реклама

Публичный счет


Иван Пекарский,

Редкий топ-менеджер ходит пешком по 10 километров, работает за столом в положении стоя, ищет в кафе экстремально острые блюда, а по выходным находит силы летать к невесте в Стокгольм. Героем проекта FINANCE.TUT.BY «Мой рабочий день» стал основатель крупнейшей площадки объявлений «Куфар» Михаил Сендер, который разрушил стереотипы о том, как живут и работают главы компаний.

Фото из личного архива героя

Справка FINANCE.TUT.BY. Михаил Сендер родился в Беларуси, раннее детство провел в Нигерии, вырос в Швеции, а учился в Нидерландах. В старших классах вместе с друзьями создал рок-группу, но музыкой зарабатывать не стал. После учебы в Стокгольмском университете и Стокгольмской школе экономики работал в разных странах. Именно под его руководством запускали «Куфар», который за пару лет превратился из небольшого сайта в крупнейшую площадку объявлений. С 2018 года он покидает компанию и переезжает в Стокгольм, чтобы больше времени посвятить невесте и заняться новыми проектами.

«Хожу пешком для здоровья, сочиняю музыку для души»

Михаил встречает нас в гостиной сталинки у площади Победы. Скромная, но ухоженная квартира раскрывает своего владельца в мелочах. Музыкальные инструменты, шведские книги, а над кроватью — огромная картина Венеции с гондолами. «В этом месте я сделал предложение своей невесте. Мы плыли на гондоле по гранд-каналу, я встал на колено, достал кольцо — все как в сказке», — откровенничает собеседник.

Фото из личного архива героя

В спальне внимание привлекает электропианино — играть на таком способен далеко не каждый.

— Музыка производит на меня медитативный эффект, иногда просто хочется поиграть. Я вроде не тщеславный человек, но исполняю только свои композиции, которые сочиняю с 12 лет. Играть чужое всегда было неинтересно, — рассказывает Михаил. — Пару лет тому назад была возможность попробовать что-то свое, но я решил, что не время и я уже стал немного другим человеком. Сейчас я не собираюсь заниматься музыкой профессионально — скорее, это потребность души.

Фото из личного архива героя

Рядом с кроватью на полу стоит ретротелевизор и радиоприемник — стильные «гости» из советского прошлого:

— Телевизор выглядит как предмет из 70-х, а на самом деле выпущен в 90-х годах. Он, конечно, черно-белый. Я забрал его с дачи у своего деда, а он еще тот барахольщик, — вспоминает Михаил. — Радиоприемник также не такой старый, как кажется. Их производили до конца 80-х, хотя дизайном они остались в 70-х. Сейчас этот смотрится как раритет.

Фото из личного архива героя

Обращаем внимание на 12-килограммовые гантели, которые «спрятались» за диваном. «Надо быть в тонусе. В последнее время занимаюсь по несколько раз в неделю», — объясняет собеседник.

Михаил говорит, что живет в постоянном движении и предпочитает обходиться без автомобиля. Например, в офис из дома и обратно (а это около 2 км в каждую сторону) добирается пешком. Всего же за день он проходит порядка 10 км — фитнес-трекер исправно показывает 15−20 тысяч шагов.

— Проблем с тем, чтобы «заслужить» себе ужин, не возникает, — шутит топ-менеджер. — Вообще нужно о себе заботиться, следить за тем, чтобы активно двигаться. В Скандинавии здоровый образ жизни давно стал трендом. Его культивируют и в крупных компаниях. Такая же мода приходит и в Беларусь.

Фото из личного архива героя

Прогулка до работы и адаптация к глобальному миру

Вот и сейчас Михаил предлагает нам спуститься по лестнице и пройтись пешком до Верхнего города. Пока шагаем вдоль проспекта, рассуждаем о «трудностях перевода» между белорусами и шведами.

Фото из личного архива героя

— В Швеции почти все говорят на английском. На нем же преподают в университете. Специалистов готовят к тому, что мы живем в глобальном мире. Свободное владение английским — гигиенический фактор. Шведы с раннего детства смотрят голливудские фильмы и сериалы в оригинале. И даже не могут вообразить, что может быть как-то иначе.

По мнению Михаила, «если общество не учит людей английскому, то „зашивает“ специалистов в пределах своей экономики и блокирует их обмен».

— Кроме того, в какой-то момент придется привозить в страну очень дорогих экспатов с необходимыми компетенциями. И тогда национальная экономика будет проигрывать в глобальной конкурентной борьбе. А зарплаты у людей будут оставаться низкими.

Многие однокурсники Михаила Сендера нашли работу в США и Великобритании — скандинавы вообще охотно мигрируют. Швеция тоже открыта для экспатов — принимает людей даже больше, чем «отдает». «Компании могут набирать сотрудников из любой страны, им непринципиальна национальность — они смотрят на резюме и компетенции. В офисах международных компаний знать шведский не так важно. Например, в медиаконцерне Schibsted, которому принадлежит площадка объявлений "Куфар", основной язык — английский», — отмечает топ-менеджер.

Фото из личного архива героя

Белорусы и шведы отличаются и отношением к жизни, считает Михаил. Он удивляется, почему белорусы ждут «попиццот» от государства, вместо того чтобы открыть свое дело и зарабатывать гораздо больше.

— В Беларуси очень выгодно вести бизнес. Зарегистрировать ИП можно за один день, а налоги при «упрощенке» невысокие — всего 5% с выручки. Такого вы не найдете в других странах Европы. Вот в чем страна отстает, так это в технологиях и бизнес-моделях, — считает собеседник. — Прежде всего, нужно научиться продвигать товары и услуги. В век интернета многие предприниматели застряли в офлайне. Чтобы сделать их ближе к покупателям, мы в свое время запустили онлайн-витрины со всем готовым — чтобы пользователь сегодня зарегистрировался на площадке и подал объявление, а завтра уже получил первых заинтересованных клиентов. Постепенно ситуация меняется к лучшему.

Фото из личного архива героя

Михаил считает, что мешает белорусам также отсутствие опыта и знаний. По его мнению, людям страшно начинать что-то свое и рисковать, а хорошие идеи нередко пропадают из-за сомнений.

— Многие в стране толком не учились, как вести бизнес, — все постигалось на личных ошибках. И тогда это работало. Однако время меняется: приходят новые технологии, возрастает конкуренция. Те, кто работал по старинке, рискуют остаться не у дел, — разводит руками собеседник. — К счастью, им начали помогать. Мы, например, недавно запустили проект «Куфаризация», с которым отправились в регионы. Каждый желающий мог бесплатно послушать лекции, получить консультацию по налогам и сыграть в квиз, который мы разработали вместе с «МозгоБойней», а заодно и выиграть приз на развитие бизнеса. На мой взгляд, если крупный и средний бизнес заботится об экономике, то должен помогать начинающим предпринимателям. Потому что без них белорусы никогда не будут богатыми.

Собеседник неожиданно останавливается около моста и показывает нам на декоративные вазы.

Фото из личного архива героя

— Только посмотрите! Не так давно покрасили, а краска уже слезла. Через год все повторится по тому же сценарию. Меня удивляет, что за государственные или коммунальные деньги приходится каждый год перекрашивать заборы, мосты и т.д. А еще плитка на тротуарах, которой прожужжал всем знакомым уши. Зачем ее столько? — удивляется Михаил. — Ведь более половины сельских дорог неасфальтированы. То есть деньги идут на плитку даже там, где люди не ходят, хотя вместо этого можно создать нормальную инфраструктуру на селе.

Фото из личного архива героя

«Я — экстремал в еде. Мне чем острее, тем лучше»

По пути заглядываем в уютное кафе позавтракать. Официантка, увидев Михаила, тут же предлагает шведский стол и получает одобрительный кивок. Через несколько минут на столе оказывается пара кусочков ветчины, сосиски, сырники и ложка оливье. Через минуту приносят капучино.

Фото из личного архива героя

— В кафе могу позволить себе больше. А вот дома на завтраке приходится экономить — катастрофически нет времени. Я либо делаю быструю овсяную кашу с изюмом, либо какие-то хлопья с молоком и очень редко — яичницу, — признается наш собеседник.

Зато когда Михаил оказывается в Стокгольме, то «завтрак превращается в праздничный ритуал»:

— Есть люди, для которых завтрак — это главный прием пищи. Например, для Эмели, моей невесты. Она много времени уделяет тому, чтобы все приготовить, расставить 7−8 тарелок на столе, красиво разложить продукты.

Топ-менеджер пьет много кофе — объясняет это эффектом плацебо:

— Я внушаю себе, что он меня взбадривает. На самом деле это отговорка для того, чтобы подвигаться немного: пройтись по офису, посмотреть что происходит, поговорить, сменить обстановку.

Михаил — большой поклонник юго-восточной кухни, а еще жить не может без острой пищи.

— Очень не хватает острых блюд. Я вообще экстремал в этом плане. Я иногда беру еду по принципу: чем острее, тем лучше. Если в индийском ресторане есть блюдо, под которым написано, что оно самое острое в стране или городе, для меня это верный знак, что я должен его попробовать. Хотя в Минске практически нет кафе и ресторанов, где умеют готовить по-настоящему острые блюда, — признается собеседник.

Один раз увлечение острым чуть не сыграло с Михаилом злую шутку. Дело было в центре Стокгольма — у киоска с хот-догами.

Фото из личного архива героя

— Этот хот-дог известен во всей стране и называется харакири. Владельцы лавки утверждают, что это самый острый хот-дог в мире, и я охотно верю. Там есть даже челлендж: кто съест этот хот-дог меньше чем за минуту и ничего не уронит, тому дают майку и заносят в список избранных. Правда, перед этим заставляют подписать контракт, что они не ручаются за последствия, — рассказывает Михаил. — Так вот, когда я его попробовал, мне показалось, что наступил конец света. Чили, которого там и так много, стал еще острее после нагрева. Прошла минута — и по всему телу пошла ужасная дрожь, хотя я съел всего треть. Потом наступила апатия, меня трясло и лихорадило. Никому не посоветую.

А вот по шведским блюдам Михаил, находясь в Минске, не скучает. Национальная кухня региона специфическая, на любителя. Многие редкие блюда связаны с традициями, но обычные шведы не решаются их пробовать.

Фото из личного архива героя

— Есть рыба с непереводимым названием «сюрстремминг». По сути, это небольшая килька, которая маринуется путем сгнивания. Исторически ее просто закапывали в землю для хранения, и она там подгнивала и создавала кисловатый привкус. Она настолько вонючая, что когда какой-то шутник в школе вылил жидкость из банки с рыбой под шкафчик, то всех эвакуировали — думали, что прорвало канализацию, — вспоминает Михаил.

Офис «на ногах» с видом на Вестерос

Быстрым шагом направляемся в офис, который расположен в центре города. Только переступив порог, Михаил приветствует девушек и «дает пять» — хлопает ладонью о ладонь.

— Мы не жмем друг другу руки, а хлопаем по ним. Такие жесты сближают и отличают нас от других. Все чувствуют себя единой командой и бережно относятся к традициям, которые когда-то сами и придумали, — объясняет глава компании.

В глаза бросается карта мира, на которой разноцветными кнопками-гвоздиками отмечены отдельные страны.

Фото из личного архива героя

— На карте видно, где доминируем мы (медиаконцерн Schibsted. — Прим. ред.), а где — конкуренты. Среди них есть и Facebook, который популярен в мире, но в Беларуси по разным причинам не стал лидером. Хотя в той же Мексике им пользуется более 90% интернет-пользователей.

Фото из личного архива героя

Заходим в кабинет и попадаем в… Вестерос: интерьер выдержан в стилистике «Игры престолов», а на одной из стен открывается вид на семь королевств. Если присмотреться, можно найти и элементы корпоративной истории. Например, билборд кампании под лозунгом «Будьте счастливы», на котором мужчина от радости обнимает машину после ее покупки на "Куфаре". «Отклонили „за низкий уровень эстетики и этики“. Но теперь это уже история, которой мы тоже дорожим», — отмечает собеседник.

Фото из личного архива героя

Внимание привлекают и подъемные столы, высоту которых можно регулировать по желанию — они установлены во всех кабинетах. Оказывается, топ-менеджер предпочитает работать стоя и даже отказался от кресла.

— Это чтобы быть в тонусе. Сидячий образ жизни ведь вреден, а стоячий — куда полезнее. Тем более что ты не просто стоишь все время, как истукан, а переминаешься с одной ноги на другую, — объясняет собеседник. — Поначалу трудно, постоянно об этом думаешь, но через пару недель организм привыкает. Сейчас сижу только на встречах, либо когда очень устал.

Фото из личного архива героя

Замечаем на столе камешки — спрашиваем об их происхождении:

— Пару лет тому назад мы с невестой путешествовали по США — с восточного побережья на запад. Где-то в Нью-Мексико проезжали небольшое индейское поселение, где и присмотрели себе сувенир. Оказывается, в этом штате есть залежи такого камня, и аборигены вырезают из него всё, что только могут. Эти камни можно покупать на развес. Я и решил взять себе, чтобы занимать пальцы. Правда, когда они падают из рук, то пугают людей. Так что, в конечном счете, перешел на спиннер.

Фото из личного архива героя

Фото из личного архива героя

Наше внимание привлек огромный сертификат на 20 тысяч куфов рядом со столом. Спрашиваем, не получил ли Михаил годовой бонус.

Фото из личного архива героя

— Хорошо бы, я бы не отказался. Именно такой получили победители бизнес-игры «Куфаризация». Приз можно потратить на открытие онлайн-витрины и продвижение товаров на "Куфаре". Сертификат уже успел побывать в Бресте, Гомеле, Гродно, Могилеве и Минске — объездил почти все областные города, — улыбается топ-менеджер.

«Смартфон приучил меня засыпать сразу после полуночи»

Михаил всегда со смартфоном — мобильные приложения работают, даже когда он спит.

Фото из личного архива героя

— Уже несколько лет использую приложение для контроля сна Sleep Cycle. Оно показывает, когда ты ложишься в постель, сколько времени на него тратишь. Из графика видно, что если еще пару лет тому назад я засыпал в два часа ночи, то сейчас — в районе полуночи. Я по натуре сова, и мне нужно что-то, чтобы загнать себя в постель. Это чуть-чуть мотивирует, — признается Михаил.

Фото из личного архива героя

А когда же Михаил просыпается, то полчаса читает в кровати мировые новости. «Как правило, листаю агрегаторы — международный Squid и шведский Omni, а чтобы узнать о событиях в Беларуси, запускаю «Новости TUT.BY», — добавляет он.

Фото из личного архива героя

Несколько приложений посвящены путешествиям. Mileways следит за всеми перемещениями Михаила за последние годы. Еще чуть-чуть — и карта Европы превратится в «паутину» маршрутов из-за бесконечных перелетов.

Фото из личного архива героя

Пользуется топ-менеджер и соцсетями, причем очень активно. А редкие товары ищет на "Куфаре". «Для многих эта площадка стала местом, где можно продать вещь, которая больше не нужна, а для меня — найти ее, пополнить свою коллекцию, особенно если речь о музыкальном раритете», — поясняет он.

«На русском читаю Булгакова, на шведском — саги о викингах»

Михаил свободно владеет четырьмя языками, так что в выборе книг ничем не ограничен. Недавно он прочел исторический опус на шведском, который не встретишь в русском или английском переводе. От того и книжная полка у нашего героя необычная, «интернациональная».

Фото из личного архива героя

— Когда язык знаешь хорошо, ты на нем думаешь. Если я буду читать книгу на шведском, то и думать начну на шведском, — объясняет собеседник. — Художественную литературу я читаю в основном на английском. Шведскую и белорусскую — редко. Бумажных книг давно не покупаю — на iPad удобнее.

Когда Михаил работал в России, он приобрел привычку посещать книжный недалеко от дома. Поскольку дела у магазина шли не очень хорошо, там постоянно проходили распродажи — книги Михаил скупал охапками. Тогда и прочитал впервые романы Булгакова, Толстого и Достоевского.

Фото из личного архива героя

Собеседник берет в руки книгу The Reconstruction of Nations американского историка Тимоти Снайдера. В ней описывается история развития территорий Беларуси, Польши, Литвы и Украины — еще с истоков Речи Посполитой.

Фото из личного архива героя

— Информация здесь подается с непривычного ракурса — через образ одного большого государства, из которого постепенно формировались отдельные новые нации. Хотя обычно историю пишут иначе: берут страну и показывают истоки ее образования, — поясняет собеседник.

Самым увесистым томом оказалось классическое произведение шведской литературы «Красный змей» Франца Бенфила. Ее автор рассказывает о героических подвигах легендарного викинга.

— В книге описан быт викингов в довольно циничном виде. То есть мы привыкли видеть викингов как злодеев, которые приплывают, грабят, убивают. А здесь все показано с бытовой точки зрения: грабеж и убийство для них были обыденными вещами, то есть преступная культура была для них естественным элементом повседневной жизни, — замечает Михаил. — Описывается период, когда викинги заселяли восточноевропейские территории, как они тащили свои галеи по волокам белорусских рек, встречались с полоцким князем, а дальше шли воевать с печенегами, византийцами. Хотя это художественная литература, я бы не искал четких исторических параллелей.

Среди книг чуть не затерялось пособие для руководителей. Его Михаил прочитал, когда впервые стал директором компании и столкнулся с тем, что вся ответственность упала на его плечи.

Фото из личного архива героя

— Нужно было прочитать что-то о том, как эту ношу несут другие. Я купил книгу, которая называется «Теперь ты решаешь». Она написана для директоров крупных корпораций. А я ее прочитал и пришел в стартап с тремя сотрудниками, — рассказывает Михаил. — Если честно, книга мне не понравилась — в ней полно ужасных советов, следуя которым можно разрушить свою жизнь. Но одну полезную вещь я все же из нее почерпнул — нужно время от времени интересоваться не только тем, что вдохновляет сотрудников и какие у них проблемы, но и чего они опасаются. Этот вопрос я задаю каждому из своих подчиненных раз в полгода. Сейчас у нас в команде около 75 человек вместе с модераторами и бухгалтерией, а также 1,2 миллиона уникальных пользователей в месяц, и мы продолжаем расти. Я уверен, что развитие проекта продолжится в таком же активном темпе и в будущем, правда, уже под руководством Артема Рабцевича. Он сменит меня на посту совсем скоро — в начале 2018 года.Фото из личного архива героя

«Мой рабочий день» — это проект о тайм-менеджменте и привычках офисной и личной жизни. Как выглядит типичный рабочий день? Что герой делает, чтобы успешно управлять персоналом? Какие книги читает? Какими мобильными приложениями пользуется и как они помогают управлять личным временем? Занимается ли спортом, чем питается и в каких вообще отношениях с ЗОЖем.

«Мой рабочий день» — это проект о тайм-менеджменте и привычках офисной и личной жизни. Как выглядит типичный рабочий день? Что герой делает, чтобы успешно управлять персоналом? Какие книги читает? Какими мобильными приложениями пользуется и как они помогают управлять личным временем? Занимается ли спортом, чем питается и в каких вообще отношения с ЗОЖем. Напомним, что героем предыдущего выпуска проекта стал заместитель председателя правления Приорбанка Бернд Розенберг. Читать полностью: https://finance.tut.by/news562883.html

Читайте также

Прогулка вместо обеда и «минимализм» на рабочем столе. Как работает топ-менеджер банка ВТБ
«На обед ем сало, в перерывах решаю судоку». Рабочий день австрийского топ-менеджера Приорбанка
-50%
-11%
-85%
-15%
-10%
-50%
-10%
-50%
-90%
0061689