Ренессанс
РРБ-Банк
13.5%
Доступный Плюс
РРБ-Банк
13.5%
Социальный
РРБ-Банк
13.5%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum+ (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.75%
Вклад в будущее (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.75%
Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.75%

Все вклады


Анатолий Нестерович — один из тысяч солдат, которых в 1980-е отправляли в зону устранять последствия аварии. Но сейчас он не может получить «чернобыльскую» прибавку к пенсии из-за ошибки в документах, допущенной не по его вине, пишет 1prof.by.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Анатолий Нестерович после возвращения из чернобыльской зоны, где он устранял последствия аварии, больше 30 лет проработал водителем. Пенсию оформил два года назад и, когда узнал, что имеет право на прибавку как причастный к ликвидации, очень обрадовался.

— Жена рано из жизни ушла, поднимать детей приходится одному, за учебу платить. А у меня пенсия — всего 236 рублей. Поэтому и работаю до сих пор, — объясняет Анатолий.

Однако мужчине отказали в назначении прибавки. Удостоверение пострадавшего от катастрофы на Чернобыльской АЭС у него есть, период службы совпадает с «чернобыльским», но для получения денег не хватало «правильных» документов. В архивах не смогли найти сведения о дозе облучения и даже фамилии личного состава части.

Анатолий решил обжаловать отказ в вышестоящей инстанции, связался со свидетелем-сослуживцем, которому надбавку уже выдали. Но снова потерпел неудачу. После двух отказов составил исковое заявление в суд, в этом помогла правовой инспектор труда Минского горкома профсоюза работников местной промышленности и коммунально-бытовых предприятий Тамара Жинкевич.

— Мы хотели избежать разбирательства, рассчитывали на диалог. Представили дополнительную справку из военкомата, где, в отличие от архивных документов, уже было указано, что Анатолий действительно был в определенный период в чернобыльской зоне. Но увы, — поясняет Тамара Жинкевич.

Сейчас документы находятся на рассмотрении в суде. Анатолий надеется, что решение окажется в его пользу и годичная эпопея наконец завершится.

«Можно на пальцах пересчитать иски, которые суд не удовлетворил»

В подобных спорных ситуациях нужно обратиться в специальную межведомственную комиссию, а следующей инстанцией может стать суд, советуют специалисты.

— В комиссию по отнесению граждан к категории пострадавших от катастрофы на ЧАЭС входят представители Минтруда и соцзащиты, Минздрава, Минобороны, МВД, нашего департамента. На заседаниях мы рассматриваем решения первичных инстанций. И они, как правило, оказываются верными: человеку обоснованно отказывают из-за нехватки документов. Но если мы видим, что, кроме слов, у заявителя есть косвенные «улики», то советуем обратиться в суд. Мы вправе работать исключительно с документами, в то время как судья — еще и с косвенными подтверждениями, — объясняет начальник отдела соцзащиты и правовой работы Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС при МЧС Беларуси Наталья Кахновская.

Специалист приводит в пример историю журналиста.

— К нам обратился журналист: говорит, документов нет, но писал об аварии с места событий. Показывает фото, где стоит на фоне АЭС. Мы на основании одного снимка ничего установить не можем, а суд решил вопрос в его пользу… За последние 5 лет я могу на пальцах пересчитать иски, которые суд не удовлетворил.

Наталья Кахновская уточняет, что «в законодательстве сказано, что человек может представить любые документы, подтверждающие факт направления и участия в специально запланированных работах».

— Для водителя это может быть путевой лист. Настоящее спасение для нас — зарплатные ведомости, которые должны храниться 75 лет. Например, в марте 1986-го человек зарабатывал условно 100 рублей, а потом несколько месяцев подряд — 500. Сопоставить факты несложно. Установить проживание на территории можно благодаря школьным журналам, больничным карточкам. Чтобы их найти, мы помогаем людям составлять запросы в архивы или направляем сами, в том числе за рубеж.

Специалист отмечает, что нередко обращаются по поводу досрочного выхода на пенсию сроком на 10 лет.

— Законодательством такая льгота установлена только для тех, кто находился в 10-километровой зоне. Но в Беларуси ближайшая точка от ЧАЭС — на удалении 13−17 км. Люди говорят: «Я же видел со своей деревни станцию!» Возможно, и видел, только она была дальше 10 км — это факт. В то же время не все знают, что если человек был участником ликвидации в зоне эвакуации и позже получил инвалидность, даже не связанную с трагедией на ЧАЭС, он имеет право выйти на пенсию на 5 лет раньше.

По словам Натальи Кахновской, возникает путаница с установлением надбавки участникам ликвидации и потерпевшему населению.

— Для лиц, имеющих право на льготы в соответствии со статьей 19, надбавка составляет 50% от минимального размера пенсии по возрасту. То есть половина от суммы в 49 рублей 83 копейки. Если речь идет о статье 24, то надбавка составит 25%, — говорит специалист. — Есть еще такой момент. В ранее действующем законе «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС» 1991 года есть статья 24, предусматривающая льготы для переселенцев, которые выехали из зоны с правом на отселение (до 15 кюри). А в новом, ныне действующем законе от 2009 года, льгота по статье 24 полагается тем, кто выехал из населенных пунктов с уровнем загрязнения от 15 кюри и выше. Поэтому документы надо читать не поверхностно. Но в любом случае, если у кого-то возникают сомнения, мы всегда поможем в них разобраться.

Читайте также:

фото: Александр Чугуев, TUT.BY
Стало известно, какие услуги и с какого числа тунеядцы будут оплачивать по полным тарифам
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Налоговики напоминают тунеядцам, что они могут вернуть уплаченный налог на иждивенчество
-26%
-10%
-10%
-10%
-35%
-20%
-30%
-15%
-10%
-25%