реклама

Публичный счет


Рост числа вакансий на рынке труда связан не только с восстановлением экономики после кризиса, но и с демографическими трендами, в частности, старением населения и миграцией, считают некоторые эксперты. Напомним, сейчас в общем банке вакансий зарегистрировано 76 тысяч позиций, это рекордное число предложений от нанимателей за последние несколько лет. При этом сегодня наблюдается рост числа вакансий: в начале июня их было зарегистрировано 69,9 тысяч, а в начале мая — 65,7 тысяч.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

По мнению эксперта Центра экономических исследований BEROC Катерины Борнуковой, данные по количеству вакансий не совсем корректно отражают тенденции на рынке труда и, в том числе, уровень безработицы. «Предприятия обязаны регистрировать вакансии, а вот безработные далеко не всегда регистрируются на бирже труда. Сейчас Белстат проводит обследования рынка труда по методологии МОТ (Международной организации труда — Ред.), основанные на результатах опросов домашних хозяйств.

По результатам такого обследования за первый квартал 2018 года, безработица в Беларуси составляла 5.1%. При этом уровень официально зарегистрированных безработных гораздо более низкий — меньше 1% от трудоспособного населения. Таким образом, реальная безработица у нас в пять раз больше зарегистрированной», — пояснила эксперт в интервью Thinktanks.by.

К тому же превышение числа размещаемых вакансий над количеством желающих их занять, может свидетельствовать о других тенденциях. К примеру, о том, что в стране недостаточно специалистов с квалификацией и навыками, которые требуются работодателям. Или о том, что работодатели предлагают неконкурентоспособную зарплату.

С рынка труда уходит многочисленная когорта

Сегодня на рынок труда оказывают влияние демографические тенденции. «Достаточно длительное время на пенсию выходит большое количество людей, а замещает их на рынке труда все меньше молодежи. Сегодня на рынок выходят люди, которые были рождены в период значительного спада рождаемости, а покидают рынок труда те, кто был рожден в послевоенный беби-бум. Уходит многочисленная когорта, приходит малочисленная. В итоге сокращается количество людей трудоспособного возраста», — пояснила Катерина Борнукова.

Тенденция на старение населения и уменьшение числа трудоспособных людей наблюдается уже несколько лет, однако в кризисный период этот тренд был не так заметен на рынке труда. На количество вакансий также могла повлиять трудовая миграция. Можно предполагать, что в кризисный и послекризисный период многие белорусы уехали на заработки за рубеж. Однако объемы миграции оценить сложно.

«Из-за открытых границ граждане Беларуси могут устроиться на работу в России без оформления документов. В Польше другая ситуация — известно, что белорусы там довольно часто трудоустраиваются нелегально. Таким образом, мы не видим трудовую миграцию статистически. При этом можно предполагать, что многие из тех, кто выехал на работу во время кризиса, еще не успели вернуться, а часть из них и не планируют возвращаться», — сказала эксперт.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Переток из промышленности в сферу услуг будет продолжаться

Фактором, который будет оказывать все более заметное влияение на ситуацию на рынке труда, являются структурные изменения в экономике. «Сейчас происходит переток рабочей силы из одних отраслей в другие. В том числе — из промышленности в сферу услуг, из государственного сектора в частный. Если говорить о перетоке рабочей силы из промышленности в сферу услуг, то эта тенденция последние пятьдесят лет наблюдается во всех странах мира. Сегодня в развитых странах доля услуг составляет порядка 70% ВВП, в Беларуси около 50%. Можно ожидать, что тренд на рост сектора услуг будет продолжаться, и движение рабочей силы между секторами будет усиливаться. Что касается перехода людей из государственного сектора в частный, то это явление достаточно специфическое, характерное для нашей экономики», — рассказала Катерина Борнукова.

Эксперт пояснила, что качественная статистика по занятости в госсекторе долгие годы не велась, поэтому глубоко исследовать, как менялась ситуация на протяжении времени, невозможно. При этом с уверенностью можно говорить о том, что с 2012 года идет достаточно серьезное снижение занятости в госсекторе. Отчасти это связано с тем, что в начале 2000-х, когда наблюдался быстрый рост экономики, госпредприятия накопили слишком много избыточной занятости, и теперь происходит естественный процесс избавления от нее. Помимо этого, на сокращение влияет проведение модернизации предприятий и внедрение новых технологий.

«Несомненно, нынешняя ситуация гораздо лучше, чем та, что мы наблюдали во время кризиса и сразу после него. Однако проблемы, связанные с долгосрочными экономическими и демографическими трендами, по-прежнему сохраняются», — считает Катерина Борнукова.