реклама


«Моя мама в этом возрасте уже год пенсию получала, а мне соцпенсию еще ждать 4 года», — рассказывает 56-летняя Анна Балейко. За плечами у нее 14 лет работы в общепите, но для трудовой пенсии не хватает еще двух лет стажа, которые пропали из-за декрета и неофициальных заработков. Женщина пытается найти работу, но пока не получается. FINANCE.TUT.BY поговорил с людьми, которые попали в «пенсионную ловушку» — не выработали минимальный страховой стаж.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Белорусы, которые не выработали страховой стаж по новым правилам, попадают в «пенсионную ловушку»: они не могут претендовать на трудовую пенсию, им могут назначить только социальную: мужчины — с 65 лет, женщины — с 60 лет. Сейчас социальная пенсия составляет 103 рубля. По официальной статистике, сейчас в Беларуси 3,6 тысячи человек, которые оказались в «пенсионной ловушке».

Напомним, до 2014 года страховой стаж, который учитывается при определении права на трудовую пенсию, составлял 5 лет. А с 1 января 2014 года его увеличили до 10 лет, через год — до 15 лет. В 2015 году он уже составлял 15 лет и 6 месяцев. Ежегодно эта планка будет увеличиваться на шесть месяцев — до 20 лет.

«Предложили работать кастеляншей за 76 рублей, больше отдам за проезд»

— Мне 56 лет будет через четыре месяца. Работала инженером в проектном институте, у меня 12 лет чистого трудового стажа с уплатой в ФСЗН. Но этого, к сожалению, не хватает, чтобы выйти на пенсию, — рассказывает жительница Витебска Елена Овчинникова.

Она уволилась в 2002 году, после того как у нее серьезно заболела дочь Александра. После неудачной прививки у той возникло глазное заболевание — требовалась операция в Германии, а после — домашний уход. Ради этого Елена оставила работу и целиком посвятила себя девочке, пока той не исполнилось 18 лет.

Елена с дочерью. Фото из личного архива героя
Елена с дочерью. Фото из личного архива героя

На работу она больше не вернулась — из-за вынужденного большого перерыва она утратила квалификацию, потеряла время и уже не успевает доработать стаж. Этой весной Елене предложили на бирже труда работать кастеляншей за 76 рублей. Она отказалась, объяснив, что «больше отдаст за проезд». К тому же в этой ситуации будет применяться поправочный коэффициент: если она проработает год, то в стаж ей засчитают только полгода из-за того, что зарплата ниже минимальной.

Живет Елена в общежитии вместе с дочерью — его выделили еще в 1986 году.

— Когда мне предоставили этот блок, там было все убито. Мы тогда еще с мужем были вместе. Помню, он приехал с заработков, привез 600 евро, и я сама сделала ремонт, — вспоминает женщина.

Сейчас жилье собираются сделать арендным, это дополнительные расходы, которые семье не по карману, — нужно съезжать или искать необходимые средства.

— Была плата 110 рублей, а сейчас придется отдавать под 200 рублей. Получается, что я без пенсии и нормального дохода буду сидеть на шее у ребенка. Для нас единственная возможность выжить — приватизировать жилье, но с комнатой в общежитии так сделать не получится.

Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Александра Квиткевич, TUT.BY

«Сидела в декрете, но все равно подменяла местных работников»

— Моя мама в этом возрасте уже год пенсию получала, а мне соцпенсию еще ждать 4 года, — вздыхает 56-летняя Анна Балейко. За плечами у нее 14 лет в общепите — для выплат на заслуженном отдыхе ей не хватает еще двух лет стажа, которые пропали из-за декрета и неофициальной работы.

После школы Анна не поступила в минский медколледж и два года работала в филиале брестской фабрики сувениров, делала изделия из соломки. Потом Анна решила учиться в Пружанах, чтобы стать поваром: местное райпо объявило набор на обучение. Пока собиралась группа, она 5 месяцев проработала на комбикормовом заводе простым рабочим в строительной бригаде.

— После стройки поехали на курсы — день учились, день работали, — вспоминает женщина. — Позже оказалось, что эти шесть месяцев в стаж не пошли — мол, это была не полноценная работа, а обучение.

После Пружан Анна по закону должна была вернуться в свой район — это было начало 1982 года. Там она пробыла 5 лет, из них два с половиной года женщина провела в декрете — за это время вышла замуж и родила двух девочек. Без дела сидеть не приходилось: одновременно с воспитанием детей она подрабатывала в колхозе, «полола дзялку». «В 1987 году я взяла выписку, там 10 месяцев труда», — вспоминает женщина. Дальше семья переехала в соседнюю деревню Опадыще Ивановского района, где живет до сих пор.

— В нашей деревне был магазин, и меня сразу перевели туда, стала продавцом. Родила еще двух деток, сидела в декрете по три года, но все равно подменяла местных работников, которые пришли на мое место.

По закону женщина могла оставаться дома, пока ее последнему ребенку не исполнилось 16 лет. «В 1993-м родила и 2003-м вышла на прежнюю работу, когда четвертому сыну было десять лет», — рассказывает Анна. Там она числилась три года, пока у женщины не начались проблемы со здоровьем.

— До 2003 года я тоже не сидела сложа руки: у меня была семья, надо было их кормить, но возможностей заработать почти не было. Поэтому ходила в колхоз, полола по три гектара свеклы, чтобы хоть как-то детям вещи купить в школу. Но из этого мне почти ничего не засчитали в стаж, большую часть работы записывали на мужа, который числился там.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

В 2006 году женщина уволилась из магазина и забрала трудовую книжку.

— Были большие проблемы с сердцем, еле дорабатывала последний год, пока не нашли замену. Я же в магазине все делала одна, таскала мешки и другие тяжести, а в итоге не могла дома пол подмести и принести полведра воды.

Некоторое время Анна восстанавливалась, после чего пошла работать по договору подряда сторожем до 2010 года — вернуться в магазин не получилось, так как он закрылся. Одновременно женщина встала на биржу труда, но найти вакансию около дома не вышло.

— Нужны были продавцы в Ивановском районе. Но я же семейный человек и не могла ездить в деревню Верхустье на работу: это только до Иваново полтора часа, а потом еще пересадка. Так и осталась при своих интересах — до 2010 года была пастухом, а после уже совсем ничего не осталось.

Сейчас женщина живет в деревне Опадыще вместе с мужем-строителем, который каждый день ездит на работу за десять километров от дома. «Зимой они работали по четыре дня, и три месяца он получал от 110 до 130 рублей», — рассказывает Анна. Это единственный доход в семье Болейко.

«Муж хоть что-то получает, а я ничего не могу добиться»

58-летняя Тамара Юсупова живет в агрогородке Поплавы Березинского района уже 13 лет. Пенсионного возраста она достигла еще три года назад, но выплаты ей пока не положены — не хватает страхового стажа. Женщина попала в такую ситуацию из-за того, что много лет проработала за границей и сейчас не может подтвердить это документами. Вот и выходит, что официально она трудилась меньше положенного срока.

— Вышла замуж за военного. Мы постоянно переезжали, но много времени провели в Таджикистане, где я работала на заводе и в школе. Потом муж ушел на пенсию, и мы переехали в Минск.

В Беларуси Тамара трудилась уборщицей в школе, в 2010 году пошла сторожем в колхоз. Через четыре года ей исполнилось 55 лет, и на работе женщину предупредили о плановом увольнении — пришел пенсионный возраст. После этого Тамара позвонила в Пенсионный фонд, где услышала, что не хватает стажа, нужно подтвердить свою работу за границей и выплату страховых взносов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Чтобы разрешить ситуацию, Тамара послала запрос в прежние места работы. Справка пришла, но оказалось, что данных недостаточно: там подтвердили только то, что женщина в это время действительно числилась учителем в школе. Про отчисления в пенсионный фонд не было ни слова.

Добиться нужных данных не получается, доработать и восполнить недостающий стаж у Тамары уже не выйдет — остается ждать 60 лет и пенсии в 103 рубля. Поэтому женщина продолжает трудиться сторожем в колхозе.

— Муж давно ушел на пенсию, их же в 45 лет отправляют. Он получал белорусскую пенсию, а сейчас поехал оформлять российскую как гражданин России. Говорит, что «на эти деньги нельзя жить». Смеемся над этим — он хоть что-то получает, а я ничего не могу добиться.

От редакции. Если вы либо ваши родственники или друзья оказались в «пенсионной ловушке», то пишите на bobkov@tutby.com.

Поэтапное ежегодное повышение на 6 месяцев общеустановленного пенсионного возраста в Беларуси предполагает, что к 1 января 2022 года мужчины будут выходить на пенсию в 63 года, а женщины — в 58 лет.

В Беларуси средняя пенсия в апреле составила 314,8 рубля. Эта сумма равна 34,2% от средней зарплаты по стране. Напомним, правительство планирует в этом году поднять этот показатель до 40%.

Читайте также

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Белорусы могут онлайн рассчитать себе пенсию — на портале соцзащиты
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Минтруда — про договор ЕАЭС по пенсиям трудовых мигрантов, которые «возвращаются жить на родину»