Эксклюзив


/ /

Минчанка Ольга Дедюля дрессирует собак, она ищет питомцев для съемок в фильмах и руководит школой юного кинолога. «На самом дорогом проекте один съемочный день собаки и кинолога стоит примерно половину месячной зарплаты в школе», — рассказывает девушка. Еще одна минчанка — Марина Амбражейчик — делает на заказ ошейники, поводки и шлейки, шьет одежку и подстилки. Все началось с того, что амуниция из магазинов ее совсем не устраивала. У Алеси Полуян открыт сайт с услугами для владельцев животных, зоогостиница — иногда там живет по 20 собак.

FINANCE.TUT.BY накануне года собаки сходил в гости к белорусам, которые нашли способ монетизировать свою любовь к этим животным.

Марина Амбражейчик, Алеся Полуян, Ольга Дедюля (слева направо)

«Индивидуальное занятие на площадке стоит 20 рублей»

— На самом дорогом проекте один съемочный день собаки и кинолога стоит примерно половину месячной зарплаты в школе юного кинолога, — рассказывает Ольга Дедюля.

По образованию девушка — преподаватель иностранных языков, но сейчас ее работа связана с детскими увлечениями — собаками и кино. Ольга работает ассистентом по актерам и помощником режиссера, а еще дрессирует собак, ищет питомцев для съемок в фильмах и руководит Школой юного кинолога. Меньше всего денег приносит школа, но девушка уверяет — ее открыли не для заработка.

— Зарплата стала приятным бонусом и неожиданностью. Вообще хотела совместить два увлечения — преподавание и собак. По образованию я учитель, а страсть к собакам у меня с девяти лет. С этой идеей нянчилась несколько лет, пока Физкультурно-спортивный центр детей и молодежи Первомайского района не впустил нас к себе. Так появилось место для теоретических занятий, а я официально стала педагогом дополнительного образования. Практику мы отрабатываем на полянке в парке, — рассказывает Ольга.

Ольга и Тигра
Ольга и Тигра

В школу юного кинолога в Минске ходят дети от 13 до 17 лет — одновременно изучают теорию и практику. «Некоторые поначалу не знали, с какой стороны к собачке подобраться, — смеется девушка. — А теперь часть учеников участвует с питомцами в соревнованиях и выставках».

— За восемь уроков для ребенка с собакой получается 25 рублей в месяц. Это копейки, если учитывать, что одно индивидуальное занятие на площадке стоит 20 рублей, — объясняет Ольга. — Причем в Минске есть дрессировщики, у которых ценник выше в два-три раза.

Девушка начала брать деньги за дрессировки несколько лет назад. На индивидуальных занятиях она не только обучает собаку выполнять команды, но и учит владельцев, как правильно обращаться с питомцем. «Важно, чтобы хозяин понимал, что делать с собакой, когда меня рядом нет», — поясняет Ольга.

Сколько нужно уроков — вопрос индивидуальный.

— Это вопрос из категории «за сколько дней можно выучить английский язык?». Все зависит от того, какая цель стоит. Иногда хватает одного занятия, чтобы понять — с большего собака слушается хозяина, но есть небольшая проблема, которую решим за час. Но в то же время приходят клиенты, которые хотят выступать с собаками и показывать высокие результаты. Моей суке пять лет, и я до сих пор ее дрессирую — Тигра бегает, плавает, делает физиоупражнения, ходит на массаж. Но ведь я с собакой выступаю в спорте IPO (международный порядок испытаний служебных собак. — Прим. ред.), — рассказывает девушка.

Тигра уже умеет выполнять более 70 команд - в том числе, на иностранных языках.
Тигра уже умеет выполнять более 70 команд - в том числе, на иностранных языках.
Тигра уже умеет выполнять более 70 команд - в том числе, на иностранных языках.

Дрессировать собак для кино и участвовать с ними в съемках — еще одна работа девушки.

— Помню первый опыт, когда за две недели подготовила собаку к съемкам, — вспоминает Ольга. —  Риджбек нес в зубах найденный в кустах муляж обгоревшей человеческой руки. Однажды меня с ним даже в милицию забрали во время тренировки. Рука весила почти полтора килограмма и была обмазана сажей, после которой у собаки было расстройство пищеварения.

Самые крупные проекты, в которых Ольга участвовала с собаками, — «Мухтар. Новый след» и «Пес Рыжий». «Занимаюсь обычной и спортивной дрессировкой, но поскольку у меня есть большой опыт в кино, знаю, как все совместить», — объясняет девушка. На площадке платят за съемочный день: «Как правило, в кино зовут со словами «завтра нам надо, чтобы собака делала то и то». Какой конкретно гонорар будет у питомца и кинолога, зависит от нескольких факторов.

—  Если это просто собачка, которая пройдется по заднему плану, будет одна ставка, сделать трюк в кадре — другая. Самые высокие зарплаты платят в рекламе. Еще отличается оплата в коммерческом фильме и госкино, учитывается длительность проекта. Тот же «Мухтар» снимается долго, год. Но таких предложений немного, — говорит Ольга.

Девушка рассказывает: если посчитать деньги, которые зарабатывает в кино ее собака Тигра, выходит приличная сумма.

— Кто-нибудь увидит и подумает: «О, зарабатываешь офигенно, можешь нигде больше не работать». Но я всегда говорю — обычная собака не будет столько получать. Возьми другую овчарку, и она ничего не сделает. Или сделает, но с сотого дубля, и все равно результат будет не тот, что хочет режиссер. В питомцев, которые снимаются в кино и неплохо на этом зарабатывают, вложены тысячи долларов. Именно в тренинг и подготовку, ведь изначально их готовили отнюдь не для съемок. Поэтому основной источник моих доходов — все-таки обычная работа в кино. Я не представляю, как заработать на собаках так, чтобы больше нигде не работать и достойно существовать. — резюмирует Ольга.

«Для старта понадобилась только швейная машинка за 50 долларов»

Марина и Сури
Марина и Сури

«Кем я только не работала — охранник, фотограф в детском саду, программист в стартапе. Только распорядок с девяти до шести не для меня. Попробовала шить амуницию для собак, и это дело неожиданно стало нормальной частью дохода», — рассказывает Марина Амбражейчик. Девушка делает ошейники, поводки и шлейки, шьет одежку и подстилки.

—  Конечно, на первых порах не думала на этом зарабатывать. Сшила своей собаке шлейку, которая заменяет ошейник и крепится на корпусе. Потом сделала шлейку за расходники знакомой, чтобы потренироваться. Так и появились первые клиенты. Прямо сейчас у меня шесть заказов в работе.

Марина рассказывает: все началось с того, что амуниция из магазинов ее совсем не устраивала.

— Поняла, что нужно что-то с этим делать, хотя бы для себя, — объясняет девушка. — Шлейки натирают шею, рвутся, странно выглядят. Даже некоторая брендовая амуниция натирает питомцам подмышки или разваливается за полгода. То же с ошейниками или поводками — на мою собаку проблематично купить поводок, потому что карабины либо малюсенькие, либо гигантские. Ну и плюс хочется красивенького, а то, что продается в магазинах, нет желания брать.

Девушка рассказывает: похожая ситуация с одеждой — вещи, которые лежат в магазинах, не всегда подходят питомцам. Особенно если порода специфическая. «На маленьких собачек одежки много, а с большими уже проблема», — подмечает Марина.

— Часто в зоомагазинах предлагают вещи из неподходящего синтетического материала, который вбирает в себя шерсть. Когда вы носите одежду, в которую втыкаются волосы, это неприятно. А ведь собакам тоже тяжело, но они даже не могут об этом сказать — объясняет девушка.

На Сури одна из первых попон, которой уже больше двух лет.
На Сури одна из первых попон, которой уже больше двух лет.
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
На Сури одна из первых попон, которой уже больше двух лет

Начать свое дело было несложно — для старта понадобилась только швейная машинка за 50 долларов.

—  Она, бедненькая, сейчас еле справляется. Тогда я ее покупала не для амуниции, а для одежды и подстилок, — рассказывает девушка. — Даже помню, как сшила первую попону из того, что было под рукой. Выкройки строить не умела, поэтому была задача сделать что-то максимально простое — чтобы не сковывало движения и не стоило бешеных денег.

Цены на амуницию у Марины ниже, чем в магазине.

— Два года назад я купила шлейку за 45 рублей, которая в итоге не подошла собаке. Моя цена — 25 рублей. Зато там есть подкладка, светоотражающие элементы, а еще регулировка на горле, груди и обхвате корпуса. Да и шью я все под размер собаки.

Самая дорогая вещь, которую покупали у Марины, — мягкую подстилку с полистиролом. Чаще всего этот материал используют как наполнитель для кресла-мешка — 60 рублей вместе с работой.

— В целом все индивидуально. В цену включается работа плюс материал. В среднем попона обходится в 30 рублей, но понятно, что попона для йорка и дога не может стоить одинаково, — объясняет девушка.

Один поводок шьется за полчаса. «С учетом того, что нужно достать и подключить машинку, — рассказывает Марина. — По сути, это кусок стропы и четыре шва». Ошейник забирает больше времени, потому что он вымеряется по размеру, а еще туда добавляется подкладка и застежка. Всего выходит полтора-два часа.

— Шью из белорусской стропы. Еще мне очень нравится добавлять тесьму с белорусским орнаментом — такого еще ни у кого не видела.

Чтобы официально работать, Марина платит налог как ремесленник — 23 рубля в год. Девушка принимает частные заказы, но ей уже предложили делать амуницию для зоомагазина.

— Пока не знаю, соглашаться ли. Финансовый вопрос не стоит в первом ряду. Все-таки это поточное и довольно скучное занятие. Думаешь: «Блин, сегодня 20 поводков нужно сделать». А так я могу контролировать свою занятость. Кстати, на первый взгляд шитье амуниции кажется простым делом, но для того чтобы делать его хорошо, нужно внимательно относиться к животным. А еще хорошо понимать, что для них комфортно, а что не очень. Ведь собаки не могут сами об этом говорить, а хозяева, как это ни печально, тоже не всегда обращают внимание на подобные вещи, — объясняет Марина.

«Один пес провел в гостинице для животных шесть лет»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Алеся и Тоша

«В детстве у меня был кот, которого я дрессировала. На кухне не было стекла в нижнем отсеке двери — я закрывала ее, а Маркиз перепрыгивал через отверстие. Тогда мне было 8 лет. А потом появились две любимые немецкие овчарки, переключилась на них», — Алеся Полуян рассказывает о том, как связала жизнь с собаками.

У девушки есть зоогостиница, а второе дело — сайт «ПетПроспект» с услугами для владельцев животных. Там выбирают и нанимают нужного специалиста для питомца —  догситтера, грумера, дрессировщика, хендлера или фотографа-анималиста.

— Зоогостиница работает с 2005 года. Это не собачий питомник, где стоит ряд вольеров, а частный загородный дом моих родителей, — рассказывает девушка. — Для собак там отдельный домик с пятью комнатами и территорией, огороженной для выгула. Было такое, что летом жило одновременно 20 собак. На Новый год тоже много заказов, ведь многим хочется уехать на праздники.

Самое долгое время, которое собака провела в гостинице, — шесть лет. Хозяин уехал работать за границу после развода с женой, а супруга не захотела забирать животное. Поэтому пес жил у чужих людей, как в доме престарелых, пока не умер.

— Платили за него раз в год. Наша стандартная цена — 20 рублей за сутки. Скидки бывают — если питомец живет больше месяца, сумма ниже на 20 процентов. Если двое животных у одного хозяина, тоже скидка. Однажды привезли своеобразный питомник, восемь собак. Есть клиентка, которая оставляет целую делегацию — две собаки, два кота, два хорька, крыски, енот и птички, — рассказывает девушка.

Сейчас в гостинице принимают собак только от постоянных клиентов. Тем, кто обращается в первый раз, Алеся предлагает услуги ситтеров со своего сайта.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сайт, в отличие от гостиницы, работает всего год.

— Собираю в одном месте основных специалистов по собакам, у которых есть отзывы и рейтинг. Сейчас там 60 ситтеров, 30 фотографов, 20 дрессировщиков и 20 хендлеров. Это не люди с улицы, а собаководы со стажем и профессионалы своего дела.

Чтобы открыть зоогостиницу, девушка почти ничего не потратила: «Это все благодаря моим родителям, которые позволили дочери в доме устроить «псарню». Даже вольеры папа сделал сам — нужны были деньги только на материалы». Для проекта Алеся потратила 2000 долларов на сайт и ежемесячно отдает 100 долларов на его продвижение. За портал девушка платит налог по упрощенной системе — пять процентов от заработка.

— Сейчас единственный доход — 20 процентов от суммы сделки специалиста с клиентом. Чуть позже добавлю рекламу — например, крупных фирм, которые делают корм для животных. Получить прибыль с такого проекта — процесс медленный, скорых результатов ждать не стоит, — объясняет девушка.

Если в гостинице передержка стоит 20 рублей в сутки, то у ситтера может быть 12 рублей. Обычно это не основной доход — люди держат собственных собак или кошек и берут на время чужих питомцев.

— Одному ситтеру оставили собаку на год с лишним. Человек учится в Англии и платит 12 рублей в сутки. За год выходит 1800 долларов.

У такого варианта есть свои преимущества — цена, индививидуальный подход к собаке, вероятная близость к дому.

Помимо ситтеров, хорошо зарабатывают хендлеры (специалисты, которые показывают собак на выставках) и грумеры (специалисты по уходу за животными).

— Они работают с собаками шоу-класса, которых демонстрируют на выставках, — объясняет Алеся. — Это сразу сегмент повыше — дорогие питомцы с родословными. Чтобы собаку такого уровня заметил эксперт, хендлер необходим. За рубежом проходит очень много выставок, которые оплачиваются по другому тарифу.

Читайте также

Фото: Пресс-служба БГУ

«Кто не работает, у тех и будет 400−500 рублей». Преподаватели — про свои зарплаты и нагрузки
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Возьмите кофеварку — кофе все равно пить не будем, денег нет». Кто и зачем сдает вещи в ломбард
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-35%
-80%
-50%
-20%
-40%
-80%
-34%
-10%
0058043