реклама
Новенький
Банк ВТБ (Беларусь)
9.9 - 29.9%
12 месяцев
РРБ-Банк
14.5%
Всё серьёзно
Банк ВТБ (Беларусь)
14.9 - 22.9%

Все кредиты


/ /

В Беларуси третий год подряд ставят амбициозную задачу: создать 70 тысяч новых рабочих мест. В 2016-м эту планку перепрыгнули, а в прошлом — почти дотянули. Больше всего новых рабочих мест привычно открывают в Минске. В прошлогодних лидерах оказался производитель текстиля «Камволь», на котором провели модернизацию более чем за 110 миллионов долларов. FINANCE.TUT.BY побывал на предприятии и посмотрел, как на нем решают кадровый вопрос.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На кадровые проблемы на камвольном комбинате обратил внимание Александр Лукашенко, который в декабре прошлого года посетил модернизированное предприятие. При этом глава государства заявил, что «его радует тот факт, что в настоящее время не хватает людей, чтобы задействовать все производство». «И здесь нет никаких проблем, здесь нет катастрофы. У нас достаточно людей, которые хотели бы работать в таком аккуратном и чистом производстве», — заявил президент.

Напомним, в модернизацию «Камволя» за 5 лет — с декабря 2012-го по декабрь 2017 года — вложили более 110 миллионов долларов.

При этом чистая прибыль на предприятии за прошлый год составила 1,5 миллиона рублей против 8 миллионов в 2016-м. Выручка — 25,76 млн и 12,66 млн соответственно.

«Выходит где-то 500−600 рублей в месяц, еще могу подзаработать»

Сейчас на «Камволь» ищут около 80 работников, в том числе операторов мотального оборудования, ткачей, красильщиков, прядильщиков, заправщиков. К примеру, реставраторам готовой продукции на предприятии готовы платить 390 рублей в месяц. Большинство вакансий намерены закрыть за счет выпускников.

— Сегодня с учетом того, что мы заказали практически весь выпуск этого года Минского колледжа технологии дизайна и Барановичского колледжа легкой промышленности — это 60 человек, мы будем практически полностью укомплектованы кадрами, — рассказывает гендиректор «Камволя» Анатолий Субботко.

Напомним, ранее гендиректор предприятия отмечал, что проблема нехватки кадров заключается в том, что «комбинат расположен в столице». «Молодые люди могут найти себе более легкую работу, чем на камвольном производстве. Да, у нас сегодня стабильность, наращивание объемов, постоянная загрузка, нуждающимся предоставляем общежитие. Но девушке проще пойти в торговую организацию и просидеть за кассой 7−8 часов, чем трудиться за прядильной машиной», — говорил ранее гендиректор предприятия.

При этом в сентябре 2017 года на предприятии не хватало 130 человек, требовались работники по основным специальностям — ткачи, прядильщики, операторы ленточных машин, уточняет Анатолий Субботко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Выпускники должны прийти уже в конце мая. 15 из них уже приступили к работе. Некоторых берут на «Камволь», потому что они хорошо проявили себя на учебной практике.

Коллектив на «Камволе» молодой. Около 35% работников в возрасте до 31 года. Чтобы удержать кадры, предприятие в том числе предоставляет иногородним жилье.

— Если это молодая семья с двумя детьми, то она получает дополнительную комнату, — рассказывает гендиректор. — Кроме того, мы оплачиваем учебные отпуска, то есть на сессию, тем, кто получает высшее образование. Сейчас у нас таких около 40 человек.

К примеру, Александр Колесник уже 2 года работает на «Камволе» электромонтером. Он дважды был здесь на практике, пока учился, а потом его сюда распределили.

— Когда проходил практику, здесь было еще старое оборудование. Сейчас работать намного легче. Те станки частенько ломались, — говорит парень.

На руки молодой человек получает 350 рублей. Это сумма за вычетом платы за общежитие, которое ему выделили от работы. Начислено в последний раз было больше 700 рублей.

— Жена у меня пока не работает, учится, поэтому я единственный кормилец в семье, — продолжает парень. — Зарплата моя меня устраивает.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Татьяну на камвольный комбинат распределили год назад после окончания колледжа технологии и дизайна легкой промышленности. Девушка работает ткачом. Поскольку девушка иногородняя, ей выдали общежитие. Зарплата ее устраивает.

— Выходит где-то 500−600 рублей в месяц. Если хочу подзаработать, могу выйти в выходные на работу по двойной ставке. Можно обслуживать больше станков, за это тоже доплачивают, — перечисляет Татьяна. — Ткацкий цех единственный, который работает в три смены. Первая и вторая — восьмичасовая, а третья ночная. Так что возможность подзаработать есть.

Но у нас прошла модернизация, мы освоили новую технологию — стали производить совершенно другой вид ткани плюс объемы производства нужно увеличивать

«Есть ткачи, которые больше тысячи получают. А есть те, кто 450 рублей»

Но выпускники не могут закрыть все вакансии. Анатолий Субботко отмечает, что некоторых работников найти довольно сложно, а именно: специалистов нерабочих специальностей — технологов, химиков и других.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— У нас не готовят именно химиков-текстильщиков. А такие специалисты нам нужны, ведь мы освоили технологию крашения тканей, — говорит Анатолий Субботко. — Есть Могилевский институт продуктов питания, он готовит химиков, но не узконаправленных. Есть химики, которые работают с искусственными волокнами, есть химики для пищевой промышленности. А у нас своя специфика. Нужно составлять рецептурные решения для окраски тканей. Не любой цвет можно получить с помощью готовых красителей. Чаще всего это микс, нужно смешать несколько красителей в определенной пропорции. Есть оборудование, которое программой определяет рецепт, но все равно нужны корректировки.

По словам гендиректора, зарплата у большей части работников «Камволе» сдельно-премиальная, то есть что заработал, то и получил.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Есть ткачи, которые больше тысячи получают. А есть те, кто 450 рублей, — отмечает Анатолий Субботко. — Сдельно-премиальная оплата и у молодых специалистов, которые трудятся на производстве. Они три года учились, можно считать, что к нам приходит готовый специалист. Плюс три раза они проходят производственную практику. С нашим оборудованием не требуется какой-то особой физической или умственной работы. Машина очень много операций делает сама. Основная задача — это контроль. Единственное, после прядения тяжело заправлять машину. А все остальное несложно.

Прядильщица Нина Король работает на предприятии уже 33 года.

— Можно сказать, старожил. Третий год тружусь на новом оборудовании. То, что было раньше, и то, что сейчас, просто несравнимо. Сейчас работается гораздо лучше, — рассказывает Нина Король. — Хотелось бы, чтобы зарплаты немножко побольше были. В среднем я получаю 500 рублей. Сумма зависит от того, сколько наработаю. Если поработать в выходные, сверхурочные идут, зарплата получается немножко больше, потому что двойная оплата. Если какой-то срочный заказ, то у нас практически непрерывное производство. Если большой заказ, то и в ночные смены выходим.

«Ткачам выдают молоко за шум и пыль»

Анатолий Субботко добавляет, что устроиться на работу на камвольный комбинат можно и без образования, на предприятии обучают с нуля. Единственное условие — пройти медкомиссию.

— Производство у нас считается вредным, и ткачам выдают молоко за шум и пыль. Но все относительно. Производство после модернизации невозможно сравнивать с тем, что на «Камволе» было, скажем, в 2011 году. Но медкомиссию все же проходить нужно. Если медики разрешают заниматься той или иной работой, то человека берут. После обучения у него принимается квалификационный экзамен, и он может приступить к самостоятельной работе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

К примеру, Юлия Козак пришла на «Камволь» сразу после окончания школы в 2011 году.

— До модернизации работала на товарно-браковочном участке чистильщиком тканей, то есть исправляла небольшой брак, — рассказывает девушка. — Сейчас я заправляю станки, закладываю начало пути для того, чтобы ткалась ткань. Вообще, здесь я освоила несколько профессий. Это и чистильщик тканей и изделий, и вышивальщица 3 разряда, раскатчица, оператор узовязального оборудования. Решила и образование в этой сфере получить. Сейчас я оканчиваю Минский государственный колледж легкой промышленности по специальности «экономика организации производства».

По словам Юлии, работать ей в ткацком цеху очень нравится: «Работа здесь кипит, постоянное движение, коллектив хороший». Единственное, зарплату девушка хотела бы получать побольше. Сейчас она в среднем получает 450 рублей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Валентина Свирида тоже не имеет специального образования.

— Я нашла объявление в газете, писали, что можно пройти обучение. По образованию я штукатур. Год отработала по специальности, поняла, что это очень тяжелая работа для девушки, — говорит Валентина. — Решила попробовать себя в роли ткачихи. Здесь работать гораздо легче.

Перед тем как приступить к самостоятельной работе, девушка три месяца училась. Кстати, обучение предприятие ей тоже оплатило. «Только после обучения начала работать сама, — продолжает Валентина. — В среднем я сейчас получаю 500. В принципе, это нормальная зарплата, меня устраивает».

К слову, камвольный комбинат называют «женским» предприятием: здесь около 75% работников — девушки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В администрации предприятия рассказывают, что после модернизации работники «Камволя» учились всем комбинатом работать на новом оборудовании.

— В 2017 году мы осваивали технологию производства, фактически весь год учились, — говорит гендиректор предприятия. И тот продукт, который мы производили до модернизации и после, очень отличается. Теперь мы умеем делать не хуже, чем лучшие европейские бренды, — говорит гендиректор.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Проходили мы обучение здесь же, на производстве. Тут почти те же приемы прядения. Просто оборудование другое. Здесь компьютер, на старом все вручную нужно было делать. А теперь на кнопочки нажал — и всё, — отмечает прядильщица Нина Король.

Несмотря на то, что большинство операций на производстве механизированы, остался и ручной труд. К примеру, мелкий брак, скажем, затяжки на ткани, убирается вручную.

Кстати, если кто-то из работников допустит брак, его могут наказать рублем.

— Бывает, что получается брак. Если это происходит по халатности работника, то его материально наказывают. Каким будет вычет из зарплаты, определяет комиссия, зависит от степени его виновности, — поясняют сотрудники предприятия.

В декабре прошлого года со станков «Камволя» в промышленных масштабах начали сходить новые ткани. «Ткань наша стала вполовину легче, но без потери своих качеств, — продолжает Анатолий Субботко. — Сейчас мы работаем с частными компаниями, они шьют из наших тканей, и им они нравятся. Мы делаем упор на дизайн и уже знаем, какие ткани будем выпускать в этом году и в первой половине следующего. По результатам выставки в Париже составляется каталог, определяется направление работы».

Комбинат делает ткани только по заказу. Сейчас такого не бывает, чтобы производство простаивало. «У нас всегда есть заказы. Мы и раньше выпускали много тканей на российский рынок, в основном спецназначения, — вспоминает директор. — А сейчас мы экспортируем нашу продукцию во многие страны. Туркменистан заказал, Украина, Армения, Турция, Польша, Латвия, Литва, Казахстан, Кувейт, Молдова и другие».