Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В 2020 году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  2. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  3. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  4. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
  5. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  6. На вторник и среду синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  7. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  8. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ
  9. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  10. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
  11. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  12. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  13. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  14. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  15. Белорусские биатлонистки финишировали пятыми в эстафете
  16. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  17. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  18. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  19. Минское «Динамо» обыграло дома «Северсталь». Это третья подряд победа «зубров»
  20. Поддержать TUT.BY может каждый. Вот простой и полезный способ
  21. Максим Знак остается в СИЗО, Игорь Лосик прекратил голодовку. Что происходило в Беларуси 25 января
  22. Провалы в памяти и догадки свидетелей. В Могилеве продолжают судить главу отделения Белгазпромбанка
  23. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  24. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  25. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  26. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  27. Судят соратников Тихановского, но его самого в суд не вызывают. Чем это грозит политзаключенному?
  28. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  29. Погода на неделю: циклон «Ларс» принесет в Беларусь снег, мокрый снег и дождь
  30. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
реклама


/

«В США ребенок — роскошь для среднего класса. А семьям, живущим за чертой бедности, не так страшно беременеть и рожать, так как им помощь оказывает государство. Они не платят за посещение врачей, лекарства, рожают бесплатно», — рассказывает 40-летняя белоруска Алена Павлова, которая сейчас живет в пригороде Филадельфии. Для Алены и ее супруга рождение ребенка в США обошлось примерно в 15 тысяч долларов. «Все, что требовалось, — наличие прописки. Так как у моего мужа она была, а я находилась на его иждивении, я автоматически получала право обследоваться бесплатно в госклинике», — говорит 33-летняя белоруска Злата Бьюкденай, которая рожала в Лондоне. Две белоруски рассказали, во сколько обходятся роды в США и Великобритании.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Так получилось, что обе сестры журналиста Алисы Ксеневич родили с разницей в четыре дня в сентябре 2017 года. Злата — девочку. Алена — мальчика. Злата рожала в Лондоне, Алена — в пригороде Филадельфии (США). Насколько разными могут быть ведение беременности и роды в двух западных странах, читайте в материале. 

Алена Павлова, США: Медсестра предложила присмотреть за ребенком, ее услуги включили в счет при выписке"

С точки зрения доходов, семья Павловых, живущая в «белом» пригороде Филадельфии, — ближе к нижней границе среднего класса. Алена — преподаватель английского в языковой школе при университете, ее муж — сотрудник инвестиционной компании. По словам Алены, их с мужем совместный доход соответствует доходу одного жителя их района.

— Чтобы обеспечить себя и двоих детей, мы оба должны работать, поэтому в три месяца сына пришлось отдать в садик. Самый бюджетный вариант, который нашли, с русскоязычным персоналом в русском районе Филадельфии, обходится нам в 180 долларов в неделю, то есть около 10 тысяч в год, — Алена Павлова. — Средний американский садик стоит в два раза дороже. Насколько мне известно по рассказам подруг, в американских садах еду детям не готовят, а кормят их тем, что дали с собой родители. Вместо кроватей — матрасики, застеленные родительским же постельным бельем. На время игр и бодрствования матрасы убираются, отдельной игровой комнаты нет. Развлекают детей телевизором (в нашем русскоязычном садике телевизора в принципе нет).

Павловы пользовались в США самой бюджетной медицинской страховкой на семью из трех человек, которая обходилась им в 200 долларов в месяц. Страховка работает таким образом, что за обращение к врачу пациент платит в любом случае. До какого-то предела (в случае Павловых — 5000 долларов на семью) стоимость услуг в полном объеме оплачивается пациентом. Когда же в своих расходах на медицинское обслуживание он выходит за пределы этой суммы, 80% стоимости обращений к врачу начинает покрывать страховая компания, 20% стоимости — пациент.

По словам Алены, беременность и роды обошлись их семье в 15 тысяч долларов. Это те расходы, которые не покрыла медицинская страховка, и которые Павловы оплатили из собственного кармана. Сюда вошли покупка выписанных докторами медикаментов, аппарата для замера сахара в крови, визиты к врачу и те три дня, что Павловы провели в госпитале после рождения сына. «В госпитале была хорошая палата, трехразовое питание, за которое, опять-таки, нужно платить. Есть телевизор и видеоканалы, по которым показывается, как кормить грудью, укладывать малыша спать и так далее», — рассказывает Алена.

— Парадокс в том, что в Америке ребенок — роскошь для среднего класса, — говорит Алена, — Семьям, живущим за чертой бедности, не так страшно беременеть и рожать, так как им помощь оказывает государство. Они не платят за посещение врачей, лекарства, рожают бесплатно. А если я скажу, что у меня нет денег платить за ведение беременности и роды, ко мне придут коллекторы и заберут наши с мужем машины, дом. Когда мы шли рожать, я сказала мужу: ты мне там нужен не для того, чтобы облегчить муки родов, не для того, чтобы держать меня за руку и увидеть малыша первым, а для того, чтобы защищать наши финансовые интересы. Если кто-то ко мне прикасается и какие-то манипуляции со мной совершает, ты должен спросить этого человека, сколько это стоит, и покрывает ли это наша страховка.

— Самая ужасная история моей американской беременности заключалась в следующем. Когда встала на учет, мне сказали, что поскольку я возрастная роженица, настоятельно рекомендуется сделать тест на генетику ребенка. Доктор дала телефон центра, где я могу сделать этот тест. Я захотела проверить точную стоимость теста, но нигде этой информации не было. Была только программка, с помощью которой онлайн, указав свою страховку и провайдера, можно было рассчитать примерную стоимость теста. Сумма 250 долларов показалась нам приемлемой. Весь тест заключался в том, что у меня взяли кровь из вены. Через какое-то время мне пришли результаты теста (хорошие) и уведомление от страховой компании с объяснением будущих счетов.

Фото с сайта pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com

Стоимость теста — 8000 долларов. Ценник удалось сбить в итоге до 200 долларов, но на это потребовалось потратить немало времени и сил.

— Третий месяц беременности, а тут такое! Звоню в страховую компанию. Мне ответили: «Мы ничего не можем сделать. Центр, в котором проводился забор крови, работает с вашей страховой компанией. А оборудование для процедуры предоставляет другая компания, с которой ваша страховая компания не работает». Лишних 8000 долларов в нашей семье не было, я решила бороться до конца, — рассказывает Алена Павлова. — Два месяца обзванивала различные инстанции, заявилась и к доктору, посоветовавшему мне сделать тест и давшему координаты центра. «Ребят, вы мне такую свинью подложили!» А она: «Что же вы сразу к нам не пришли? Мы вам дадим номер телефона представителя этой компании, он все уладит». Звоню представителю: «Не переживайте, это обычное дело. Раз вам пришли разъяснения счетов, компания от вашего имени уже начала встречный иск. Где-то через год вам придет счет от компании, но уже не на 8000, а на 600. Когда он придет, вы сразу звоните нам, и мы подаем иск уже от вашего имени, так что в итоге вы заплатите 400 долларов». Год спустя мне действительно пришел счет, который удалось скостить сначала до 400, а потом до 200 долларов (при условии, что оплачиваю его сразу же). То есть у них там свои игрища, суды, разборки, а мне откуда о них знать, и кто мне вернет эти потраченные нервы и пролитые слезы над долгом в 8000 долларов?

Алена приводит еще один пример.

— В первую ночь после родов врач наказал мне следить за дыханием сына, — в первые часы жизни есть опасность, что младенец задохнется. Я не спала всю ночь и к утру была крайне уставшей. Ко мне подошла медсестра и предложила забрать ребенка на пару часов на сестринский пункт, чтобы я поспала пару часов. Естественно, я согласилась и была очень благодарна за сочувствие и участие. Но, когда мы выписывались из госпиталя, эти два часа присмотра за ребенком были учтены в счете за оказанные медицинские услуги! При этом медсестра даже не заикнулась о коммерческой природе своего предложения помочь. Любые проверки температуры, давления, — все это делалось за деньги. Пребывание в госпитале обошлось нам в пять тысяч долларов. Самое ужасное в этом всем — даже не сумма, а то, что тебе никто не говорит, сколько и за что ты будешь платить. Тебя просто ставят перед фактом.

Алена рассказывает, что в США не существует предродового отпуска.

— Предполагается, что ты работаешь до последнего дня, до последнего часа. Потом у тебя начинаются схватки, ты едешь в госпиталь, рожаешь, а через два дня, родив ребенка, выходишь на работу. Только в двух штатах есть закон, по которому женщине предоставляется шесть недель отпуска после родов. В других штатах существует такое понятие, как отпуск по семейным обстоятельствам (это могут быть роды, уход за больным родственником, смерть в семье). Длительность отпуска устанавливает работодатель, причем на него можно рассчитывать только, если отработал в компании больше года. Кто-то дает шесть недель, кто-то три месяца.

В компании, в которой работает Алена, предоставляют шесть недель не оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком. В отпуск по семейным обстоятельствам можно уйти до родов, если состояние здоровья беременной не позволяет справляться с рабочими обязанностями.

—  Закончился отпуск — грудничков отдают в ясли (садики принимают малышей с 6 недель), а сами выходят на работу. Продлить его нельзя. В моем случае мне очень повезло с начальницей. Дату родов мне ставили на 14 сентября, но уже в середине августа мое состояние ухудшилось. Сжав зубы, я ходила на работу (никаких поблажек мне не делали, давали ту же нагрузку), аж пока у меня не началось кровотечение. Начальница на свой страх и риск — теоретически не имела права это делать — отпустила меня в не оплачиваемый отпуск на 12 недель. Через 4 дня я родила, почти на две недели раньше срока.

В компании, в которой работает муж Алены, если у сотрудника родился ребенок (неважно, мама ты или папа), дается три недели оплачиваемого отпуска с ребенком.

— Муж из трех недель взял только две, потому что закон законом, а за рабочее место все держатся. И если бы компании грозили сокращения, его вполне могли бы уволить первым, потому что он на целых 3 недели выпал из обоймы.

Злата Бьюкденай, 33 года, рожала в Лондоне: «Мой иммиграционный статус клинику не волновал»

Своего будущего мужа Злата Бьюкденай встретила, приехав в Лондон на отдых (у нее американское гражданство). Сам он пока не является гражданином Великобритании и находится в стране на бизнес-визе.

— Узнав о беременности в Лондоне, мы первым делом заполнили документы о том, что мой будущий муж обязуется нести за меня финансовую ответственность. Это необходимо для того, чтобы меня бесплатно обследовали в клинике. Мой иммиграционный статус клинику не волновал. Все, что требовалось, — наличие прописки. Так как у моего мужа она была, а я находилась на его иждивении, я автоматически получала право обследоваться бесплатно в государственной клинике района, за которым мы закреплены. В январе я начала обслуживаться в клинике. В феврале мы поженились. Никакой медицинской страховки покупать не надо было.

Качеством обслуживания в государственной клинике Злата очень довольна:

— Меня осматривали от и до. Сюсюкались со мной, утешали, когда узнали, что я с детства очень боюсь уколов. Каждый врач, у которого я проходила осмотр, поздравлял с беременностью, особенно, когда узнавал, что беременность первая, — рассказывает Злата. — Я пребывала в полной уверенности, что могу получить помощь любого рода. В клинике даже была комната, где можно было переночевать, если, например, беременная женщина повздорила с мужем, и не хочет возвращаться домой. Там ей предоставляется психологическая, юридическая помощь и трехразовое питание. Все бесплатно.

Чтобы присутствовать на родах в Лондоне, отцу ребенка не нужно проходить никаких тренингов. Более того, прийти в палату мужчине можно прямо с улицы, не переодеваясь.

— Можешь хоть в верхней одежде там сидеть, твое личное дело. Очень хорошие попались акушерки, они мужу и суп оставили, чтобы поел, и подушку дали, чтобы поспал. Схватки длились долго, — 22 часа, — муж отлучался купить мне еду, — яблоки, кофе, — никто не контролировал, что он там мне приносит поесть.

Злата рассказывает, что палата была «самая обычная».

— Соседей там нет, только ты и твой муж. Тем, кто решает рожать без эпидуральной анестезии, предоставляют лучшие палаты. Они гораздо большего размера, на самом высоком этаже, с панорамным видом на Лондон, огромной кроватью и бассейном, на случай, если роженица решит рожать в воде. Никаких доплат за это не взымается. Таким образом в Великобритании поощряют естественные роды без обезболивания. На 31-й неделе, когда проводят бесплатные курсы для молодых мам и пап, рассказывают о плюсах естественных родов в воде и родов на дому с акушеркой. Акушерка приходит на домашние роды из госпиталя. Вообще я поняла, что в Великобритании к родам относятся, как к абсолютно естественному процессу, а не к чему-то экстремальному. На курсах нам, беременным, говорили, что если даже нас забросят на вертолете куда-то в кущи Гайд-парка, мы и там родим. Тело знает, как рожать. Конечно, что-то может пойти не так. Но следует надеяться на лучшее.

Злата говорит, что после родов женщину с мужем и ребенком размещают в общей палате (палата разделена на сектора занавесками, так что женщин, детей и мужей слышно, но не видно), либо в отдельной палате с душем и туалетом с доплатой 120 фунтов за день.

— Мы выбрали второй вариант. Кормили бесплатно, трижды в день, причем можно было самой выбирать меню: курица, мясо, несколько видов десертов, вегетарианские блюда. За два часа до приема пищи приходила женщина с планшетом, показывала опции, я выбирала, что хочу съесть, она выдавала мне талон. С этим талоном я выходила из палаты к специальному фургончику и мне выдавали заказ.

Злата находится на иждивении мужа (которому право находиться в стране дает ведение им здесь бизнеса), поэтому никакого пособия при рождении ребенка ей не полагается.

— Мы не являемся гражданами Великобритании, и наша дочь, родившаяся здесь, не является гражданкой Великобритании. По паспорту Марго — гражданка США (у меня — американское гражданство). Дети, родившиеся в Великобритании, не получают право на гражданство, а получают право на постоянное место жительства. У меня ПМЖ будет в следующем году, спустя два года жизни в стране. Муж сможет претендовать на получение гражданства через полтора года. Дочь, соответственно, тоже. Мне нужно прожить в стране еще пять лет, чтобы начать оформлять гражданство.

-28%
-20%
-50%
-10%
-15%
-10%
-33%
-50%
-10%