реклама

Личный счет


«Родился я в далеком теперь уже 1951 году, в деревне Усвея тогда еще Улльского района в крестьянской семье. Отец работал в МТС, мама в полеводческой бригаде — сначала в колхозе, затем, с 1958 года, в совхозе. Жили мы тогда еще бедно, и работать по дому пришлось с раннего детства, деньги за работу по дому естественно никто мне не платил», — рассказывает наш читатель Иван Судаков. FINANCE.TUT.BY продолжает публиковать самые интересные истории, которые пришли на конкурс «Мой первый рубль».

Дом, где я родился в 1951 году. Фото автора конкурсной истории

— В 1959—1962 годах, когда мне было 8−11 лет, мы со старшим братом начали заготавливать кору лозы. Кора заготавливалась весной, после первой грозы, она тогда уже легко отделялась от ствола и была сладковатой на вкус. Ходили мы в заросли лозы через заливной луг, это с километр от нашего маленького и бедного дома. Содранную кору мы прямо на месте вязали в пучки и на веревке относили домой. Далее пучки укладывались под навесом для просушки. За сезон мы собирали до 200 килограммов уже сухой коры. Затем к нам в деревню приезжали заготовители из Уллы, фамилии их помню до сих пор: Курман и Машарский, — и мы нашу лозу грузили на их телеги. Вот так мы и зарабатывали свои первые десятки, а затем, после деноминации 1961 года, уже рубли. Деньги мы отдавали родителям, и они тратились на наши школьные принадлежности и на сладости. Вкус монпансье из жестяных баночек и халвы запомнил на всю жизнь.

В школу, нашу деревенскую восьмилетку, я пошел в 1958 году. С пятого класса нас уже привлекали для оказания помощи совхозу на уборке урожая: копали картошку, убирали яблоки в совхозном саду, брали (рвали) лен вручную. На уборке картофеля платили 3−5 копеек за ведро в зависимости от урожайности. Начинали копать картошку за плугом после лошади, потом появились копалки различного типа. За день мне удавалось собирать 60−100 ведер картошки при хорошей урожайности. За месяц работы зарабатывал 40−50 рублей, по тем временам это были неплохие деньги.

Фото автора конкурсной истории.

Восьмилетку нашу закончил в 1966 году и поступил в Улльскую среднюю школу. Помню, там мы тоже работали в лесничестве, собирали шишки, садили лес вручную, заготавливали дрова для отопления школы, ремонтировали школу. Платили ли нам за это, уже не помню.

В 1968 году закончил среднюю школу, сдал выпускные экзамены и начал готовиться для поступления в вуз. Готовился не в смысле зубрил предметы, а зарабатывал в совхозе деньги для поездки в Минск. Работать пришлось на ферме, грузили вручную вилами и совковыми лопатами навоз на тракторный прицеп, стоя по колено в этом самом навозе. Вот так и заработал за месяц 50 рублей и в августе 1968 года поехал в Минск сдавать вступительные экзамены в престижный вуз страны — МРТИ (Минский радиотехнический институт). Экзамены сдал успешно и стал ждать вызова на учебу. К 1 сентября я уже был в институте, и нас отправили на уборку урожая в Березинский район, совхоз «Маческ», деревня Козлов Берег. Выполняли разные работы, сушили сено, убирали лен, копали картошку. Расценки за картошку были те же 5 копеек за ведро, но картошка была не очень хорошая, и больше 50 ведер собрать за день не удавалось. Заработал 50 рублей, которых хватало на 83 обеда в столовой БПИ.

В октябре вернулись в Минск и приступили к занятиям. Ребята в группе были из семей с разным достатком, и те из нас, родители которых жили беднее, подрабатывали на товарной станции на разгрузке вагонов по вечерам. За четыре часа работы удавалось заработать 8−10 рублей, и они были хорошим подспорьем к стипендии, которая была на первом курсе 35 рублей. Чтобы знать масштаб цен, замечу, что обед в столовой БПИ на Я. Коласа стоил 60 копеек. Мне на первом курсе общежитие не предоставили, и я жил на квартире, за койко-место платил 15 рублей тете Яде. Жили мы у тети Яди коммуной, скидывались на еду на месяц и готовили по очереди. Основным блюдом были макароны с жареной колбасой. Колбаса вареная стоила от 2,2 рубля до 2,8 рубля. Так что подрабатывать на товарке приходилось часто. На втором и пятом курсах я жил в общежитии и платил за него всего 2,5 рубля.

После первого курса поехал в стройотряд, работали в поселке Самохваловичи, строили там квасильный цех. Копали траншеи под фундаменты, заливали их бетоном, делали из бетона огромные чаны для закваски капусты. Работа была тяжелая, иногда в две смены. Обедали в столовой НИИ картофелеводства, а завтраки и ужины готовили наши девчата прямо на месте дислокации. За сезон заработали мы немного, рублей 200−300. Но для меня это было хорошим подспорьем.

ССО «Везувий», Самохваловичи, 1969 год. Фото автора конкурсной истории.

После второго и третьего курсов ездили в ССО на Чукотку, поселки Сеймчан и Омолон. Работали на строительстве завода ЖБК. Копали траншеи под фундаменты для оборудования, долбили ломами вечную мерзлоту — та еще работенка, заливали бетон под фундаменты. Работа была тяжелая, комары и мошка ели нас нещадно, все ребята были с опухшими лицами. Когда на строительстве завода случалось окно, то укладывали зимник на Колыме и штукатурили дома в поселке. Заливали фундаменты под опоры высоковольтной ЛЭП, проходящей через тайгу. Зарабатывали мы там за сезон по 1000 рублей. Дорогу туда и обратно на самолете оплачивали принимающие организации. После этих работ на Чукотке я отложил свои первые деньги на сберкнижку.

После четвертого курса уехать снова в ССО не удалось, нужно было отрабатывать технологическую практику на Минском электро-механическом заводе. Нас там оформили техниками, но мне надоело просиживать штаны, ничего не делая, и я оформился прессовщиком деталей из пластмасс. Работал в основном в ночную смену, сразу на трех прессах. Выдавал на-гора три нормы и заработал за месяц рублей 300. Все заработанное передал родителям, они строили новый дом в деревне, и деньги были нужны.

Дом, построенный отцом и мной в 1969—1972 годах. Фото автора конкурсной истории

На пятом курсе, 1973 год, отправили на преддипломную практику в городок Барань, на завод «Красный Октябрь», назначили на должность техника, и я приступил к сбору материалов для дипломной работы. Подработать еще где-то не получалось. У техника был оклад рублей 70 плюс премия.

После защиты дипломного проекта распределился на работу в тот же городок Барань, на завод в СКБ, назначили на должность инженера, положили оклад в 120 рублей. Были, правда, еще и премии. Проработал на заводе с сентября 1973 года по апрель 1974 года и был призван на службу в Советскую Армию. Сначала направили на курсы переподготовки офицерского состава в город Актюбинск, Казахстан, с апреля по июнь1974-го, затем после курсов отправили в звании лейтенанта на сопку в заполярной Чукотке, это в 25 километрах западнее поселка Ванкарем и в 10 километрах южнее от Северного Ледовитого океана, где я и прослужил с июня 1974 года по май 1976 года. Служил в должности начальника смены по обслуживанию оборудования Тропосферной радиорелейной станции (ТРРС). Зарплата составляла 400−450 рублей в месяц. Она практически никуда не тратилась, и после службы я увез на материк аккредитив на 10 000 рублей. Потом я их положил на сберкнижку.

Мои сберкнижки. Теперь это просто память. Фото автора конкурсной истории

После армии в сентябре 1976 года вернулся обратно в СКБ завода «Красный Октябрь» и проработал там до 1981 года старшим инженером. С 1981 года по 2003 год работал в разных должностях на ПО «Витязь» в Витебске. Тратил свободные деньги на строительство кооперативной квартиры, ее обустройство, на покупку радиоприборов для моего хобби, на компьютерную технику, на помощь стареньким родителям в деревне и обустройство нашего деревенского дома. Большая часть денег на сберкнижках досталась независимой Беларуси.

Фото автора конкурсной истории

В 2011 году вышел на пенсию. В настоящее время она равна 423,94 рубля. Трачу ее на оплату ЖКУ, кабельное телевидение, стационарный телефон, мобильный телефон, интернет, лекарства и еду. Никаких накоплений уже не делаю, не из чего.

-10%
-40%
-20%
-20%
-50%
-10%
-35%
-10%
-20%
0061272