Поддержать TUT.BY
143 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  2. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  3. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  4. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  5. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  6. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  7. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  8. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, «Шахтер» на 4 очка оторвался от преследователей
  9. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  10. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  11. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  12. Владимир Макей: «Сегодня никто не спорит, что Александр Лукашенко выиграл выборы»
  13. Референдум в Кыргызстане: страна становится президентской республикой
  14. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  15. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  16. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  17. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  18. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  19. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  20. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  21. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  22. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  23. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  24. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  25. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  26. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  27. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  28. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  29. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  30. В Минске прошел необычный концерт. На такой же можно будет попасть на следующей неделе
реклама


Светлана Малышко,

Более 3 тысяч рублей обязан выплатить Ганцевичскому райпо супруг умершей прошлым летом Людмилы Кашиной, которая работала продавцом магазина № 3 по ул. Лесной в Ганцевичах. Подробности истории рассказывает «Ганцавiцкi час».

Такого приветливого, добродушного и преданного своей работе продавца Ганцевичского РайПО – Людмилу Кашину – помнят многие покупатели и коллеги. Жаль, что её уже нет с нами
Продавец Ганцевичского райпо Людмила Кашина. Фото: Ганцавiцкi час

Иск в суд в отношении овдовевшего мужчины подало предприятие, которое прошлым летом насчитало попавшей в больницу женщине-продавцу недостачу в сумме 5197 рублей 37 копеек. Женщина работала в райпо, уже будучи на пенсии. В магазине по ул. Лесной она была единственным продавцом.

Как рассказала дочь продавца Ирина Метельская, ее мама почувствовала себя плохо, и 18 мая ее положили в больницу, а спустя пару дней перевели в реанимацию, где она впала в кому. Магазин все это время был закрыт.

«Я тогда понимала, что нужно срочно сделать ревизию, потому что в магазине хранились скоропортящиеся продукты. Поэтому я обратилась к маминым подругам, чтобы они помогли и поучаствовали, когда будет проводиться ревизия», — сказала Ирина.

Ревизию провели только 23 мая. Дочь также присутствовала при этом, но, по ее словам, была в стрессовом состоянии и не могла ни о чем думать.

«Мне было не до того», — говорит женщина. По ее словам, переучет товарно-материальных ценностей длился на протяжении десяти часов — до позднего вечера. «Все устали, было жарко, может, работники где-то ошиблись? Они сами тогда удивлялись и говорили, что в таком маленьком магазине неоткуда взяться такой большой недостаче», — рассказала Ирина.

По ее словам, для нее было шоком, когда на следующий день утром ей позвонили работники райпо и в категорической форме потребовали покрыть недостачу. Предлагали, например, для этого продать что-нибудь из имущества.

17 июня Людмила Кашина умерла.

После похорон матери Ирина пошла в райпо за матпомощью на похороны — а там ей снова напомнили о долге. «Меня просто не выпускали из кабинета, пока я не согласилась заплатить часть денег в счет погашения недостачи», — сказала женщина.

Из начисленных расчетных и «гробовых» (около 1050 рублей) 550 рублей дочь вернула райпо. И ей снова напомнили о недостаче. «Как так можно? Я же ведь не соседку похоронила, а маму… Они так давили, так обидно было, что я чуть не плакала», — сказала женщина. Но более всего ранило то, что довелось услышать негативные показания в адрес ее мамы. «Мать уже была на пенсии, и ее уговорили сначала идти работать в магазин „Сузор`е“, а потом в магазин на ул. Лесной, потому что никто не соглашался там работать, — сказала Ирина Сергеевна. — Получается, когда ее уговаривали, тогда она была хорошая, а теперь вдруг стала плохая. А ведь у нее 20 лет стажа работы в райпо. Если бы мама была жива, то, думаю, многое могла бы рассказать. А никто из нас теперь и защитить ее доброе имя не может, и пояснить, откуда взялась эта недостача, — тоже».

На суде ни дети Людмилы Кашиной, ни ее супруг не поддержали иск.

Вдовец сказал: «Мне не из чего платить… Пенсия маленькая, четыре кредита на мне висят… И хотя я вступил в права наследования домом, он все еще не мой, а банку мне предстоит еще тридцать лет кредит выплачивать!»

Дочь заметила: «Я не понимаю, почему мы должны платить? В каком документе, в каком законе это написано, что родственники умершего обязаны выплачивать предприятию недостачу? Ведь не мы работали продавцами в том магазине, в чем наша вина? И еще меня очень смущает сумма недостачи. Неужели наша мама могла допустить такую растрату? Как? Я не исключаю, что работники райпо могли ошибиться, когда проводили ревизию».

Она добавила, что ее теперь тревожит здоровье отца, которое в последнее время ухудшилось. «А если, не дай бог, с ним что-то случится, с кем райпо судиться будет? С нами, детьми? У нас свои семьи, мы не можем столько денег отдать непонятно за что», — пояснила дочь.

Женщина рассказала, что общалась с девушкой, которая приняла магазин после ее мамы, которой спустя месяц работы тоже насчитали недостачу на сумму около 1100 рублей. Продавец уволилась, и теперь этот магазин вообще не работает, здание собираются сдать в аренду или продать.

«Эта девушка также судилась с райпо и отказалась платить. Наверное, что-то не так считают в райпо? Откуда берутся такие суммы недостач?».

Когда судья огласил решение, что супруг должен погасить долг перед райпо в полном объеме, а также уплатить госпошлину в сумме около 185 рублей, мужчина возмутился: «Нет справедливости!».

Представитель райпо от комментариев отказался.

Ирина Метельская говорит, что после суда они обсудили ситуацию с отцом:

«Он в подавленном настроении. Говорит, что не хочет судиться дальше, потому что мало толку… Сказал, что надо платить. А из чего? У него и так денег нет, зарплата небольшая, пенсия тоже. Совсем без денег останется», — тревожится дочь.

У обеих сторон есть еще 10 дней, чтобы обжаловать решение суда.

-25%
-50%
-20%
-30%
-20%
-21%
-30%
-10%
-70%