1. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  2. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  3. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  4. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  5. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  6. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  7. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  8. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  9. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  10. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  11. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  12. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  13. «Восстановление костела — вызов для всех белорусов». Как Будслав пережил пожар в своей главной святыне
  14. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  15. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  16. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  17. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  18. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  19. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  20. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  21. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  22. Уборка, поминальная трапеза и цветы. Какой была Радуница на маленьких кладбищах Минска
  23. Очереди в пункт вакцинации «Экспобела» были такие длинные, что ввели предварительную регистрацию
  24. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  25. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  26. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  27. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  28. Журналиста TUT.BY Катерину Борисевич перевели из Жодино в СИЗО Могилева
  29. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  30. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
реклама


/ /

В Беларуси третий год подряд ставят амбициозную задачу: создать 70 тысяч новых рабочих мест. В 2016-м эту планку перепрыгнули, а в прошлом — почти дотянули. Больше всего новых рабочих мест привычно открывают в Минске. В прошлогодних лидерах оказался производитель текстиля «Камволь», на котором провели модернизацию более чем за 110 миллионов долларов. FINANCE.TUT.BY побывал на предприятии и посмотрел, как на нем решают кадровый вопрос.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На кадровые проблемы на камвольном комбинате обратил внимание Александр Лукашенко, который в декабре прошлого года посетил модернизированное предприятие. При этом глава государства заявил, что «его радует тот факт, что в настоящее время не хватает людей, чтобы задействовать все производство». «И здесь нет никаких проблем, здесь нет катастрофы. У нас достаточно людей, которые хотели бы работать в таком аккуратном и чистом производстве», — заявил президент.

Напомним, в модернизацию «Камволя» за 5 лет — с декабря 2012-го по декабрь 2017 года — вложили более 110 миллионов долларов.

При этом чистая прибыль на предприятии за прошлый год составила 1,5 миллиона рублей против 8 миллионов в 2016-м. Выручка — 25,76 млн и 12,66 млн соответственно.

«Выходит где-то 500−600 рублей в месяц, еще могу подзаработать»

Сейчас на «Камволь» ищут около 80 работников, в том числе операторов мотального оборудования, ткачей, красильщиков, прядильщиков, заправщиков. К примеру, реставраторам готовой продукции на предприятии готовы платить 390 рублей в месяц. Большинство вакансий намерены закрыть за счет выпускников.

— Сегодня с учетом того, что мы заказали практически весь выпуск этого года Минского колледжа технологии дизайна и Барановичского колледжа легкой промышленности — это 60 человек, мы будем практически полностью укомплектованы кадрами, — рассказывает гендиректор «Камволя» Анатолий Субботко.

Напомним, ранее гендиректор предприятия отмечал, что проблема нехватки кадров заключается в том, что «комбинат расположен в столице». «Молодые люди могут найти себе более легкую работу, чем на камвольном производстве. Да, у нас сегодня стабильность, наращивание объемов, постоянная загрузка, нуждающимся предоставляем общежитие. Но девушке проще пойти в торговую организацию и просидеть за кассой 7−8 часов, чем трудиться за прядильной машиной», — говорил ранее гендиректор предприятия.

При этом в сентябре 2017 года на предприятии не хватало 130 человек, требовались работники по основным специальностям — ткачи, прядильщики, операторы ленточных машин, уточняет Анатолий Субботко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Выпускники должны прийти уже в конце мая. 15 из них уже приступили к работе. Некоторых берут на «Камволь», потому что они хорошо проявили себя на учебной практике.

Коллектив на «Камволе» молодой. Около 35% работников в возрасте до 31 года. Чтобы удержать кадры, предприятие в том числе предоставляет иногородним жилье.

— Если это молодая семья с двумя детьми, то она получает дополнительную комнату, — рассказывает гендиректор. — Кроме того, мы оплачиваем учебные отпуска, то есть на сессию, тем, кто получает высшее образование. Сейчас у нас таких около 40 человек.

К примеру, Александр Колесник уже 2 года работает на «Камволе» электромонтером. Он дважды был здесь на практике, пока учился, а потом его сюда распределили.

— Когда проходил практику, здесь было еще старое оборудование. Сейчас работать намного легче. Те станки частенько ломались, — говорит парень.

На руки молодой человек получает 350 рублей. Это сумма за вычетом платы за общежитие, которое ему выделили от работы. Начислено в последний раз было больше 700 рублей.

— Жена у меня пока не работает, учится, поэтому я единственный кормилец в семье, — продолжает парень. — Зарплата моя меня устраивает.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Татьяну на камвольный комбинат распределили год назад после окончания колледжа технологии и дизайна легкой промышленности. Девушка работает ткачом. Поскольку девушка иногородняя, ей выдали общежитие. Зарплата ее устраивает.

— Выходит где-то 500−600 рублей в месяц. Если хочу подзаработать, могу выйти в выходные на работу по двойной ставке. Можно обслуживать больше станков, за это тоже доплачивают, — перечисляет Татьяна. — Ткацкий цех единственный, который работает в три смены. Первая и вторая — восьмичасовая, а третья ночная. Так что возможность подзаработать есть.

Но у нас прошла модернизация, мы освоили новую технологию — стали производить совершенно другой вид ткани плюс объемы производства нужно увеличивать

«Есть ткачи, которые больше тысячи получают. А есть те, кто 450 рублей»

Но выпускники не могут закрыть все вакансии. Анатолий Субботко отмечает, что некоторых работников найти довольно сложно, а именно: специалистов нерабочих специальностей — технологов, химиков и других.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— У нас не готовят именно химиков-текстильщиков. А такие специалисты нам нужны, ведь мы освоили технологию крашения тканей, — говорит Анатолий Субботко. — Есть Могилевский институт продуктов питания, он готовит химиков, но не узконаправленных. Есть химики, которые работают с искусственными волокнами, есть химики для пищевой промышленности. А у нас своя специфика. Нужно составлять рецептурные решения для окраски тканей. Не любой цвет можно получить с помощью готовых красителей. Чаще всего это микс, нужно смешать несколько красителей в определенной пропорции. Есть оборудование, которое программой определяет рецепт, но все равно нужны корректировки.

По словам гендиректора, зарплата у большей части работников «Камволе» сдельно-премиальная, то есть что заработал, то и получил.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Есть ткачи, которые больше тысячи получают. А есть те, кто 450 рублей, — отмечает Анатолий Субботко. — Сдельно-премиальная оплата и у молодых специалистов, которые трудятся на производстве. Они три года учились, можно считать, что к нам приходит готовый специалист. Плюс три раза они проходят производственную практику. С нашим оборудованием не требуется какой-то особой физической или умственной работы. Машина очень много операций делает сама. Основная задача — это контроль. Единственное, после прядения тяжело заправлять машину. А все остальное несложно.

Прядильщица Нина Король работает на предприятии уже 33 года.

— Можно сказать, старожил. Третий год тружусь на новом оборудовании. То, что было раньше, и то, что сейчас, просто несравнимо. Сейчас работается гораздо лучше, — рассказывает Нина Король. — Хотелось бы, чтобы зарплаты немножко побольше были. В среднем я получаю 500 рублей. Сумма зависит от того, сколько наработаю. Если поработать в выходные, сверхурочные идут, зарплата получается немножко больше, потому что двойная оплата. Если какой-то срочный заказ, то у нас практически непрерывное производство. Если большой заказ, то и в ночные смены выходим.

«Ткачам выдают молоко за шум и пыль»

Анатолий Субботко добавляет, что устроиться на работу на камвольный комбинат можно и без образования, на предприятии обучают с нуля. Единственное условие — пройти медкомиссию.

— Производство у нас считается вредным, и ткачам выдают молоко за шум и пыль. Но все относительно. Производство после модернизации невозможно сравнивать с тем, что на «Камволе» было, скажем, в 2011 году. Но медкомиссию все же проходить нужно. Если медики разрешают заниматься той или иной работой, то человека берут. После обучения у него принимается квалификационный экзамен, и он может приступить к самостоятельной работе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

К примеру, Юлия Козак пришла на «Камволь» сразу после окончания школы в 2011 году.

— До модернизации работала на товарно-браковочном участке чистильщиком тканей, то есть исправляла небольшой брак, — рассказывает девушка. — Сейчас я заправляю станки, закладываю начало пути для того, чтобы ткалась ткань. Вообще, здесь я освоила несколько профессий. Это и чистильщик тканей и изделий, и вышивальщица 3 разряда, раскатчица, оператор узовязального оборудования. Решила и образование в этой сфере получить. Сейчас я оканчиваю Минский государственный колледж легкой промышленности по специальности «экономика организации производства».

По словам Юлии, работать ей в ткацком цеху очень нравится: «Работа здесь кипит, постоянное движение, коллектив хороший». Единственное, зарплату девушка хотела бы получать побольше. Сейчас она в среднем получает 450 рублей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Валентина Свирида тоже не имеет специального образования.

— Я нашла объявление в газете, писали, что можно пройти обучение. По образованию я штукатур. Год отработала по специальности, поняла, что это очень тяжелая работа для девушки, — говорит Валентина. — Решила попробовать себя в роли ткачихи. Здесь работать гораздо легче.

Перед тем как приступить к самостоятельной работе, девушка три месяца училась. Кстати, обучение предприятие ей тоже оплатило. «Только после обучения начала работать сама, — продолжает Валентина. — В среднем я сейчас получаю 500. В принципе, это нормальная зарплата, меня устраивает».

К слову, камвольный комбинат называют «женским» предприятием: здесь около 75% работников — девушки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В администрации предприятия рассказывают, что после модернизации работники «Камволя» учились всем комбинатом работать на новом оборудовании.

— В 2017 году мы осваивали технологию производства, фактически весь год учились, — говорит гендиректор предприятия. И тот продукт, который мы производили до модернизации и после, очень отличается. Теперь мы умеем делать не хуже, чем лучшие европейские бренды, — говорит гендиректор.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Проходили мы обучение здесь же, на производстве. Тут почти те же приемы прядения. Просто оборудование другое. Здесь компьютер, на старом все вручную нужно было делать. А теперь на кнопочки нажал — и всё, — отмечает прядильщица Нина Король.

Несмотря на то, что большинство операций на производстве механизированы, остался и ручной труд. К примеру, мелкий брак, скажем, затяжки на ткани, убирается вручную.

Кстати, если кто-то из работников допустит брак, его могут наказать рублем.

— Бывает, что получается брак. Если это происходит по халатности работника, то его материально наказывают. Каким будет вычет из зарплаты, определяет комиссия, зависит от степени его виновности, — поясняют сотрудники предприятия.

В декабре прошлого года со станков «Камволя» в промышленных масштабах начали сходить новые ткани. «Ткань наша стала вполовину легче, но без потери своих качеств, — продолжает Анатолий Субботко. — Сейчас мы работаем с частными компаниями, они шьют из наших тканей, и им они нравятся. Мы делаем упор на дизайн и уже знаем, какие ткани будем выпускать в этом году и в первой половине следующего. По результатам выставки в Париже составляется каталог, определяется направление работы».

Комбинат делает ткани только по заказу. Сейчас такого не бывает, чтобы производство простаивало. «У нас всегда есть заказы. Мы и раньше выпускали много тканей на российский рынок, в основном спецназначения, — вспоминает директор. — А сейчас мы экспортируем нашу продукцию во многие страны. Туркменистан заказал, Украина, Армения, Турция, Польша, Латвия, Литва, Казахстан, Кувейт, Молдова и другие».

-5%
-21%
-20%
-70%
-50%
-15%
-15%
-5%
0073023