в другие страны, где есть представительства работодателя. По мнению собеседницы, подобные программы вымывают большое количество кадров в Беларуси.

Но Алина Долгих добавляет, что часто бывают случаи, когда айтишники возвращаются, потому что на новом месте работы уровень жизни ниже.

Чтобы сократить время и средства на поиск требуемых специалистов за рубежом, Ксения Кручинина предлагает работодателям переквалифицировать своих программистов за счет компании по тем направлениям, которые им необходимы для работы, или привлекать уже готовых профессионалов из небогатых регионов России. «Беларусь не самая лучшая страна для трудовой миграции, но при соотношении зарплаты разработчика с ценой жизни мы довольно привлекательны», — резюмирует собеседница.

«Рынок растет быстрее, чем выпускаются белорусские специалисты. Местных айтишников совсем не хватает»

«Рынок растет быстрее, чем выпускаются белорусские специалисты. Местных айтишников совсем не хватает. Но, к примеру, в Украине есть толковые ребята, которые готовы искать работу в других странах», — объясняет причины поиска иностранных специалистов директор компании CactusSoft Вера Решетина.

Но несколько раз компании не выдавали разрешение на работу для иностранных сотрудников, продолжает директор CactusSoft. Это мотивировали тем, «как вы можете искать иностранцев, когда в стране такая безработица». Но Вера Решетина замечает, что в ИТ безработицы нет. В таких случаях нанимателю приходилось предлагать вакансию белорусским кандидатам и получать подтверждение, что не нашли таких специалистов на местном рынке труда.

Более подробно о процессе приема на работу зарубежных кандидатов рассказала HR-директор CactusSoft Ирина Пархоменко. Чаще всего специалист ищет сотрудников через рекрутинговые сайты, Linkedin и знакомых HR-специалистов. По ее словам, иностранцев компания подбирает так же, как и всех остальных кандидатов: в зависимости от предстоящего проекта и специализации сотрудника. Но наниматель не может просто пригласить на работу зарубежных программистов, поскольку для начала иностранному работнику необходимо найти место жительства, пройти регистрацию, а затем получить разрешение на работу в Министерстве иностранных дел.

В это же время компания готовит пакет документов и отправляет их в отдел миграции. В течение месяца отдел рассматривает заявку и решает, готовы ли они дать этому специалисту разрешение на работу. «Иногда они могут отказать, ссылаясь на то, что в банке вакансий есть резюме белорусских программистов. Тогда нам приходится доказывать, что это два разных программиста, и у иностранца больше опыта в необходимой нам сфере», — разъясняет HR-директор.

Чтобы доказать необходимость иностранного специалиста для компании, рекрутерам приходится оформлять заявку в центр занятости со всеми требованиями и обязанностями. «Иногда нам нужен специалист со знанием голландского или датского языков под определенный проект. Мы обязаны сначала прослушать на собеседованиях белорусских претендентов. И когда мы доказали МИДу, что в Беларуси нет такого специалиста, мы получаем разрешение для иностранного специалиста», — рассказывает Ирина Пархоменко.

HR-директор добавляет, что иногда нанимателю приходится платить иностранцам больше, но только лишь из-за их высокой компетенции. Также она объясняет, чтобы избежать сложностей в адаптации зарубежного сотрудника, приходится с ними чаще разговаривать и разъяснить микроклимат в коллективе.

Программист c Украины: «Беларусь сейчас живет лучше. Хотя, возможно, просто Украина шагнула назад»

Один из сотрудников CactusSoft Александр Слабинский, специализирующийся на разработке программ и приложений под iOS, до переезда в Минск работал в украинском отделении компании EXADEL в Харькове. Там он, к примеру, написал приложение для французской радиостанции Radio Classic и сделал некогда популярнейшее приложение Spazmania, которое ищет скидки и акции в AppStore.

В Беларусь специалист переехал в 2014 году. «В Харькове все стало совсем непонятно и работать в условиях повальной истерии было очень тяжело», — вспоминает программист. Сначала специалист перебрался в минский офис EXADEL, но через некоторое время его переманил CactusSoft. Сложностей с переходом к другому работодателю и адаптацией у Александра не было, но он заметил пресловутую замкнутость белорусов. «Мне кажется, белорусы более сосредоточены, более закрыты для общения и коммуникации. Но для программистов, возможно, так даже удобнее», — считает специалист.

Программист вспоминает, что, когда он переезжал в Беларусь, оплата здесь была выше, чем в Украине. Но сейчас он заметил, что ситуация сильно изменилась: зарплаты уравнялись, а цены в Беларуси стали выше, чем в Украине. «Но Беларусь сейчас живет лучше. Хотя, возможно, просто Украина шагнула назад», — предполагает специалист. За три года проживания в Беларуси Александр Слабинский успел жениться, поэтому пока ни возвращаться в Украину, ни переезжать в другую страну он не собирается.

-15%
-30%
-10%
-20%
-35%
-10%
-30%
-50%
-23%