102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  2. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  3. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  4. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  5. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  6. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  7. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  8. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  9. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  10. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  11. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  12. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  13. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  14. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  15. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  16. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  17. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  18. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  19. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  20. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  21. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  22. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  23. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  24. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  25. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  26. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  27. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  28. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  29. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  30. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
реклама


/

«Оклад был 370 рублей, а стал 150 рублей. Благо, что своих детей кормить не надо — большие уже, сами зарабатывают», — рассказывает Марина, которая работает воспитателем уже 24 года и получает 450 рублей. Злата Соколовская ушла из детского сада через два года работы — не выдержала постоянных переработок. «Приходишь домой к восьми вечера, а к семи опять на работу. Попросту не восстанавливаешься», — рассказывает девушка. После побега трех малышей из детсада в Светлогорске и последующего увольнения специалиста, которая недосмотрела за ними, FINANCE.TUT.BY поговорил c воспитателями об условиях труда, зарплатах и конфликтах с родителями.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Оклад уменьшился в три раза»

Марина (имя изменено по просьбе героя) работает воспитателем в Минске с 1992 года. Вначале она трудилась в детском саду при МТЗ — он считался ведомственным, так как принадлежал предприятию. Потом сад стал государственным, и оклад уменьшился почти в три раза: «Был 370 рублей «новыми», стал 150. Благо детей кормить не надо — большие уже, сами зарабатывают.

— Раньше зарплата была хорошая, особенно если наработаю много часов. А так как у нас воспитателей не хватало, трудились много. К окладу добавлялась «прогрессивка» в 25% и доплата за стаж 25%, все-таки 24-й год работы пошел. Бывало и шесть-семь миллионов старыми, а бывало и больше. А сейчас у меня оклад 150 рублей, и в целом получается 450 рублей.

Там много всяких надбавок, я и сама не могу понять, как все насчитывается. Раньше было несколько пунктов, четко знали — за что дают, за что снимают. Помню только, что 4 рубля дается на литературу, мы же выписываем газеты, — рассказывает женщина.

Когда в садике поменялся наниматель, Марина подумывала уйти.

— Хотела поменять работу, кардинально изменить профессию. Устаешь психологически от одного и того же. Причин много — зарплата, взаимоотношения с родителями, сами дети. Все-таки новое поколение пришло, — объясняет она.

Марина работает в первую и вторую смену по семь часов. Дополнительные хозработы наподобие покраски окон и стен женщину не пугают. «Каждое лето воспитатели занимаются этим, а что поделать. Мне ж надо подготовиться к учебному году, правильно? Иногда просим родителей, кто-то приходит, — поясняет Марина и подмечает, что «в принципе, красить не так сложно».

«Многие держатся, потому что там идет выработка, на пенсию выходишь раньше»

Минчанка Злата Соколовская по образованию религиовед. Ее специальность не связана с дошкольным воспитанием, но девушке все же удалось устроиться на работу в садик — помогла запись «педагог» в дипломе. Однако через два года Злата ушла, не выдержав плотного графика.

— Когда другой воспитатель болеет или уходит в отпуск, тебя ставят на замену. А это 12-часовой рабочий день. Приходишь домой к восьми вечера, а к семи опять на работу. Попросту не восстанавливаешься, — рассказывает девушка.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дополнительные часы оплачивались не полностью, максимум, который компенсировали, — полторы ставки. «Не бросишь же, не уйдешь. Правильно? Уже как могли, так и выкручивались. Заведующая, если была возможность, давала премии. Когда не было, просила: «Девочки, поработайте, найдем вам скоро замену», — говорит Злата. Девушка вспоминает, что такой режим длился примерно полгода.

— Никто не учитывал огромнейшей психологической нагрузки, не отслеживал момент выгорания. 12 часов с детьми — это чрезвычайно тяжело. Я просто спала на ходу, — вспоминает Злата. — Уже после увольнения мне звонили, просили вернуться, но я сказала «нет».

Злата вспоминает, что помимо переработок, нередко поручали дополнительные задания.

—  Например, я с мужем покрывала полы лаком, красила стены, штукатурила веранды, полола траву в саду и поливала ее, подметала веранды. Иногда родители помогали, но чаще все ложилось на наши плечи. Естественно, за это не доплачивали. Когда я спрашивала, в какое время я вообще должна делать ту или иную работу, мне говорили одно — это издержки профессии. Если надо стенгазету — значит, надо стенгазету. Муж приходит в шесть вечера, а я сижу вся в красках и рисую, — рассказывает девушка.

По словам девушки, в детском саду очень много бумажной работы. В первую очередь, это составление ежедневных планов. «Расписываешь все, от основного занятия, например, аппликации или конструирования, до прогулки», — отмечает Злата. Сейчас это делается в электронном виде, но еще пару лет назад планы писали от руки.

— Составляя план, ты должен опираться на литературу, которую рекомендует министерство. Лично я человек творческий и могу придумать занятие самостоятельно. Однако должна пользоваться чужими наработками. Но самое главное, что всю литературу, как правило, покупают воспитатели, — рассказывает девушка.

На этом затраты работников не заканчиваются: «На моей памяти никто нас не снабжал ни бумагой для рисования или распечаток, ни канцтоварами. Даже журналы групп, где отмечают присутствие и отсутствие детей, тоже покупали самостоятельно».

Нормированный рабочий день в детском саду — четыре дня по семь часов, один день — 12 часов. За такой график сейчас платят примерно 400 рублей. Поскольку Злата уже не работает в саду, она ориентируется на зарплаты бывших коллег и знакомых.

— 500 или 600 будет у людей с категориями, у тех, кто ведет кружки. Плюс доплаты за переработки, но они того не стоят, — признается Злата. — Вообще, если реально выполнять всю работу, то это недостойная зарплата. У меня перед глазами были люди, которые отдали профессии много лет. И такого уровня педагогам столько платить? Многие держатся, потому что там идет выработка, на пенсию выходишь раньше. У каждого свои причины.

Также Злата жалуется, что условия труда — не единственная проблема. Отношение родителей к воспитателям также оставляет желать лучшего.

— Даже из-за полной ерунды можешь «получить по голове». Например, на прогулке ребенок сел на траву и решил поползать. У него загрязнились штанишки, и к тебе сразу много претензий — почему не забрала домой, не постирала, не отутюжила и не отдала маме чистые. Я объясняю родителю: это ваш ребенок, и то, что он сел на траву, я не могла предвидеть. Однако потом меня вызывает заведующая, которой позвонила мама. А ведь у меня самой пять детей, все ходили в сад, и лично я никогда не жаловалась из-за грязных штанов, — рассуждает Злата.

Тут же она приводит другой пример.

— Одна женщина перевела к нам дочку из платного детского садика. Ушли оттуда, потому что приходилось далеко ездить, а наш сад прямо во дворе находится. Она рассказывала, что там родители сами проявляют инициативу и посильно помогают воспитателям. Надо принести вату для опытов или мыльные пузыри для экспериментов? На следующий день все есть. А у нас было так: один принес, второй принес, остальные проигнорировали. Или те же игрушки. Мы говорим: «Надо сформировать уголок строителя. Принесите, пожалуйста, у кого что есть». А нам в ответ: «Почему мы должны это делать? Если вы государственный сад, пускай вас государство и обеспечивает». Кажется, родители не думают, что их ребенок находится в саду больше, чем дома. В той среде, которую мы для него создаем.

«Кажется, зарплата всегда на одном уровне»

«У меня были маленькие дети, которых некому было смотреть. Поэтому пошла в сад и стала помощником воспитателя», — рассказывает Лариса Рогожинская. Она работает в одном из столичных детских садов уже 22 года.

— Однажды даже писала заявление на увольнение, но все-таки не ушла, — смеется женщина. —  То место, которое мне предложили, занял другой человек. У меня первое образование техническое, политехнический техникум, и я всегда хотела немножко поработать по этой специальности. А уже потом окончила Минский педагогический колледж.

Рабочий день у Ларисы длится с 7.00 до 14.00. Переработок, по словам женщины, у нее «почти нет».

— Но иногда приходится остаться. Кто-то в отпусках, кто-то на сессии — всякое случается. Но это редко бывает — может быть, два раза в месяц. Пока график работы меня полностью устраивает. К тому же есть смежные часы, когда работаю не одна, а вместе с воспитателем, — рассказывает Лариса. — Всю дополнительную работу, особенно ту, что возникает летом и перед осенью, делают родители. Они очень помогают. Даже больше мы им помогаем, чем они нам.

Лариса поясняет, что зарплаты в детском саду зависят от многих факторов: образования, стажа, специфики работы. Поэтому один воспитатель получает 300 рублей, а второй — в два раза больше. Свою зарплату женщина не называет, но многозначительно подмечает, что «кажется, она всегда на одном уровне».

— Но ничего, живем. Если бы было больше, я бы не отказалась. А кто может сейчас сказать, что у него достаточная зарплата? По-моему, нет такого человека, который скажет: «Мне хватит».

Читайте также

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
«Зарабатывали копейку на себя и детей, не развивались». ИП о проблемах, уходе из бизнеса и планах
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
«Просят зарплату от 700 рублей до 1000 рублей». Почему на рынке труда не хватает швей
-5%
-10%
-50%
-40%
-10%
-10%
-10%
-5%
-10%
-10%