реклама


/

«Не шел на больничный из-за финансовых обстоятельств, но не имел права предъявлять претензии компании», — рассказывает тимлид Павел, который работает в одной из компаний-резидентов ПВТ. Напомним, эти организации уплачивают взносы с ФСЗН не со всей своей зарплаты работников, а только с размера средней получки по стране. Соответственно пенсии и больничные этим специалистам рассчитываются исходя из средней зарплаты по стране. Из-за этого некоторые айтишники, которые работают в компаниях-резидентах ПВТ, предпочитают не уходить на больничные — в таком случае они значительно теряют в доходах.

FINANCE.TUT.BY разобрался в обратной стороне льготного налогообложения и расспросил программистов, как они относятся к сложившейся ситуации.

Фото: Reuters
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Работники ПВТ платят налоги в фонд соцзащиты со средней зарплаты по стране, в мае она составляла 944 рубля. Для сравнения, средняя зарплата в IT за этот же период — 3717 рублей.

На то, что из-за льгот для компаний-резидентов ПВТ бюджет ФСЗН не получает значительную сумму денег, обращают внимание в Госконтроле.

«Большинство намерено обеспечивать старость собственными сбережениями»

Виктор два с половиной года занимается full-stack веб-разработкой и уже сменил два места работы. Программист признается, что некоторые его коллеги действительно не берут официальный отдых из-за существенной разницы между «зарплатой айтишника и средней по стране».

— Конечно, все смотрят по самочувствию. Никто не заставляет человека работать, когда ему действительно плохо. Но если он чувствует, что ухудшение состояния временное и последствий для организма не будет, есть смысл не уходить на больничный.

Виктор поясняет — если заболевание несерьезное или симптомы проходят быстро, некоторые предпочитают остаток болезни работать из дома. Но подобное решение нужно согласовывать с руководителем департамента, который должен знать, почему сотрудник отсутствует на рабочем месте. Еще один немаловажный фактор — ответственность перед заказчиком, так как компания работает на аутсорс.

— На первой работе так делать было сложно, там ведется учет времени пребывания в офисе. Сейчас проще, но за всех не скажу, многое зависит от департамента.

Виктор пользовался официальным больничным на обоих местах работы. Самый продолжительный перерыв — пять дней. Парень вспоминает, что на первом месте работы болеть было особенно невыгодно — в сравнении с расчетом рабочего времени больничный оформлялся по значительно меньшему тарифу. «Наверное, оплачивали по законодательству», — добавляет разработчик. Вместе с тем в компании было пять так называемых «sick days» — это больничные, которые оформляют без документов и заявлений.

Парень говорит, что на нынешней работе «первые семь дней болезни в течение года компенсируются полностью и оплачиваются как рабочие». После оплата больничного становится стандартной для резидентов ПВТ — за первые шесть календарных дней полагается 80 процентов от средней зарплаты по стране, после — 100 процентов. Сергей рассказывает, что к болезням сотрудников в компании относятся лояльно.

— Главное — согласовать с остальной командой на проекте, чтобы перераспределить нагрузку или просто представлять, что из запланированного не получится выпустить в срок. Но поболеть без справки в принципе не получится. Если сказать, что работаешь из дома, но по факту ничего не сделать, скрыть правду от команды будет проблематично. На большинстве проектов есть ежедневная отчетность о задачах и результате.

Что касается пенсий, то Виктор признается, что пока не задумывался, как будет обеспечивать себя в старости. Средний возраст в его компании ниже 25 лет, рассказывает программист. На предыдущем месте работы показатель был еще меньше — 23 года.

— Могу предположить, что большинство намерено обеспечивать старость собственными сбережениями. Думаю, на пенсии минимум 500 долларов для комфортной жизни нужно, но вообще у всех разные потребности, состояние здоровья и образ жизни.

«Это обстоятельства, под которые человек сам подписывается»

Павел работает тимлидом в одной из IT-компаний, входящих в состав ПВТ. Парень вспоминает, что в его жизни были ситуации, когда из-за потери части зарплаты приходилось трудиться во время болезни.

— Не шел на больничный из-за финансовых обстоятельств, и нужно было работать даже в таком состоянии. Но я не имел ни человеческого, ни юридического права предъявлять претензии компании. Это условия, под которыми человек сам подписывается.

По словам программиста, большинство его коллег «не возмущаются сложившейся ситуацией, ведь часть компаний старается компенсировать премиями недостающую часть больничного». Если речь идет о пособиях на ребенка, то в декретный отпуск идет член семьи с меньшей зарплатой. Также люди ищут временную подработку с гибким графиком или возвращаются на работу сразу после рождения ребенка. Что касается пенсий, то «на нее никто не рассчитывает, особенно учитывая инфляцию».

— Когда выходишь на пенсию, ты никому не нужен. К тому же раньше была ситуация, что с 35 лет в программирование уже не брали. Сейчас ситуация изменилась, есть востребованность в специалистах. Но на государство все равно никто не полагается, и, как показывает мировая практика, люди вкладывают деньги в те вещи, которые не зависят от курса доллара. Это жилье, драгоценности, акции, стартапы. Что касается банковских накопительных программ, то я отношусь к ним с недоверием. Никто не гарантирует стабильный курс доллара или белорусского рубля. Поэтому глупо давать гарантии, что «ваши накопления» сохранятся.

По мнению Павла, многие айтишники выбирают вариант «смириться с тем, что есть, и получать хорошую зарплату».

— Нельзя сказать, что программисты довольны такой схемой отчислений. Все прекрасно понимают — сейчас у тебя есть возможность, которой нужно успеть воспользоваться. Из-за этого работают на износ. Есть фирмы, которые славятся тем, что выжимают из работников все соки. Кто-то может работать в таком режиме, но у него начинаются проблемы со здоровьем. В основном ситуация решается тем, что люди уходят на фриланс и удаленку.

«Молодежь еще не задумывается о будущем»

Фото: из личного архива героя
Фото: из личного архива героя

— Представьте себе такую ситуацию — программист едет на работу в машине, попадает в аварию и погибает. Дома у него остается безработная жена с двумя маленькими детьми до трех лет. По законодательству все нетрудоспособные члены семьи получают пособие в размере 40 процентов от среднего месячного заработка кормильца. В ПВТ взносы в ФСЗН делают от средней зарплаты по стране. Сорок процентов от нее и сорок процентов от средних по индустрии двух тысяч долларов — совершенно разные деньги, — рассказывает Ольга Лавская. Она один из организаторов первого в Беларуси профсоюза работников области информационных технологий (ПРОИТ).

Объединение только создается, и особый интерес к нему проявляют специалисты от тридцати лет. «Молодежь, которая только пришла после университета, еще не так активно задумывается о будущем. Другое дело, когда у человека есть семья и дети, которых нужно обеспечивать. Или у него потихоньку приближается пенсионный возраст», — объясняет Ольга.

Уже прорабатываются проблемные вопросы, которые члены союза планируют поднимать и по возможности решать. По мнению девушки, меньшее количество налогов — это неоспоримый плюс для работодателей, но не для сотрудников.

— Работник, в свою очередь, сталкивается с обратной стороной ПВТ-шных взносов в ФСЗН, которые обязан выплачивать работодатель, — от их размера зависят больничные, пенсии и пособия по инвалидности, ежемесячные выплаты, связанные с рождением ребенка. Уже сейчас люди до последнего ходят на работу. Человек может проснуться, понять, что ему плохо, съесть кучу таблеток, немного оклематься и пойти в офис. Даже если он не вырабатывает стандартные восемь часов, то на следующей неделе трудится двенадцать.

Однако что касается более масштабных выплат, то здесь выхода пока нет, считает Ольга.

— Знаю историю, когда жена работала тестировщиком, а муж был в институте преподавателем. Она родила ребенка, побыла с ним около четырех месяцев и вернулась на работу. Вместо девушки в декрет вышел парень, у которого была меньшая зарплата.

Ольга объясняет, что часть компаний старается решать вопрос больничных и отпусков с помощью премий, так как работодатели хотят удержать работников и предупредить текучку. Но это не совсем приемлемое решение для отрасли в целом — есть «сознательные» наниматели, а есть те, которые придерживаются законодательных норм. Плюс ко всему остается проблема долгосрочных пособий, исчисляемых с выплат в ФСЗН.

Организаторы профсоюза предполагают, что в будущем, когда к ним присоединится хотя бы четверть работников отрасли, появится возможность учредить пенсионный и социальный фонды.

— Эти возможности на сегодняшний день уже закреплены в уставах различных профсоюзов, например, профсоюза связи. Предполагается, разработать несколько пенсионных программ, чтобы каждый мог для себя определить размеры своих выплат и будущей пенсии. К слову, аналогичные программы сегодня существуют в некоторых банковских и страховых структурах.

«Коллеги из IT в пенсию не верят»

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

— Что касается больничных, то большинство IT-компаний, с которыми я сотрудничала, их оплачивают в полном объёме, то есть компенсируют разницу между оплатой ФСЗН и реальной зарплатой сотрудника за счет своих средств. Обычно по бухгалтерии это проводят как матпомощь. Также многие компании, на основании заявления сотрудника выплачивают взносы в ФСЗН в полном объёме, если сотруднику предстоит выход в декрет или надвигается пенсия, — о вариантах легального решения в сложившейся ситуации рассказывает эйчар Амина Идигова.

Кроме того, многие компании включают в соцпакет от трех до десяти дней в год, когда сотрудник может не появляться на работе и не приносить потом оправдательные документы, говорит специалист.

— Это очень удобно, если ты заболел, но не хочешь обращаться к врачу, или у тебя важное неотложное событие, например, экзамен. Я не сталкивалась с тем, чтобы сотрудники злоупотребляли доверием компании. Все пропуски по болезни или другой личной причине согласовывают с проектным менеджментом, если что-то срочное — работают удаленно.

По словам эйчара, что касается пенсии, то «коллеги из IT в своем большинстве реалисты и в пенсию не верят».

— Особенно после знакомства с тем, как работает пенсионная система в ведущих странах мира. Поэтому низкий размер пенсионных отчислений они не рассматривают как «минус». Скорее, каждый ищет свои личные способы обеспечить старость. Инвестируют в недвижимость, ценные бумаги, стартапы, делают отчисления в частные программы страхования и пенсионные фонды. Также очень внимательно относятся к собственному здоровью. Кстати, многие компании включают спорт в соцпакет, либо делают тренажерный зал в офисе.

Читайте также

Фото: TUT.BY
Власти озадачены тратами на больничные и хотят пересмотреть их расчет. Сколько сейчас уходит на эти выплаты?
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Командировки, трудовые книжки, страховой стаж, тунеядцы. Топ изменений за первое полугодие
0061901